Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 1

Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 1

Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 1XVIII в. был веком начала промышленной революции, пионером которой стала Великобритания. В 1800 г. формирующееся Соединённое Королевство Великобритании и Ирландии по промышленному производству на душу населения превосходило остальную Европу в 2,1 раза (если исключить аграрную Ирландию и взять данные только по Великобритании, разрыв наверняка окажется ещё более значительным). Столь быстрому успеху, несомненно, способствовало раннее формирование целостной национальной государственности и национального рынка. Ведь даже в 1820 г. среди западноевропейских стран внутренние таможенные пошлины отсутствовали, помимо Великобритании, лишь в Нидерландах и Франции, также переживших свои буржуазные революции, а также в Пруссии. В Испании, Австро-Венгрии, Швейцарии, Дании, Швеции они существовали (напомним, что Германии и Италии как единых государств тогда ещё не было; малые германские государства создали таможенный союз с Пруссией лишь в 1834 г.).

Экономика наиболее развитой страны Европы в начале XIX в. была по-прежнему в высокой степени защищена от внешней конкуренции. Эта защита распространялась на промышленность, сельское хозяйство и морской транспорт. В 1820 г. средний уровень импортных пошлин на промышленные товары в Великобритании составлял около 50%. В Нидерландах (включавших тогда Бельгию) он составлял 7%, в Пруссии и Швейцарии - 10, в Португалии - 15, в Дании - 30%. П. Байрош относит тогдашнюю Великобританию наряду с Испанией и Португалией к странам с высоким уровнем аграрного протекционизма, в то время как во Франции, Нидерландах, Пруссии, Дании, Швейцарии этот уровень оценивается им как умеренный. В отношении морского транспорта продолжал действовать Навигационный акт 1651 г., согласно которому товары неевропейских стран должны были доставляться в Англию исключительно на английских судах или судах страны-производителя (хотя в отношении независимых государств Западного полушария от этой системы уже начинали отказываться). В целом британское законодательство о мореплавании оценивается наряду с французским как протекционистское (нидерландское - как «мягко протекционистское», португальское, датское и прусское - как либеральное). В жертву интересам конкуренции приносилась и свобода передвижения - эмиграция квалифицированных рабочих была запрещена с 1719 по 1825 г.

Таким образом, вокруг наиболее развитой экономики Европы были выстроены наиболее высокие протекционистские стены. Соответственно интересам метрополии было подчинено и регулирование экономики колониальных владений. Традиционная колониальная система предусматривала, что метрополия является монопольным покупателем всего сырья колонии и монопольным поставщиком необходимых колонии товаров. Кроме того, сдерживалось развитие в колонии обрабатывающей промышленности, которая могла бы конкурировать с промышленностью метрополии . Эта система была подвергнута критике А. Смитом в 1776 г., однако продержалась после этого ещё более полувека. Д. Рикардо подверг сомнению тезис А. Смита, согласно которому практика колониальных привилегий обязательно невыгодна метрополии. Он обратил внимание на то, что политическая власть над отдалёнными территориями позволяет влиять на направления торговых потоков в интересах национального капитала: «Если бы для Ямайки и Голландии было выгодно обмениваться товарами, которые каждая из них производит, без всякого вмешательства Англии, то совершенно ясно, что при лишении их такой возможности интересы Ямайки и Голландии пострадали бы. Но если бы Ямайка была вынуждена посылать свои товары в Англию и обменивать их там на голландские, то английский капитал или английские агенты участвовали бы в торговле, в которой они при других условиях не принимали бы никакого участия. Они привлекаются в неё премией, которая уже уплачивается не Англией, а Голландией и Ямайкой».

Тезис, согласно которому выдающуюся роль в создании предпосылок для индустриализации сыграл колониализм и колониальная торговля, является в литературе практически общепринятым. Тем не менее некоторые авторы его оспаривают. Так, П. Байрош пишет: «Фактически Британская империя стала важна только в конце XVIII в., благодаря экспансии в Индию, которая реально началась в 1780-е годы. К 1797 г. Британия контролировала менее четверти индийской территории, но процесс колонизации тогда был в большой степени следствием технологического и экономического развития Британии. В конце XVIII в. Британия уже была «мастерской мира», используя выражение Чамберса». По его мнению, переход Великобритании от традиционной экономики к экономике современного типа произошёл в период между 1720 и 1780 гг. «На протяжении этих 60-70 лет все внешние рынки обеспечивали британской экономике только 4-8% совокупного спроса. Торговля с неевропейскими странами составляла 33-39% всей британской торговли, так что вклад будущих слаборазвитых стран давал самое большее 2-3% совокупного спроса».

Данное мнение, однако, не выглядит убедительным. Во-первых, предлагаемая датировка фактически неточна. В действительности, даже если не считать подготовительный этап организации факторий, широкая британская экспансия в Индию началась с битвы при Плесси и возведения Р. Клайвом Мир Джафара на престол Бенгалии в 1757 г. Победив Мир Касима и Шах Алама при Буксаре в 1764 г., англичане окончательно установили свой контроль на всём нижнем течении Ганга. Уже в 1773 г. был принят Закон об управлении Индией, который разделил административные и коммерческие функции Ост-Индской компании и учредил пост генерал-губернатора. Принятый в 1784 г. билль Питта означал лишь административную реорганизацию - он ограничил права Компании, поставив управление Индией под контроль королевских комиссаров.

Во-вторых, предпосылки индустриализации не сводятся исключительно к спросу внешних рынков. Следует напомнить, что в эпоху металлического денежного обращения большое значение для экономической активности по-прежнему имело накопление денежного металла в руках потенциальных инвесторов. Такое накопление в Индии осуществлялось посредством прямого грабежа и вымогательства, распространившихся после захвата Бенгалии. За 10 лет (1757-1766 гг.) англичане получили в Бенгалии только подарков на сумму 5 млн ф. ст.  По некоторым индийским оценкам, с 1757 по 1780 г. Англия вывезла из Индии безвозмездно в виде товаров и монеты 38 млн ф. ст.  Основным источником доходов Ост-Индской компании стал земельный налог, за счёт которого и закупались товары, вывозившиеся в Англию . В отличие от экономики государств Пиренейского полуострова в XVI-XVII вв., экономика Великобритании была вполне подготовлена к такому притоку ценностей, давая возможность обратить их в капитал.

В-третьих (и это главное), другие авторы в принципе ставят под сомнение подход, продемонстрированный П. Байрошем, сомневаясь в том, что количественная оценка доли колониальной торговли в общем объёме торговли Великобритании позволяет оценить её значение для индустриализации страны. Такой точки зрения придерживается, в частности, Колли. Действительно, в период от англо-шотландской унии 1707 г. до Семилетней войны (1756-1763 гг.) существенная часть экспорта и реэкспорта Великобритании, а также большая часть её импорта приходились на страны континентальной Европы. Однако, как отмечает Л. Колли, торговля Великобритании с другими частями света росла гораздо быстрее. В первой половине XVIII в. британский импорт из североамериканских колоний увеличился почти в 4 раза, из Вест-Индии - более чем в 2 раза, а ввоз чая Ост-Индской компанией - почти в 40 раз. 95% всего прироста британского экспорта на протяжении 60 лет после унии было обеспечено за счёт неевропейских рынков. Кроме того, товары, импортируемые из колоний, реэкспортировались, что улучшало состояние платёжного баланса Великобритании. По данным, приводимым Л. Колли, реэкспорт колониальных товаров к 1750 г. составлял почти 40% британского экспорта. По некоторым данным, в 1770-е годы Британия реэкспортировала (преимущественно в страны Северной Европы) 85% импортируемого табака и 94% кофе.

Наконец, приток колониальных товаров стимулировал экономическую активность на внутреннем рынке . Расширение потребления новых видов продукции означало радикальную смену образа жизни, что влекло за собой новые формы экономического поведения. Достаточно упомянуть о том, что потребление чая на душу населения возросло с 10 г в 1700 г. до 520 г в 1790 г.  Совокупное потребление сахара в Англии на протяжении XVIII в. увеличилось в 15 раз при росте населения менее чем в 2 раза . В конце XVIII в. в Великобритании ежегодно потреблялось 20 фунтов сахара на душу населения - в 10 раз больше, чем во Франции. Соответственно, по некоторым данным, импорт сахара в 1775 г. составлял пятую часть всего британского импорта. С 1750-х по 1820-е годы сахар лидировал по стоимости среди всех ввозимых Великобританией товаров.

Для количественной оценки роли различных регионов во внешней торговле Великобритании XVIII в. мы взяли современный статистический сборник, составленный Б.Р. Митчеллом. Данный источник, однако, приводит данные по Великобритании только с 1755 г. За более ранний период имеются лишь данные по Англии и Уэльсу. Соответственно мы рассматриваем изменение географической структуры торговли Англии и Уэльса в 1710-1750 гг. (табл. 2), а затем - торговли Великобритании в 1760-1790 гг. (табл. 3).

Большая часть внешней торговли Англии и Уэльса в 1710-1750 гг. действительно приходилась на Европу и Средиземноморье, которое в приведённых статистических данных не отделено от Европы (что представляется вполне оправданным, так как Османская империя владела в то время Восточным Средиземноморьем, включая его европейскую, азиатскую и африканскую части). Однако доля Европы и Средиземноморья в экспорте Англии и Уэльса в 1710-1750 гг. снизилась с 87,6 до 77,1%, а в импорте - с 63,6 до 50,5%. Более трети прироста экспорта Англии и Уэльса было обеспечено на счёт неевропейских рынков. Наиболее высокими темпами росла торговля с Америкой и Азией. При этом торговля с будущей Британской Северной Америкой (впоследствии Канада), большая часть которой находилась ещё под властью Франции, несмотря на высокие темпы роста, оставалась по абсолютной величине незначительной. В то же время торговля с будущими США, т.е. с британскими колониями и сопредельными территориями, дала свыше 10% экспорта и импорта Англии и Уэльса. Таким образом, наиболее значительное место среди неевропейских торговых партнёров Англии и Уэльса занимали именно британские владения.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 2
  • Закрепление экономического лидерства Великобритании
  • Отставание в темпах роста товарооборота Великобритании
  • Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 4
  • Отставание в экономическом развитии Британии
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 10/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________