Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 3

Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 3

Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 3Не уделяя первостепенного внимания формированию международно-правовой системы на европейском континенте, правящие круги Англии и Шотландии сосредоточились на решении иных задач: во-первых, на достижении государственно-правового единства Британских островов и, во-вторых, на формировании системы договоров, обеспечивающих ведение британской торговли в различных странах мира.

Договоры с правителями отдалённых стран заключались, как правило, привилегированными компаниями, обладавшими как военной силой, так и дипломатическими полномочиями. В то же время в борьбе с европейскими конкурентами использовалась вся мощь государства. Упомянутый Навигационный акт 1651 г. означал перехват Англией у Голландии лидирующей роли в международной торговле. По договору 1654 г., завершившему англо-голландскую войну, Голландия не только признала Навигационный акт, но и обязалась компенсировать ущерб, нанесённый английской Ост-Индской компании за период с 1611 г. В том же 1654 г. был заключён торговый договор с Португалией, гарантировавший распространение на Англию любых торговых выгод, которые могут быть предоставлены третьим странам (по позднейшей терминологии - режим наибольшего благоприятствования), а также право торговли в португальских колониях на равных с португальцами основаниях (национальный режим). Соответствующие льготы предоставлялись в одностороннем порядке. В морской торговле Португалия обязалась фрахтовать исключительно английские суда. Тем самым договор (действовавший до 1810 г.) фактически включил Португалию в экономическую империю Англии.

В странах Востока англичане первоначально с разрешения правителей арендовали территории для факторий и вели торговлю.

Затем, однако, они стали приобретать феодальные права. Так, к началу XVIII в. во владении Ост-Индской компании находилось три деревни близ Калькутты, в 1717 г. ей было пожаловано ещё 38 деревень, а также право беспошлинной торговли. Злоупотребление пожалованными правами (в частности, делегирование прав на беспошлинную торговлю) стало одним из основных рычагов распространения влияния Компании в Бенгалии. Британцы вывозили в Европу индийские ткани, причём производившие их ткачи при посредничестве индийских скупщиков были обращены в долговую кабалу. Утвердившись в Бенгалии после 1757 г., англичане стали осуществлять дальнейшую экспансию с помощью субсидиарных договоров. Согласно этим договорам, княжества ставили под контроль Компании свою внешнюю политику и нанимали для своей защиты отряды войск Компании. Войска содержались за счёт налогов со специально выделенных округов, в результате чего княжество разорялось или становилось должником Компании. Если сначала Компания лишь собирала налоги, то затем она стала осуществлять административные и судебные функции.

Таким образом, в основе господства Компании в Индии лежали, по существу, феодально-ростовщические отношения. Работники, поставлявшие Компании товары, были не свободным наёмными рабочими, а фактически крепостными. Политическое господство Компании распространялось как непосредственно военным путём, так и посредством закабаления «союзников» с помощью долгов. По мере его утверждения основным источником доходов становился земельный налог. Применение этих методов наиболее развитой страной Европы - яркий пример зависимости, по Ф. Броделю, «самых передовых» способов производства от «самых отсталых».

Другим таким примером является использование рабского труда в странах Нового Света, включая британские колонии. Рабы были важным товаром для английских торговцев, которые заняли место голландцев в качестве крупнейших торговых посредников между континентами. Утрехтский мирный договор 1713 г. закрепил за Великобританией монопольное право ввоза рабов в американские владения Испании. Ввоз британскими торговцами рабов из Африки в Америку увеличивался вплоть до конца XVIII в. По оценке П. Лавджоя, с 1701 по 1800 г. британские торговцы перевезли через Атлантику 2532 тыс. рабов, португальские - 1796 тыс., французские - 1189 тыс., голландские - 351 тыс., североамериканские - 194 тыс., датские - 74 тыс.1 Британский парламент принял закон о запрете торговли рабами 25 марта 1807 г.

Там, где британская экспансия ещё не зашла столь далеко, как в Индии, договоры могли быть равноправными или даже давать другой стороне определённые преимущества. В 1757 г. Китай ввёл монополию торгового общества Кохонг (Гунхан), ответственного перед правительством, на торговлю с европейцами. Торговля двух монополистов (Кохонг и Ост-Индской компании) продолжалась до отмены монополии Ост-Индской компании в 1833 г. При этом китайское правительство долгое время считало, что может разговаривать с европейцами с позиции силы. В 1792 г. китайский император Цянь Лун писал английскому королю Георгу III в ответ на предложение о расширении торговли: «Удивительные и драгоценные предметы меня не интересуют. Я... не нуждаюсь в изделиях твоей страны. Тебе надлежит, о Король, уважать мои чувства и выказывать впредь ещё большую верность и преданность, дабы неизменной покорностью Нашему трону обеспечить в дальнейшем мир и процветание своей стране». Даже в 1839 г. императорский комиссар утверждал, будто «то, что поступает в Китай из-за границы - не более чем игрушки».

Со своей стороны, Франция - основной стратегический соперник Англии в период 1688-1815 гг. - преследовала свои основные цели всё же в Европе. По своим возможностям на море она явно уступала голландским и английским конкурентам. Ещё в 1661 г. Кольбер «сообщал королю, что соседи-голландцы имеют до 16 тысяч кораблей, тогда как у французов их не больше тысячи, и они принуждены пользоваться голландскими судами для сношений со своими американскими владениями». Соответственно в борьбе с Англией в XVIII в. Франция «не раз проигрывала битвы, потому что не могла в решающую минуту перебросить по морю войска и припасы».

Тремя неделями раньше - 2 марта 1807 г. - в США был принят закон о запрещении ввоза рабов на территорию страны с 1 января 1808 г. Это, однако, не мешало американским торговцам продолжать поставлять рабов из Африки в страны Центральной и Южной Америки.

Из авторов, описывающих противоборство Англии и Франции за господство в Индии, К. Антонова обращает внимание в первую очередь на систему политических приоритетов, обусловивших относительную пассивность Франции в борьбе за свои неевропейские владения. Она указывает, что «абсолютистское правительство Франции не придавало должного значения своим заморским владениям» и цитирует одного из французских министров: «Мы имеем колонии, которые я уступил бы за булавку, будь я королём Франции» . Действия французов в Индии порой были парализованы конфликтами между руководством французской Ост-Индской компании и присланными из метрополии военачальниками.

Со своей стороны, Б. Кагарлицкий делает акцент на экономических преимуществах британцев. Он указывает, что английская торговля в Индии по объёму превосходила французскую в 4 раза, так что «для французского капитала, уступавшего британскому по степени развития, ресурсам и опыту, было вполне естественно перевести соперничество в военно-политическую плоскость... Однако французские политики и предприниматели в Индии, бросив вызов своим британским конкурентам, не осознавали, до какой степени быстро и эффективно Ост-Индской компании удастся перенять эту же модель» .

Энергичный директор французской Ост-Индской компании Дюпле первым начал создавать вооружённые силы из индийцев под командой европейских офицеров , а также первым взял в свои руки сбор налогов на контролируемой Компанией территории . Во время войны за австрийское наследство (1744-1748 гг.) французы взяли Мадрас, однако, вопреки мнению Дюпле, его укрепления не были срыты. По мирному договору 1748 г. Франция вернула Мадрас англичанам вместе с его укреплениями в обмен на уступки в Европе. После заключения мира военные действия между индийскими правителями, поддерживаемыми французами и англичанами, продолжались. Однако в 1754 г. недовольство акционеров французской Ост-Индской компании убытками, которые она приносила, привело к тому, что один из директоров Компании Годе подписал с англичанами мир на их условиях (всего за 2 года до возобновления войны между метрополиями). Дюпле был отозван во Францию.

В целом победа Великобритании в борьбе с Францией была обусловлена её экономическими преимуществами, среди которых важную роль сыграла система покрытия государственных расходов посредством заимствований на финансовых рынках. Перенятая у Голландии в конце XVII в., эта система, по признанию современников, представляла собой важнейшее преимущество Великобритании перед Францией, позволявшее ей мобилизовать для ведения войны гораздо большие средства. За время Семилетней войны (1756-1763 гг.) государственный долг Великобритании увеличился с 74 млн до 133 млн ф. ст.  Соответственно погашение долга требовало масштабного налогообложения в метрополии. Акцизами облагались не только спиртные напитки, вино, пиво, табак и шёлк, но также свечи, мыло, кожа, крахмал, дома, окна, лошади и экипажи.

Поражение Франции в борьбе с Великобританией предопределило британское господство в мировой экономике, подкреплённое господством британского флота на морях. Венский конгресс признал за Великобританией право морской блокады, которое официально утвердило её господствующее положение на международных коммуникациях . В то же время Франция в результате Революции конца XVIII в. создала классическую модель государственности (единый и неделимый суверенитет, равенство граждан перед законом), которая стала образцом для подражания в национально-государственном строительстве XIX-XX вв. Проиграв войну, Франция тем не менее добилась на Венском конгрессе фактического признания модели суверенитета, созданной Революцией (Бурбоны вернулись тогда «на бонапартовский престол»). Соответственно лидерство в мировой экономике осталось за Великобританией, роль образца в развитии новейших государственных форм - за Францией. Такое разделение не представляло затруднений для историков: экономическое развитие изучалось на английском примере, а политическое - на французском (как в своё время отмечал Ф. Энгельс). Этот синтез английской экономики и французской политики рассматривался как идеальный образец современного государства, которое противопоставлялось «несовременным». Тот факт, что английские политические формы «современности» соответствовали весьма слабо, мало кого смущал.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Слаборазвитые страны: британское принуждение к либерализации
  • Колониализм и промышленная революция в Великобритании - Часть 1
  • Внешняя политика Англии в середине XVIII века
  • Английское управление Индией: от Ост-Индской компании к государственному ко ...
  • Продолжение английской политики: война с равными и с неравными
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________