Экономическое могущество Великобритании - глубже и шире политического

Экономическое могущество Великобритании - глубже и шире политического

Экономическое могущество Великобритании - глубже и шире политическогоОтсутствие единого внешнеторгового барьера объяснялось направлениями торговых потоков в рамках империи. Как отмечал Ю. Шишков, экономические отношения метрополии со странами империи строились по модели «втулки и спиц» (hub and spokes): зависимые страны были тесно связаны с метрополией и слабо - между собой. Экономика метрополии играла роль промышленного «города», а экономика периферийных стран - сельскохозяйственной «деревни».

«Спицами» в колесе британской экономики были не только страны, политически зависимые от Великобритании. Торговые договоры со странами Латинской Америки были заключены ещё в начале XIX в. Либеральные реформы привели к резкому усилению британского давления на слаборазвитые страны с целью допуска английских товаров на их рынки. Последовало заключение договоров о свободной торговле с Османской империей (1838 г.), с Таиландом (1855 г.), навязывание свободной торговли Китаю. Даже в числе причин Крымской войны историки называют недовольство Лондона усилением русского протекционизма и его распространением на Закавказье .

В мировой торговле XIX в. Великобритания занимала центральное положение. В 1900 г. она была крупнейшим торговым партнёром не только стран Британской империи (Индии, Австралии) и независимых государств среднего уровня развития (Испании, Аргентины), но также высокоразвитых стран, причём как проводивших относительно либеральную внешнеторговую политику (Швеции), так и протекционистских (США, Германии, Франции, Италии).

В XIX в. Европа переживала промышленную революцию, и растущая промышленность требовала протекционистской защиты. П. Байрош и Р. Козул-Райт, исследовав динамику ВВП и внешней торговли 7 стран континентальной Европы (Бельгии, Дании, Германии, Италии, Франции, Швейцарии и Швеции), выявили следующую закономерность. Первое 10-летие после перехода к протекционистской политике характеризовалось замедлением роста внешней торговли и ускорением роста экономики. Второе 10-летие отличалось дальнейшим ускорением экономического роста и одновременно повышением темпов роста внешней торговли, которая увеличивалась быстрее, чем в предыдущее десятилетие, и даже быстрее, чем в течение десятилетия, предшествовавшего переходу к протекционизму. Это означало, что промышленный потенциал, созданный в условиях защиты внутреннего рынка, обеспечивал более широкие возможности участия в международном разделении труда .

Так или иначе, возможности ввоза британских товаров в страны континентальной Европы в период с конца 1870-х годов существенно ограничивались. В этих условиях британская торговля в значительной мере переориентировалась на неевропейские страны. Однако она вовсе не сосредоточилась преимущественно на колониях и доминионах. На протяжении 1890-1904 гг. доля внутри-имперской торговли в товарообороте стран Британской империи колебалась в диапазоне 24-27%2. Среди внешнеторговых партнеров Соединённого Королевства первое место занимали США и лишь второе - «жемчужина британской короны» - Британская Индия. Следующая страна Британской империи - Австралия - находилась лишь на седьмом месте. Между тем торговля ведущих колоний и доминионов, кроме Канады, ориентировалась преимущественно на страны Британской империи, в первую очередь на саму Великобританию.

Нельзя также утверждать, что колонии и доминионы служили главными источниками сырья для британской промышленности. Доля стран империи в сырьевом импорте Соединённого Королевства была выше, чем в его промышленном импорте. Однако большая часть сырья, импортируемого Соединённым Королевством, приходилась на политически независимые от него государства.

Пока Великобритания имела конкурентные преимущества на мировых рынках, система свободной торговли её устраивала. В условиях ослабления британских позиций усилилось стремление к формированию зоны привилегированной торговли с использованием сложившихся политических связей. Министр колоний Дж. Чемберлен выступил за переход Британии к протекционизму и превращение Британской империи в таможенный союз. Проект не был реализован, однако с 1897 г. началось введение самоуправляющимися колониями тарифных преференций в пользу Великобритании. Со своей стороны, Великобритания по настоянию Канады расторгла торговые договоры с Германией и Бельгией, которые предусматривали автоматическое распространение на эти страны льгот, предоставленных Канадой Великобритании.

Британским товарам в конце XIX - начале XX вв. было проще попасть на рынки Аргентины и Турции, чем Канады и Австралии. Однако доля стран империи в импорте Соединённого Королевства возросла с 22,3% в 1890 до 25,3% в 1904 гг., в экспорте - с 30,2 до 32,5%. Более высокая доля колоний и протекторатов в экспорте Великобритании по сравнению с импортом свидетельствует о том, что политическое влияние использовалось для сбыта терявшей конкурентоспособность продукции.

Великобритания теряла лидерство в ряде отраслей промышленности, и её потребление в возрастающей степени обеспечивалось за счёт импорта. Так, «химическая промышленность Германии ушла так далеко вперёд, что в 1914 г. британская армия обнаружила: вся краска для формы цвета хаки поступает из Штутгарта».

Утрачивая статус «мастерской мира», Великобритания в конце XIX в. ещё сохраняла сильные позиции в технологически передовых отраслях промышленности. Соответственно менялась структура её экспорта. С 1870 по 1887 г. товарный экспорт Великобритании, по данным Энциклопедии Чамберса, возрос лишь на 10,9% (со 199,6 млн до 221,4 млн ф. ст.), а экспорт оборудования (вывоз которого, напомним, до 1842 г. был вообще запрещён) - на 141,5% (с 5,3 млн до 12,8 млн ф. ст.)2. Таким образом, замедление роста товарного экспорта сопровождалось повышением доли в его структуре высокотехнологичной продукции. По этому же пути впоследствии шли и другие страны, занимавшие лидирующие позиции в мировой экономике.

Впрочем, несмотря на усиление протекционистских настроений, британская экономическая и политическая элита в целом продолжала поддерживать режим свободной торговли, поскольку британское лидерство опиралось уже не на промышленное превосходство. К этому времени Великобритания уже заняла в мировой экономике место, которому не только не угрожало превышение импорта над экспортом, но которое прямо предполагало такое превышение. Хронический внешнеторговый дефицит был закономерен в условиях, когда фунт стерлингов стал основной валютой международных расчётов. Международное обращение кредитных денег радикальным образом перестроило систему геофинансовых отношений. Кредит перешагнул цивилизационные границы и стал общепринятым инструментом международных экономических отношений. Как отмечал П.Х. Линдерт, «страна, чья валюта используется в качестве средства международных расчётов, должна иметь дефицит баланса по текущим операциям... Страна ключевой валюты действует как обыкновенный банк, который имеет всегда больше денежных обязательств, чем резервных активов». В отличие от эпохи металлического обращения это свидетельствует уже не об оттоке богатства из страны, а наоборот - о наличии условий для его воспроизводства.

Фунт стерлингов обеспечивался золотом. Жёсткая связь между золотым запасом и денежной эмиссией, сдерживая экономический рост, в то же время повышала доверие к фунту и поддерживала статус Лондона как международного финансового центра. А этот статус помогал обеспечивать необходимый уровень золотого запаса. Ужесточение денежно-кредитной политики Великобритании приводило к притоку в страну краткосрочного капитала, даже если одновременное ужесточение наблюдалось в других странах. При общем повышении процентных ставок инвесторы выбирали британские ценные бумаги как наиболее надёжные.

В начале рассматриваемого периода Великобритания была бесспорным лидером в Европе по производительности труда. По данным А. Мэддисона, в 1870 г. в течение 1 рабочего часа в стране производился ВВП на сумму 2,55 долл. (в ценах 1990 г.). В следующей за ней европейской стране - Нидерландах - этот показатель составлял 2,43 долл. за 1 рабочий час. Великобритания опережала по производительности труда также США (2,25 долл.), занимая второе место в мире после Австралии (3,48 долл.). За период с 1870 по 1913 г. производительность труда во всех развитых странах существенно увеличилась. Однако темпы её роста в Великобритании были одними из самых низких среди развитых стран (см. табл. 10). Ниже они были только в Австралии (где производительность труда была и оставалась наивысшей в мире). Практически теми же темпами, что и в Великобритании, увеличивалась производительность труда в Нидерландах и Бельгии (где она была среди западноевропейских стран наивысшей после Великобритании). Остальные страны континентальной Европы увеличивали производительность труда более высокими темпами (Франция, Швейцария, Швеция - более чем вдвое). Тем не менее накануне Первой мировой войны Великобритания оставалась страной с наивысшей производительностью труда в Европе. В мировом масштабе, однако, она опустилась со второго места на четвёртое - её обогнали США, занявшие второе место после Австралии, и Канада.

Данное явление, именуемое «уходом в качество» (flight to quality), широко распространено и на современных финансовых рынках. Хотя золотое обеспечение валют давно ушло в прошлое, нестабильность на мировых финансовых рынках вызывает приток капитала в США, так как ценные бумаги, эмитируемые страной, валюта которой является основным средством международных расчётов, пользуются наибольшим доверием.

По уровню материального благосостояния населения Великобритания продолжала опережать не только слаборазвитые, но и развитые страны. На рубеже XIX-XX вв. среднегодовой доход британца составлял 45 ф. ст., тогда как в Австралии он был равен 40 ф. ст., в США - 39, во Франции - 27, в Германии - 22, в Италии - 12, в России - 10, в Индии - 1 ф. ст.

Выразительным бытовым примером этой разницы в жизненном уровне может быть свидетельство известного русского историка М. Покровского, который в начале XX в. был политическим эмигрантом в Западной Европе: английский рабочий «мясо ест каждый день, ест такой бифштекс, что когда я приезжал в Лондон, привыкнув к тощим французским порциям, я не знал, как с ним справиться, а я ел в рабочих ресторанах».

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Отставание в экономическом развитии Британии
  • Отставание в темпах роста товарооборота Великобритании
  • Закрепление экономического лидерства Великобритании
  • Распад британской империи и либерализация торговли: причины и следствия
  • Эволюция внешнеторгового режима Британии: имперские преференции, многосторо ...
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 1/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________