Экскурсионные туры в Оксфорд (Oxford) - Часть 2

Экскурсионные туры в Оксфорд (Oxford) - Часть 2

Экскурсионные туры в Оксфорд (Oxford) - Часть 2Свои первые снимки он сделал уже в 1856 году, так что обоснованно считается выдающимся жанровым фотографом XIX века.

24 года подряд Доджсон с большим рвением и прилежанием занимался своим фотохобби, пока в 1880 году его внезапно не бросил. И вплоть до своей смерти (он умер 14 января 1898 года в Гилфорде, под Лондоном) не сделал больше ни одного снимка.

Особенно часто Доджсон делал фотопортреты маленьких девочек. Блюстители англо-нравственности подсчитали (на основании длинного списка, который он сам же и вел), что только до 1863 года ему позировали свыше 100 девочек дошкольного и младшего школьного возраста. Ничего предосудительного современники «Кэрроллу» не инкриминировали (за исключением одной мамаши, которая отказала ему от дома).

Наша компания организует индивидуальные экскурсии в Оксфорд.

Очень может быть, что именно невинность Доджсона и порождает оголтелые обвинения в его адрес нынешних блюстителей «нравственности». Впрочем, поручаться за математика я тоже не стану: тем более что некоторые из его фотографий неодетых девочек, по нынешним временам, и впрямь - по меньшей мере - сомнительны.

В среде феминисток особое раздражение вызывает тот факт, что Доджсон всю жизнь был холостяком. Он вырос в семье с семью сестрами, что с неизбежностью будит ажиотаж толп бесноватых психоаналитиков. Однажды мистер математик даже позволил себе сказать, что находит мальчиков «гадкими» и, соответственно, пишет книжки только для девочек и «чистотой и красотой которых восхищен».

Но и девочки переставали его интересовать, как только становились старше. Говорят, что в общении с девочками «Алисиного возраста» Кэрролл даже переставал заикаться, так захватывали его истории и сказки, которые он им рассказывал (и из которых выросли его книжки).

Трудно сказать, в чем секрет творчества Кэрролла. Давно подмечено, что его «Алиса» нравится не столько детям, сколько их родителям. Известна и колкая характеристика актрисы Ирены Барнз, которая в 15-летнем возрасте провела неделю на курорте рядом с Кэрроллом. Она находила как самого математика, так и его шарады и прочие логические игры (которыми друг ее отца тщился ее развлечь) очень скучными. И констатировала: «Он испытывал большую любовь к детям, но мне кажется, что он их не особенно понимал».

«По следам Марлборо и Черчилля»

Если вы будете в Оксфорде и хотя бы минимально интересуетесь историей Англии, то просто обязаны посетить легендарный Бленимский дворец (Blenheim Palace). Он расположен у весьма небедного (в том числе на фирменные бутики) городка Вудсток (Woodstock), который практически слился с Оксфордом (15 км в северном направлении, хорошее автобусное сообщение от автовокзала Оксфорда). Здесь расположен огромный фамильный замок клана Марлборо, с самым длинным коридором Европы. Настолько длинным, что матушка будущего великого политика и военачальника Уинстона Черчилля 30 ноября 1874 года не смогла преодолеть этот коридор до конца, до собственной спальни - и была принуждена рожать в дамском гардеробе.

Дело происходило во время бала, мать Черчилля была беременна на седьмом месяце. Схватки начались во время танца и были такими неожиданными и резкими, что роды прошли в «обвальном» порядке. И уже в полпервого ночи в свой дворец прибыл самый знаменитый англичанин всех времен.

Разумеется, во дворце вам обязательно об этом расскажут. И покажут как место рождения (будущего сэра) Уинстона, так и его детскую комнату. И уж конечно - «храм Дианы» в парке, где в августе 1908 года (видимо, в честь очередного юбилея Бленимской битвы) тогда еще мистер Черчилл сделал предложение своей Клементине.

В Блениме Черчилль и похоронен. А вернее - на кладбище соседней деревни Блейдон (Bladon), на краю Бленимского парка. Простая могильная плита Черчилля покоится рядом с могилами его родителей, вблизи от церкви. Шпиль которой расположен точно на воображаемой «триумфальной оси» Бленима. Она проходит через Салон дворца, Большой двор, Мост архитектора - к вершине холма, на которой красуется Колонна победы Первого герцога Марлборо.

Теперешний Бленим немыслим без Уинстона Черчилля. Паровозик его имени разъезжает по парку и лабиринту из живой изгороди (само собой, самому крупному в мире). В сувенирной лавке вам продадут черчиллей и их бленимы разнообразных размеров и вкусов: и фарфоровых (в виде бюстов), и бумажных (книги, открытки, плакаты и т.п.), и медовых (фирменный бленимский мед), и кексово-бисквитных (пирожные от кондитерской герцога Марлборо), и минеральных (из замковых источников), и даже оловянных (в качестве солдатиков в исторических мундирчиках).

Площадь дворца составляет около 30 тысяч квадратных метров. Бленим мыслился герцогами Марлборо как «наш ответ Версалю». По заказу хозяев архитектор Джон Фанбрух (в Англии его отчетливо голландскую фамилию Vanbrugh произносят как «вэнбро») воздвиг этакую «Викторию в камне». Над французами, естественно. Как нетрудно догадаться, французы отреагировали в обычной для них манере. К примеру, некто Вольтер отозвался о Блениме как об «абсолютной безвкусице». (Впрочем, «вкусно» мосье Вольтер отзывался только о себе, великом и любимом.)

Гигантомания архитектора Фанбруха - это особая история и вещь в себе. Право же, не стоит винить в ней одних только Марлборо. Более того: первая герцогиня Марлборо делала все возможное, чтобы обуздать совсем уж фантасмагоричные «задумки» своего Вэнбро. С тем, чтобы во дворце можно было бы «просто жить» (что, похоже, меньше всего интересовало колоннолюбивого честолюбца). Самого герцога Марлборо (который, вообще говоря, прожил основную часть своей жизни под именем Джона Черчилля) эта «Вторая Бленимская Битва» волновала не особенно. По большей части, он вообще отсутствовал во дворце, строительство которого продолжалось 16 лет (это смотря как считать, а то и все двадцать!).

Джон Черчилл (в русской традиции: Черчилль) родился 26 мая 1650 года. Титулов он поначалу не имел, но зато был красив, умен и не слишком отягощен бременем так называемой нравственности. В 1689 году, после серии ловких интриг, Черчилль становится ерлом (в российских категориях: графом). А в 1702 году (то есть за 2 года до триумфа в битве под Бленимом) королева Анна (едва вступив на престол!) жалует ерлу титул герцога Марлборо.

Первый герцог Марлборо был одной из самых экстравагантных фигур в истории Англии. А на дефицит вагантности (и ее экстра-) в Британии еще никто не жаловался! Жизнь и карьера Черчилля полна загадок и пленительных отклонений от английского коммонсенса (в общепринятых категориях: здравого смысла. К примеру, современники в глаза называли Черчилля «шпионом и предателем государственных интересов Англии». В 1692 году, после запутанной голландско-английско-французской аферы, Черчилль не только был лишен всех титулов и имущества, но едва не поплатился головой за свои авантюры. По всей видимости, Черчилля спасла его супруга Сара Дженнингс (еще большая интриганка, чем он сам) благодаря своему влиянию на будущую королеву Анну.

Но не только и даже не столько «объективные» противоречия в жизни и деяниях герцога Марлборо затрудняют его жизнеописание. А - прежде всего! - та «параллельная» история (и даже религиозная «агиография») герцога, которой тот обязан неустанным трудам своего дальнего, намного более знаменитого и влиятельного потомка. Ну, конечно, Уинстона Спенсер-Черчилля, этого Лорда Войны и Победы Великой Британии в XX веке. Уинстон Черчилль потратил много времени и сил на изучение жизни Первого герцога, написал о нем статьи и книги. И хотя сейчас у историков вызывает иронические усмешки «фундаментальность» этих трудов, все же невозможно отрицать: они оказали большое влияние на тогдашнее общественное мнение. И стали одной из предпосылок для присуждения Уинстону Черчиллю Нобелевской премии по литературе (1953 года).

Что особенно примечательно в патетических описаниях Черчиллем-младшим подвигов Черчилля-старшего - так это отсутствие знаменитого английского «юмора». В самом деле: Лорду Войны XX века было бы нелегко отыскать себе менее подходящий «образец для подражания». Во всяком случае, с «геополитической» точки зрения. Ибо свое герцогство протестантский граф Марлборо заработал на том, что заключил стратегический альянс с архикатолическим «рейхом» (то есть с так называемой Священной Римской Империей Тевтонской Нации). Тем самым «рейхом», на «беспощадную, повсеместную, до последнего солдата» войну с которым Уинстон Черчилль в свое время затребовал у Великой Британии столько «крови, пота и слез».

Собственно, для начала XVIII века Марлборо действовал логично. И не только потому, что мягкая, всегда благосклонная к нему королева Анна была скрытой католичкой (и по этой причине симпатизировала «рейху» и кайзеру - не говоря уже о папе, конечно). Но и потому, что традиционным врагом Лондона в то время оставался Париж. Так что именно логично, что под Бленимом объединенные войска Англии и «рейха» разгромили совместную армию Франции и Баварии. Потому что Франция была «любимым» врагом также и Германии, а Бавария поддержала французов из сепаратистских интересов, так как хотела бы выйти из «рейха» и создать собственное, национальное государство.

Так что получается, что англиканец Марлборо воевал за тевтонско-католическое, единогерманское дело. За «Святой Рейх и Святый Рим», стало быть. Почему, собственно, нет? Ведь и в самой Англии не так давно бушевала гражданская война между католиками и протестантами. Которые в 1649 году (за год до рождения Джона Черчилля) казнили Карла ( = Чарлз), католического короля Англии. Немудрено, что королева Анна, которой Марлборо был кругом обязан, всю жизнь боялась протестантов (и скрывала свое католическое кредо).

Другое дело - что эти действия Первого герцога Марлборо поразительно не соответствовали «логике» и «пафосу» XX века. И уж особенно пафосным трудам его знаменитого потомка!

Первый герцог Марлборо умер в 1722 году, больным и озлобленным на весь мир. Упокоен он здесь же, в Бленимской часовне, во вполне гаргантюанском саркофаге. Уже при его жизни огромным герцогским хозяйством заправляла его супруга, великая Сара Дженнингс. Порою она просто ненавидела Бленимский дворец, называла его «диким и беспощадным». (Еще решительнее высказывалась герцогиня Лора, мачеха теперешнего Одиннадцатого герцога Марлборо, которой Бленим виделся как The Dump, то есть «помойка».)

После смерти Сары Дженнингс в 1744 году герцогский титул перешел к ее дочери Генриетте. А затем - к ее племянику, Чарлзу Спенсеру, ерлу ( = графу) Сондерлендскому. От него и идет «гражданская фамилия» Спенсер-Черчилль, которую «по паспорту» имел также и сэр Уинстон. Кстати говоря: настоящим «сэром» мистер Черчилль стал лишь в 1953 году, когда молоденькая королева Елизавета II (наконец-то!) жаловала прославленного политика личным дворянством. До этого Черчилль не мог считаться «полноценным» английским аристократом, так как происходил из боковой линии потомков герцога Марлборо.

Вообще говоря, страсти-мордасти вокруг герцогов Марлборо продолжаются в Британской империи все три века существования этого титула. В Англии нет другой семьи аристократов, которые бы регулярно приносили столько забот государству, как Марлборо.

На рубеже XX и XXI веков состояние герцога Марлборо оценивалось (ориентировочно) в 300 миллионов фунтов. Точных данных о своем капитале Марлборо, разумеется, не сообщают. В герцогской «империи» было несколько крупных фирм (строительная, текстильная, по производству напитков и т.д.), а также Оксфордский футбольный клуб. Однако герцог не слывет особо богатым английским аристократом. Если не считать королевской семьи (которая вне конкуренции), номером первым в этой «табели о рангах капиталов» традиционно идет герцог Вестминстерский, которому принадлежит большая часть земли Центрального Лондона (но не строения на ней). Герцогам же Марлборо, согласно их традиционно «скромной» формуле, принадлежит «just Blenheim» (то есть «всего лишь Бленим»),

Этот их «всего лишь» давно действует как промышленная корпорация с многомиллионным оборотом. 4600 га парковых, лесных и сельскохозяйственных угодий. В среднем полмиллиона гостей в год. Данные об обороте (а тем более прибыли!) не публикуются, но уж, во всяком случае, он «стремится» к 100 миллионам фунтов. Так как только «прямые» затраты на поддержание дворца в «приличном» порядке составляют около £3 миллионов в год (и это без учета расходов на реставрацию и ремонт!), а «персонал» собственно Бленима составляет (в зависимости от сезона) от 120 до 150 человек. Преимущественно бывших офицеров, так как герцоги гордятся своими военными традициями.

Чтобы финансировать это дворцовое хозяйство, герцоги активно поддерживают не только туризм (за плату можно осмотреть даже «частные» покои Марлборо), но и разнообразный «пиар»: конференции, банкеты, концерты, киносъемки, спортивные турниры, скачки и т.д. Само собой, с одним условием: чтобы это были гости категории paying guests (платежеспособные).

Герцоги Марлборо по-прежнему играют видную роль в придворной жизни. Они регулярно принимают в Блениме королеву, наследного принца и других «роялзов». 13 августа каждого года в Королевском Виндзорском замке герцог Марлборо обязан передать короне «аренду» за дворец: голубое шелковое знамя (так называемый «Бленимский прапор»), в память о своей Победе. Первый такой ритуал состоялся в 1705 году. Знамя каждый год, естественно, новое. Как Елизавета Вторая соизволит поступать с сотнями старых «прапоров» - это очередной королевский секрет.

Всяким там плебеям официально по-прежнему положено обращаться к герцогу Марлборо как к «Его Милости» (His Grace). Весь род Марлборо по-прежнему очень знаменит (и в США, возможно, даже больше, чем в Англии). Не могу в этой связи не упомянуть американских миллионщиков клана Вандербилт (тех самых, из песенки «Хоп! Хе-Хоп!» вездесущего сэра Пола Маккартни). Прежде всего - Консуэлу Вандербильт, которой в начале XX века суждено было стать супругой Девятого герцога Марлборо. Без личной охоты, а токмо волею пославшей ее в Англию матушки (брак слыл «катастрофой», в 1906 году герцог был вынужден развестись со своей миллионершей).

Да, у Консуэлы, что называется, «был стиль»: ей прислуживали 80 слуг! Правда, не ей одной, а вместе с герцогом. Среди них - «арапчонок Майк», которого герцог «приобрел» во время своей поездки на Нил. Единственной его задачей было носить тунику и желтый шелковый тюрбан и стоять за стулом герцогини во время «диннэ». Подобного великолепия нынешние Марлборо позволить себе не могут. У нынешнего, Одиннадцатого герцога «всего-то» двадцать душ слуг.

Все Марлборо находятся под бдительным «мониторингом» не только парламента, но еще и прессы (и уж особенно - «желтой»), В конце XX века скандальную известность получил маркиз Джеймс, старший сын Одиннадцатого герцога Марлборо (и тем самым - наследник титула). Либеральная газета «Обзервер» бичевала его «наркобароном». Более благосклонные к Марлборо таблоиды предпочитали «титул» Junkie Jamie («наркоша Джейми»).

За драки с полицией, хранение кокаина, отсутствие разрешения на оружие, неоплату счетов и прочие подвиги «законодательного» наследника титула (которому тогда было уже под сорок лет!) несколько раз судили (и три раза сажали). Весь мир обошло фото будущего герцога Марлборо в наручниках, с аршинным газетным заголовком: «Ватерлоо наследника Бленима!»

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Изображение Уинстона Черчилля появится на новой 5-фунтовой банкноте
  • Семьи британских герцогов. Спенсеры и Черчилли
  • Бленхейм - дворец «Жележной Герцогини»
  • Экскурсионные поездки в Стоунхендж
  • Букингемский дворец - Часть 1
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________