Третий период революции – период индепендентской республики

Третий период революции – период индепендентской республики
Третий период революции – период индепендентской республикиВ конце второго периода революции индепенденты под давлением народных масс вынуждены были расстаться со старыми формами государственной власти, однако они не хотели допустить превращения Англии в такую республику, в которой народные массы имели бы элементарные права. Еще меньше они склонны были идти на глубокие социальные преобразования. Как представители землевладельцев, индепенденты не хотели отказаться от своих прав на феодальную эксплуатацию крестьянства. Индепендентская республика сохранила много феодальных пережитков: сохранилась власть уцелевших лордов, сохранилось крупное землевладение. Несмотря на тяжелое положение народных масс, продолжался рост налогов. Все это вызвало недовольство масс — городской мелкой буржуазии, крестьянства, сельской бедноты, городского плебейства.

В этих условиях снова активно выступают левеллеры. В феврале и марте 1649 г. Джон Лильберн публикует две части памфлета «Новые цепи Англии», в котором виднейший лидер левеллеров резко бичует индепендентов: революция ограничилась тем, что заменила одни цепи другими, она не привела к улучшению положения «бедного и среднего люда». Необходимо, писал Лильберн, отменить десятину, налог на предметы первой необходимости и всякие пошлины. За свое выступление Лильберн и другие руководители демократической партии были арестованы. Но это не предотвратило нового подъема демократического движения. Знаменем его было «Народное соглашение», новый вариант которого был опубликован 1 мая 1649 г. В нем ставилась задача установления настоящей демократической республики вместо индепендентской. В конце апреля и в начале мая 1649 г. развернулись восстания в полках армии под лозунгом поддержки «Народного соглашения», солдаты требовали также освобождения руководителей левеллеров.

Создавая видимость уступок, индепенденты пошли на официальное провозглашение республики «без короля и палаты лордов». Одновременно Кромвель подавил восстание в полках. После этого левеллерское движение в армии сходит на нет. В сентябре 1649 г. левеллеры попытались поднять новое восстание своих сторонников, но неудачно; начался общий спад левеллерского движения. Это объясняется тем, что левеллеры — представители мелкой городской буржуазии — главное внимание уделяли политическим вопросам, борьбе за формальное равенство, мало интересуясь социально-экономическими требованиями.

Опираясь прежде всего на городскую мелкую буржуазию, левеллеры не понимали насущной необходимости широкой аграрной программы, которая предусматривала бы ликвидацию дворянского землевладения и учитывала не только интересы среднего и зажиточного, но и чаяния деревенской бедноты. Не случайно, когда на сцену выступили «диггеры», Лильберн решительно от них отмежевался, протестуя против отождествления его взглядов со взглядами «бедных копателей на холме св. Георгия».

Мы оказываем помощь в получении: визы в Великобританию.

Позднее, когда левеллерское движение уже пошло на спад, Лильберн и другие левеллеры стали уделять аграрному вопросу большее внимание. Впервые Лильберн выступает со специальным памфлетом «Дело держателей манора Эпуорс» —в защиту крестьян - общинников Линкольншира, боровшихся с компанией осушителей заболоченных земель. Однако это выступление произошло в 1650 г., когда левеллерское движение уже потерпело поражение.

Небезынтересно отметить, что в отдельных левеллерских памфлетах мы находим отрицание крупной собственности. Так, в памфлете «Дело бедного человека» левеллер Джон Кук писал: «Я вряд ли ошибусь, если я буду врагом крупной собственности. Я не придерживаюсь мнения тех, кто считает, что стремиться к равенству всех людей — это якобы утопия...» Видный левеллер полковник Ренборо еще на Путнейской конференции в пылу спора с Айртоном говорил, что он хотел бы знать, «почему это некоторые люди не имеют собственности, а другие ее имеют». Подобные высказывания есть и у Уолвина.

Однако все это были случайные полемические высказывания, от которых их авторы сами потом отказывались. В ответ на обвинения индепендентов левеллеры неоднократно в 1647 —1649 гг. подчеркивали, что они отнюдь не покушаются на частную собственность. В мартовском памфлете 1648 г. под названием «Кнут для существующей палаты лордов» и в других памфлетах Лильберн резко возражал против названия «левеллеры» и писал о том, что он и его друзья «являются преданными и постоянными поборниками свободы и собственности, что совершенно противоположно ее обобществлению и уравнению». Принцип священности частной собственности был даже закреплен во всех последних проектах «Народного соглашения». Левеллеры резко высказываются против обвинений в стремлении к уравнению «состояния отдельных людей и отмене права собственности». Своей приверженностью к частной собственности и отказом выставить требование ликвидации дворянского землевладения левеллеры оттолкнули от себя низы города и деревни и тем самым ослабили себя. Определенный удар по левеллерскому движению нанесла ирландская экспедиция Кромвеля, которая отвлекла солдатские массы от внутренних английских проблем.

В спаде левеллерского движения сыграли свою роль репрессии, посыпавшиеся на сторонников Лильберна. Сам он был оправдан судом, но по настоянию Кромвеля изгнан из Англии в 1651 г. Одновременно с движением левеллеров Кромвель и индепенденты подавили движение диггеров - В начале 1649 г. появились в ряде графств Англии общины диггеров, или «истинных левеллеров», как они себя называли. Они занимали пустующие земли и вскапывали их для посева. В своих декларациях и первых памфлетах диггеры заявляли, что хотят обрабатывать «для общего блага» лишь общинные и государственные земли и не посягают на землю собственников. «Угнетенные бедняки» должны на общинных и государственных землях организовать общественное производство. Диггеры просят, чтобы государство не мешало им в организации этого производства.

Они выражали надежду, что, в конце концов, разум богатых победит их жадность и они согласятся на обобществление своей собственности. Таким образом, для «истинных левеллеров» была характерна идея общности земли и вера в возможность мирного преобразования имущественных отношений. Однако жизнь вскоре показала всю иллюзорность таких надежд. Органы власти по жалобам местных землевладельцев разогнали общины диггеров, а их посевы были уничтожены. К началу 1650 г. общины диггеров распались. Руководитель диггеров Джерард Уинстенли продолжал писать свои памфлеты, в которых излагались идеи этих представителей городских и сельских низов.

Основная идея Уинстенли заключалась в том, что главной причиной всех социальных зол и преступлений является частная собственность на землю, которая ведет к угнетению большей части народа. Частная собственность породила и королевскую власть. В своем первоначальном состоянии человечество не знало деления на бедных и богатых, земля была общим достоянием. Затем произошло грехопадение человечества. Появилась частная собственность в результате невежества одних и коварства других. Возникло насилие одних людей над другими, начались войны между народами. Следствием одной из таких войн было нормандское завоевание Англии, последовавшая затем раздача английской земли приближенным Вильгельма Завоевателя и превращение англичан в бесправных держателей.

В отличие от левеллеров Уинстенли фактически выступает против всякой частной собственности, против укреплявшейся буржуазной собственности.

Для характеристики взглядов «истинных левеллеров» очень важен опубликованный в 1652 г. главный памфлет Уинстенли — «Закон свободы, изложенный в виде программы». Первая часть этого сочинения, обращенная к Кромвелю, посвящена критике существовавшего общественного строя в Англии. Уинстенли делает вывод, что народ сражался за свободу, но был обманут: революция ничего не дала народным массам, бедные остались бедными. Необходимы новые преобразования, которые бы обеспечили людям истинную свободу. По мнению Уинстенли, «истинная свобода там, где человек получает пищу и средства для поддержания жизни, а это заключается в пользовании землей».

В новом обществе земля должна быть общим владением данной общины, труд в сельском хозяйстве или в ремесле обязателен. Человек, уклоняющийся от работы, должен быть лишен всех прав. Труд организован в пределах семьи. Каждая семья поставляет продукты своего производства в общественные склады, распределение продуктов происходит не по уравнительному принципу, а по потребностям. «Работайте вместе и вместе ешьте хлеб», — таков лозунг Уинстенли. «Земные плоды и другие вещи, — писал Уинстенли, — выдаются для употребления по мере надобности отдельным семьям и лицам. Или же они отправляются на кораблях в чужие страны» — в обмен на необходимые товары. Денег нет, золото и серебро употребляются только для изготовления домашней утвари. Внутренняя торговля запрещена, а внешнюю торговлю ведет только государство.

Будущее общество, по Уинстенли, будет иметь централизованное управление, но оно должно быть в интересах народа. В государстве должен быть установлен республиканский строй, все должностные лица ежегодно переизбираются на основе принципа всеобщего избирательного права. Должны быть лишены политических прав монархисты, «бессодержательные», или негражданственные лица — пьяницы, смутьяны, болтуны.

Активное избирательное право предоставляется англичанам, достигшим 20 лет, а пассивное — лицам в возрасте от 40 лет. Уинстенли ничего не меняет в административной структуре Англии. Он сохраняет и парламент, однако наделяет его функциями «высшей палаты справедливости». Парламент организует жизнь внутри страны и заботится о ее безопасности путем укрепления республиканской армии. 

В республике Уинстенли большое внимание уделяется вопросам воспитания «в школах и на производстве». Дети не должны получать только книжное воспитание, они должны изучать различные ремесла. Таким образом, Уинстенли выдвинул коммунистическую утопию, несомненно, испытывая влияние Томаса Мора, с которым у него много общего. Однако Уинстенли является вполне самостоятельным мыслителем. В отличие от своего предшественника он конструирует свое идеальное общество не на несуществующем острове, а на Британских островах.

В произведениях Уинстенли содержится предвосхищение многих положений и идей, которые нашли свое дальнейшее развитие в произведениях ряда будущих утопистов. Идеи Уинстенли — определенное звено в цепи утопических социалистических идей.

Диггеры были выразителями интересов и чаяний сельских и городских плебейских масс. «Истинные левеллеры» придавали большое значение аграрному вопросу. Но они при всем своем сочувствии к революции и ненависти к правящим классам не звали к захвату дворянской земли и к революционной борьбе. «Мирный» характер движения диггеров, а также мистическая религиозная форма, в которую облекались социальные идеи диггеров — показатель незрелости их взглядов.

Уинстенли и диггеры не видели реальной политической силы, способной осуществить их программу. Не случайно поэтому Уинстенли обращался то к человеческому разуму, то к властям, то к Кромвелю с призывом осуществить его идеи. Уже в этом ярко сказывается весь утопизм идей Уинстенли. Диггеры выступили тогда, когда уже началась нисходящая линия развития английской революции. Их движение было разгромлено в самом зародыше.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Джон Лильберн – борьба за свободу
  • Становление левеллеров как парламентской партии
  • Предпосылки для появления протектората Кромвеля
  • Вступление роялистов в борьбу за власть и появление английской республики
  • «Биль о правах» и «Акт о престолонаследии»
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________