Английская интеллигенция в период французской буржуазной революции

Английская интеллигенция в период французской буржуазной революции
Английская интеллигенция в период французской буржуазной революцииКо времени французской буржуазной революции 1789 — 1794 гг. Англия выдвинулась на первое место среди других стран по своему экономическому развитию.Хотя Англия и не стояла непосредственно перед новой революцией, но очевидно, что революционная буря по ту сторону Ла-Манша неизбежно должна была вызвать в Англии острую реакцию. Разумеется, эта реакция была различной со стороны различных классов и партий английского общества.

Английская земельная аристократия и верхушка буржуазии с самого начала встретили Французскую революцию отрицательно. Это делает понятным и отношение английских партий к революционным событиям во Франции.

Тори и правые виги встретили революцию резко враждебно. Они были страшно напуганы событиями во Франции, усматривая в них непосредственную угрозу существовавшим в Англии порядкам.

Правые виги, которые раньше враждовали с тори, теперь выступают солидарно с ними. Они вместе выступают против всякой парламентской реформы, которую требовали радикальные элементы. Руководитель торийской партии Питт заявил, что реформа — это не что иное, как "подготовка к свержению всей системы управления".

В октябре 1790 г. идеолог тори Эдмунд Берк, ранее принадлежавший к правым вигам, опубликовал проникнутый страхом перед революцией памфлет под названием "Размышления о французской революции", в котором он называет революцию во Франции "хаосом легкомыслия и жестокости". Берк решительно выступает против теории естественного права и народного суверенитета — в защиту наследственной монархии и существующих в Англии общественных порядков. Общественное устройство Англии, по мнению Берка, — лучшее в мире. "Размышления" Берка имели большой успех у правящих классов Англии. Король Георг III рекомендовал всем читать эту книгу. Книга вышла одиннадцатью изданиями в течение года. "Размышления" вызвали восторг у французской реакции, вдохновляя ее на сопротивление революции. Сам Людовик XVI тайно переводил книгу Берка на французский язык.

Иную позицию, чем тори и правые виги, заняли левые виги, выражавшие интересы среднебуржуазных кругов. Они сначала пытались играть роль друзей французской революции. Организованное с их участием "Лондонское общество революции", созданное для торжественного празднования столетия "Славной революции", решило послать приветственный адрес Национальному собранию Франции. Лидер левых вигов Фокс, хотя и высказывал сожаление по поводу кровопролития, которым сопровождалось начало революции, все же заявил, что взятие Бастилии — это "величайшее в мире событие".

Уже в 1791 — 1792 гг. левые виги начали говорить о необходимости предотвращения революции в Англии путем проведения парламентской реформы. "Общество друзей народа", организованное зимой 1791/92 года левыми вигами — писателем Макинтошем, лордом Эрскином, герцогом Бедфордом и другими, выпустило обращение к народу Англии, в котором было сказано: "Пример Франции достаточен для того, чтобы мы воздержались от всяких нововведений. Мы заявляем, что реформы, которые мы имеем в виду, не являются нововведениями. Мы намерены не изменять, а восстанавливать нашу конституцию в духе ее первоначальных основ". Левые виги всячески открещивались от французской революции и хотели лишь добиться мелких уступок.

Говоря о враждебном отношении английской буржуазии к французской революции, Энгельс замечает: "Впрочем, среди буржуазии было все же прогрессивное меньшинство, — люди, интересы которых не особенно выигрывали от компромисса. Это меньшинство, состоящее главным образом из менее зажиточной буржуазии, относилось с симпатией к революции, но в парламенте оно было бессильно".

Деятельность этого "прогрессивного меньшинства" протекала в различных обществах, главным образом в "Лондонском обществе революции" и в "Лондонском корреспондентском обществе".

В первом из них наряду с левыми вигами были такие прогрессивные деятели, как ученые Джозеф Пристли и Ричард Прайс. Последний в отличие от большинства членов общества считал, что теперь очередь Англии следовать примеру Франции, чтобы "завершить" революцию 1688 г. Французская революция — это победа законов и разума над королем и духовенством, это — победа принципов народного суверенитета. Свои взгляды Прайс изложил еще в 1789 г. Ответом на его выступление были "Размышления" Берка. В числе других последнему ответил крупный физик и химик Пристли.

Пристли опубликовал четырнадцать "Писем к Берку", в которых он защищает французскую революцию от нападок Берка. Пристли утверждал, что дата казни Карла I — это день гордости для англичан, как и день взятия Бастилии — гордость для свободных французов. В ответ на критику Национального собрания со стороны Берка Пристли утверждал, что английский парламент — это насмешка над самой идеей свободного представительства.

Очень интересный раздел сайта: Достопримечательности Лондона.

Берку ответил и другой член "Лондонского общества революции" — известный юрист Макинтош. Последний писал, что необходимо приложить все усилия, чтобы не было революции, но для этого необходимы реформы. Макинтош высказывается за введение всеобщего избирательного права в Англии. Он категорически против требований о реформе имущественных отношений, ибо имущественное неравенство — это стимул для развития общества.

Эти ответы Берку весьма характерны для всего "Лондонского общества революции", которое приветствовало французскую революцию на первом ее этапе, но выступало весьма умеренно, когда речь шла об исторических уроках, вытекающих для Англии из французского опыта.

Более решительно и последовательно выступало "Лондонское корреспондентское общество", возникшее в январе 1792 г. Это общество было более демократическим по своему составу, чем "Лондонское общество революции": основную массу его членов составляли мелкая буржуазия и рабочие. Организатором общества был бывший сапожный подмастерье Томас Гарди.

Аналогичные "Корреспондентские общества" образовались также в Шеффильде, Ковентри, Лидсе, Бирмингеме, Глазго, Бристоле, Ноттингеме, Эдинбурге и в других городах Англии. Формально все эти общества были связаны между собой только посредством переписки, фактически же "Лондонское корреспондентское общество" было центром для всех имевшихся в стране обществ.

"Корреспондентские общества" ставили своей задачей борьбу за радикальную реформу парламента и всеобщее избирательное право.

Объединяя в своих рядах квалифицированных рабочих, ремесленников, общество вместе с тем сумело привлечь в свои ряды многих известных политических деятелей. Так, членом общества стал известный английский публицист — буржуазный демократ Томас Пэйн, незадолго до этого вернувшийся из США, где он боролся за дело американской независимости. В ряды общества вступили и видные деятели литературы, как поэт Блейк и другие.

"Корреспондентские общества", исходя из идей Руссо, отстаивали принципы естественного права и общественного договора. Они требовали всеобщего избирательного права, свободы слова, печати, совести, союзов, неприкосновенности личности и введения прогрессивно - подоходного налога.

Некоторые члены "Корреспондентских обществ" прямо говорили о необходимости свержения власти олигархии в Англии. "Если парламент не выражает больше воли народа, то наш долг не рассуждать, а действовать", — писал Гарди. Большинство членов обществ считало, что необходимо добиться установления в Англии республиканского строя.

"Лондонское корреспондентское общество" довольно быстро превратилось в широкую демократическую организацию, имевшую своих сторонников среди рабочих, ремесленников, прогрессивно настроенной интеллигенции и даже среди солдат и моряков английских вооруженных сил.

Общество насчитывало только в Лондоне 30 тысяч членов, а по всей Англии, по некоторым данным, число членов превышало 100 тысяч. Интересно отметить, что среди членов общества находили распространение перепечатанные памфлеты левеллеров времен английской революции, от которых они заимствовали принцип всеобщего избирательного права. Энгельс подчеркивал, что рабочий класс прислушивался к принципам "Корреспондентского общества" и поддерживал активно его программу. "Чартизм ведет свое происхождение от демократической партии, которая развилась в 80 - х годах XVIII века одновременно с пролетариатом и внутри его"1, —писал Энгельс, подчеркивая значение "Корреспондентского общества" для пролетариата.

"Лондонское корреспондентское общество" приветствовало французскую революцию. В адресе Национальному конвенту, посланному обществом в 1792 г., говорилось: "Французы! Вы уже свободны, мы же только готовим победу свободы в Британии... Вы заслужили завидную славу передовых борцов за свободу, мы же только мечтаем о счастье, которое предстоит человечеству... Друзья! Вы боретесь за все человечество!".

Французскую революцию приветствовали многие выдающиеся писатели и публицисты Англии. Одним из них был Вильям Годвин, пользовавшийся большой популярностью в демократических кругах. Находясь под влиянием идей французских просветителей XVIII в., Годвин, который в молодости был священником, сложил с себя духовный сан и занялся литературным творчеством. Он отказался от предложения Фокса стать платным писателем левых вигов и примкнул фактически к "Корреспондентскому обществу" в его борьбе с тиранией в Англии.

В 1793 г. Годвин опубликовал книгу "О политической справедливости", в которой осудил институт частной собственности. Годвин выступает за проведение социальных реформ, отрицая необходимость революционного насилия. Годвин был анархистом, он утверждал, что любое правительство стесняет свободу человеческой личности. Характерно, что свою книгу Годвин посвятил французскому Конвенту.

С "Лондонским корреспондентским обществом" был связан и другой демократический публицист — Томас Спенс, автор трактата "Действительные права человека", в котором он выдвигал проект уничтожения помещичьей собственности на землю и передачи всей земли в руки общин.

Особенно большой популярностью среди членов "Корреспондентских обществ" пользовалась книга Томаса Пэйна "Права человека". Первая часть ее вышла в 1791 г., а вторая в 1792 г. В своей книге Пэйн горячо защищает французскую революцию, в противоположность Берку Пейн утверждал, что существующее монархическое правительство в Англии является тираническим. Пейн остро критикует монархический строй вообще. Разделяя иллюзии просветителей, Пэйн утверждает, что изменение политической формы правления должно привести к улучшению всех социальных противоречий. Если будет уничтожена монархия, то это приведет к миру между народами, так как основная причина войн —споры о престоле. Республика является формой правительства, соответствующей воле народа. Аристократия, господствующая в Англии, по мнению Пэйна, — это трутни, поглощающие ренту и предающиеся праздности. Все это должно исчезнуть, ибо наступает "политическое лето". В 1795 г. Пэйн опубликовал книгу "Аграрная справедливость", в которой он высказывается за национализацию земли путем выкупа ее у собственников. Пейн выступал за отмену налога в пользу бедных, за введение прогрессивно - подоходного налога. Он настаивал на обеспечении и обучении за счет государства всех детей бедняков до 14 лет и добивался назначения небольшой государственной пенсии всем беднякам старше 60 лет.

За книжку "Права человека" английское правительство привлекло Пейна к ответственности, ему, однако, удалось бежать во Францию. Здесь он получил гражданские права и был избран депутатом Конвента. Однако за близость к жирондистам он при якобинцах оказался в тюрьме, а затем эмигрировал в США, где преследовался буржуазными кругами до дня своей смерти. Если Пэйн был близок к жирондистам, то большинство деятелей "Корреспондентского общества" симпатизировало якобинцам. Как и якобинцы, члены "Корреспондентского общества" допускали в своей среде только обращение "гражданин". Во время войны революционной Франции с коалицией они на своих встречах провозглашали тосты за поражение английских войск и за победу французской революционной армии, которая "сражается за свободу". Отделения общества вербовали волонтеров в армию Конвента. По мере углубления революции во Франции политика правящих кругов Англии становилась более реакционной. Если в начале революции Питт делал вид, что события во Франции Англию не затрагивают, то, после того как революция распространила свое влияние на Бельгию, Питт и стоявшие за ним аристократия и крупные финансисты забили тревогу: они боялись приближения революции к своим границам.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Обстановка на международной арене и роль «Корреспондентских обществ» во вну ...
  • Историческое значение английской революции
  • Последствия промышленного переворота в Англии
  • Англия в 1815 – 1832 гг. Борьба за первую парламентскую реформу
  • Новое движение за парламентскую реформу в Англии
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________