Увеличение популярности чартистов и их достижения в борьбе за права английских рабочих

Увеличение популярности чартистов и их достижения в борьбе за права английских рабочих
Увеличение популярности чартистов и их достижения в борьбе за права английских рабочихПопулярность чартизма среди пролетарских масс увеличивалась; наблюдался новый рост ассоциации: в феврале 1842 г. в ней насчитывалось уже свыше 40 тысяч членов, а летом того же года численность партии дошла до 48 тысяч человек.

Дальнейшее пробуждение классового самосознания пролетариата прозвучало в новой петиции, представленной чартистами в 1842 г. Теперь дело шло не только о хартии, но и об уничтожении всех монополий, привилегий и притеснений. В петиции говорилось о том, что «просители имеют в виду существующие монополии избирательного права, бумажных денег, владения машинами, землей, монополии прессы, религиозных привилегий, средств сообщения и множество других...» Под петицией подписалось 3 317 702 англичанина — большая часть работоспособного населения страны. Длина петиции превышала шесть миль; пришлось немало поломать головы над тем, как внести ее в здание парламента: в конце концов в палату была внесена лишь часть этого внушительного документа.

Вторую петицию постигла участь первой: за нее голосовали лишь 49 депутатов, в то время как 287 членов палаты не пожелали прислушаться к голосу английского народа.

Отклонение петиции ускорило давно назревший взрыв возмущения. В конце июля и особенно в августе 1842 г. чартистское движение достигло кульминационного пункта — вся рабочая Англия выступила в защиту своих прав.

Почин был положен рабочими-ткачами Стейлибриджа и Аштона, которые в ответ на очередное понижение зарплаты бросили работу. Их поддержали текстильщики соседних рабочих поселков. Центром движения стал Манчестер, где к середине августа работа была приостановлена на всех предприятиях.

В обращении манчестерских тред-юнионов 12 августа к трудящимся Ланкашира провозглашалась необходимость стойкой борьбы против произвола предпринимателей. Тред-юнионы высказались за то, чтобы не ограничиваться борьбой за повышение заработной платы, но добиваться принятия хартии и с ее помощью покончить с ярмом «монопольного и классового законодательства». 16 августа подавляющее большинство делегатов рабочей конференции Ланкашира и йоркшира, также заседавшей в Манчестере, поддержало резолюцию, призывающую использовать всеобщую забастовку для достижения хартии.

К этому времени забастовка охватила не только текстильные и металлургические районы Ланкашира и Йоркшира, но перекинулась на многие другие города и рабочие поселки Уэльса, Стаффордшира, Шотландии. В ряде случаев рабочие становились хозяевами положения на предприятиях, а иногда и в фабричных поселках и городах; почти везде соблюдался революционный порядок.

Власти были в смятении и до того, как сконцентрировали достаточное количество войск, избегали открытых столкновений. 12 августа командующим вооруженными силами был назначен герцог Веллингтон. 15 августа министр внутренних дел Джемс Грэм в послании королеве Виктории с беспокойством сообщал о народных волнениях, указывая, что они принимают «политический аспект». Позднее тот же Грэм говорил в палате: «Мои коллеги и я пережили три тревожных месяца, каких мы раньше никогда не переживали...»

Однако и для чартистской ассоциации события и их размах оказались неожиданными. Собранная наспех чартистская конференция в Манчестере горячо приветствовала решение тред-юнионов. Но обсуждая перспективу и тактику всеобщей забастовки, некоторые видные чартисты — и в том числе Оконнор — обнаружили свое неверие в возможность народной борьбы и, пожалуй, даже страх перед перерастанием забастовки в восстание. Они не без основания указывали на то, что стачка плохо подготовлена, но, стремясь оправдать собственную пассивность, начали утверждать, что вся эта забастовка — заговор фритредеров.

Оконнор вернулся из Манчестера в Лондон, а 27 августа выступил в «Северной звезде» против дальнейшего расширения стачки на севере, причем наперекор фактам утверждал, что в Манчестере бастующие уже потерпели поражение.

Рядовые чартисты в отличие от иных своих лидеров деятельно участвовали в народном движении, однако в целом оно оказывалось без должного руководства, ибо тред-юнионисты, привыкшие к мирным методам борьбы, также не были в состоянии возглавить массы.

Всегда самые свежие новости Лондона на нашем сайте.

Рабочие Англии героически держались, несмотря на отсутствие продовольствия, денег и оружия. Кое-где произошли кровавые столкновения с войсками, так как правительство, оправившись от первоначального шока, наводнило промышленные округа войсками. В подавлении движения участвовали «специальные констебли» из буржуазии. В Блэкберне и Престоне в схватках было убито шесть рабочих, несколько рабочих и солдат было ранено. Вслед за тем правительство предприняло массовые аресты. Все подозреваемые в «беспорядках» были арестованы. В Англии было схвачено не менее полутора тысяч человек; аресты имели место также в Шотландии. Кроме того, в Шотландии были закрыты все прогрессивные газеты. Правительство консерватора Пиля, мстя за пережитый испуг, установило режим полицейской диктатуры. Около ста «мятежников» было отправлено на каторгу в Австралию, хотя некоторым из них, как например У. Эллису, удавалось на суде доказать свою непричастность к преступлениям, в которых их обвиняли. Реакция пыталась не только максимально ослабить чартизм, но и нанести удар тред-юнионам.

Следует подчеркнуть, что бурные события 1842 г. привели к тому, что перепуганные радикалы окончательно противопоставили себя чартистам. Энгельс характеризовал это как «... самое решительное отделение пролетариата от буржуазии».

Оживление в промышленности в 1843 — 1844 гг. и некоторое снижение цен на зерно способствовали отходу части трудящихся от активной политической борьбы. Вскоре после своего наивысшего подъема чартистское движение оказалось в состоянии серьезного кризиса. Тем не менее мужественная борьба рабочих дала плодотворные результаты уже в середине 40-х годов. Не филантропии господствующих классов и их разуму, а своим революционным выступлениям пролетариат Англии был обязан достижением 10-часового рабочего дня и некоторых мер по улучшению условий труда.

Революционная энергия народа напугала буржуазию, наиболее дальновидные представители которой решили пойти на известные уступки.

Уже в 1842 г. в разгар подъема чартистской агитации через парламент прошел закон, запрещавший работу на шахтах женщинам и мальчикам до 10 лет.

С весны 1844 г. парламент начал обсуждать билль о 10-часовом рабочем дне для подростков и женщин. Во время прений Эшли, Фильден и многие другие прямо подчеркивали, что Англия стоит перед перспективой повторения революционных событий прошлого. Эшли — инициатор билля о 10-часовом рабочем дне — напоминал палате о восстании Джэка Кэда: «Народ взял тогда власть в свои руки, чтобы покончить с злоупотреблениями и гнетом, — говорил он; — если не будут приняты известные меры, это явление повторится снова». Фабрикант Фильден восстанавливал в памяти членов палаты более понятные им картины событий 1842 г. и восклицал: «Хотите ли вы повторения стачки?..» Парламентарии вынуждены были прислушаться к этим голосам, тем более что своеобразным аккомпанементом дебатам в Лондоне была новая мощная стачка 40 тысяч горняков северной Англии, продолжавшаяся свыше четырех месяцев.

Большинство в парламенте решило вначале ограничиться полумерой: летом 1844 г. был проведен билль о 12 - часовом рабочем дне для женщин и юношей на текстильных фабриках.

С помощью различных махинаций фабриканты саботировали новый закон, а также ранее принятые решения о запрещении использования труда маленьких детей. Ответом был новый подъем рабочего движения. Митинги 1845 — 1846 гг. в защиту сокращения рабочего дня и новое усиление активности чартистов встревожили английских правителей и привели к тому, что даже некоторые из прежних противников билля Эшли выступают теперь в его защиту.

В феврале 1847 г. Фильден снова внес соответствующий законопроект на рассмотрение палаты. Огромное количество петиций разного рода было представлено парламенту в поддержку билля Фильдена. Можно ли было игнорировать дальше требования народа? «Это было бы чрезвычайно опасным, — говорил епископ Оксфордский в палате лордов. — Будьте уверены, начнутся попытки рабочих взять силой у сопротивляющейся им законодательной власти то, что они считают принадлежащим себе по праву..

В мае 1847 г. билль Фильдена был принят парламентом. Согласно новому закону для женщин и подростков на текстильных фабриках с мая 1848 г. вводился 10-часовой рабочий день.

Рабочие-мужчины также вскоре добились для себя 10-часового рабочего дня, причем новый порядок работы распространился на многие отрасли британской промышленности. Правда, рабочие газовых заводов и пекарен, портные и сапожники продолжали и в 50-е годы работать по 65 —70 часов в неделю.

Важный шаг в деле защиты здоровья рабочего класса был предпринят в тот период, когда рабочее движение в Англии и Европе вновь усиливалось, когда крепли надежды чартистов на возможность возрождения движения и осуществления хартии.

В Великобритании обстановка стала осложняться еще в 1845 г. в связи с неурожаем в Ирландии и Шотландии. К 1846 — 1847 гг. относится начало нового кризиса в промышленности. Снова больше всего пострадала текстильная промышленность — весной 1847 г. 17 фабрик Манчестера не работало, а несколько десятков других предприятий работали не на полную мощность. Уровень реальной заработной платы рабочего класса в 1847 г. достиг низшей точки, с 1839 г. быстро увеличивалась безработица.

В эти годы руководство чартистов занимало правильную позицию в вопросе о рабочем дне; чартисты давали также отпор попыткам фритредеров подчинить движение интересам буржуазии. Однако Оконнор и многие другие чартисты увлекались тогда несбыточными проектами земельных поселений. Как раз в 1845 г. в Нью-Гэмпшире развалилась колония приверженцев Оуэна «Гармония». И в том же году, несмотря на этот печальный опыт, Оконнор основал «Чартистское земельное кооперативное общество», имевшее целью переселение рабочих в деревню. Между планами Оуэна и Оконнора имелись немалые отличия, но они были утопиями и отвлекали трудящихся от классовой борьбы. Аграрное общество Оконнора в 1847 г. насчитывало более 40 тысяч пайщиков и 80 тысяч фунтов стерлингов капитала. Два приобретенных поместья стали называться «Оконнорвилл» и «Чартервилл»; 230 человек поселилось на земле... Как и можно было ожидать, дела этой земельной компании быстро оказались в плачевном состоянии, и спустя несколько лет она была ликвидирована.

Одним из тех чартистов, которые избежали увлечения планами «крестьянской республики», был Джулиан Гарни. Став с 1842 г. редактором «Северной звезды», он с середины 40 - х годов почти всю свою энергию отдавал важной задаче налаживания интернациональных связей чартистов с зарубежными революционными группами, проживавшими в Англии. В 1843 г. в помещении редакции «Звезды» произошла встреча между Гарни и молодым Энгельсом; последний стал сотрудничать в британской рабочей газете. Дружеское общение с Энгельсом, а позднее и с Марксом оказали сильное влияние на английского чартиста. Будучи в Лондоне в августе 1845 г., Маркс и Энгельс приняли участие в совещании демократов - эмигрантов и чартистов и поддержали план создания международной пролетарской организации. В сентябре 1845 г общество «Братских демократов» было основано. Гарни являлся одним из его инициаторов и руководителей.

Общество «Братских демократов» подчеркивало свою связь с чартистами и провозглашало, что всеми силами и во всех странах необходимо бороться за принципы, сформулированные в хартии. Гарни и его сторонники внимательно присматривались к тому, что происходило в 1847 — 1848 гг. на континенте Европы, и не раз подчеркивали необходимость объединенной борьбы с силами мировой реакции. «Пусть рабочие всей Европы выступят все вместе! — восклицал Гарни в феврале 1848 г. — Настало время демократического восстания, господству буржуазии пришел конец».

Уже накануне революции 1848 г. чартисты левого крыла имели оживленные связи с Брюссельским демократическим союзом, руководимым Марксом и Энгельсом. Наряду с Гарни наибольшее воздействие великих революционеров и мыслителей испытал на себе Эрнест Джонс, выдвинувшийся с 1846 г. в качестве одного из крупнейших чартистских лидеров. Э. Джонс отдал свой талант поэта и организатора служению народу. Как политический деятель Джонс проделал эволюцию от расплывчатого радикализма до революционных убеждений левого чартиста-республиканца. Положительным вкладом Джонса было его внимание к вопросам организации партии; его не удовлетворяла деятельность чартистской ассоциации, которая так и не стала сплоченной рабочей партией. Встречи с Марксом привели к тому, что Джонс стал вдумчиво относиться к изучению научного социализма. После опубликования в Лондоне в феврале 1848 г. «Коммунистического Манифеста» Джонс был одним из немногих англичан, которые тогда же познакомились с ним. Английский перевод «Манифеста» появился только в ноябре 1850 г. в «Красном республиканце», издававшемся в тот период Гарни.

С 1847 г. чартистская агитация опять стала встречать особенно горячий прием в рабочих аудиториях. Митинги напоминали 1839 и 1842 гг.; одной из особенностей выступлений левых чартистов, помимо акцента на международном значении борьбы английского народа, было выдвижение лозунгов об установлении в стране республиканского строя.

В первые месяцы 1848 г. новым стимулом для роста революционной активности английских трудящихся послужили успехи революции во Франции, Италии и Германии. Чартисты с воодушевлением встречали вести о победах революционных сил на континенте и стремились к тому, чтобы и Англия не осталась в стороне. Снова стали собираться подписи под петицией; повсеместно происходили манифестации и митинги в ее поддержку.

Старые споры о тактике всплыли на поверхность. Следует ли готовиться к вооруженному восстанию? Как относиться к примеру, показанному парижскими рабочими? Э. Джонс писал в «Северной звезде» в конце февраля 1848 г.: «Если средний класс имеет право вооружаться, то его имеет и рабочий класс... бывают моменты и обстоятельства, когда отказ бороться равносилен предательству».

В начале марта в Глазго и Эдинбурге волнения трудящихся и многочисленных безработных привели к кровопролитным столкновениям с войсками. Народ пробовал сооружать баррикады, раздавались лозунги: «Хлеба и революции!», «Да здравствует республика!» Власти сурово расправлялись с «бунтовщиками». Эти события еще раз показали, что чартистам Великобритании недоставало организованности. Однако Оконнор был в упоении от своей победы на парламентских выборах 1847 г. и количества подписей под новой петицией; ясного плана действий он не имел.

В воззвании 1 апреля 1848 г. Оконнор отстаивал лозунг «Хартия и земля» и давал понять, что момент для решительных действий настал. В опубликованной в тот же день в «Северной звезде» речи Э. Джонса выдвигались более конкретные предложения. Джонс вновь подчеркивал опасность террора со стороны правительства и необходимость боеспособной пролетарской организации. «Без нее, — говорил он, — народ — толпа, а с ней он становится армией».

Собравшийся 3 апреля в Лондоне новый чартистский конвент наглядно обнаружил колебания руководителей движения во главе с Оконнором. Предполагалось 10 апреля организовать внушительную процессию к зданию парламента в поддержку петиции, но по мере приближения дня манифестации росла нерешительность Оконнора.

В отличие от чартистов правительство провело тщательную подготовку к подавлению движения. К Лондону были стянуты значительные силы армии, которые заняли все стратегически важные на случай уличных боев пункты. К ним присоединилось свыше 150 тысяч добровольных констеблей из буржуазии и аристократии. «Железный герцог» Веллингтон был наделен неограниченными полномочиями. Соотношение сил в столице стало неблагоприятным для народа. К тому же правительство знало о разногласиях в лагере чартистов. Один из министров — Дж. Грей 9 апреля писал Росселю, что лидеры чартистов весьма «испуганы» и уже выступают против шествия.

Когда наступило 10 апреля, то большой митинг состоялся, но под влиянием уговоров Оконнора было решено отменить процессию. Правительство этим воспользовалось, и без тщательной проверки подписей под петицией власти объявили, что больше половины из них фальсифицированы.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • «Всеобщий конвент» и противостояние чартистов и правительства
  • Влияние чартизма на английскую литературу
  • Положение английского рабочего класса в кризисный период
  • Зарождение чартистского движения в Англии
  • Результаты варварской капиталистической деятельности в Англии
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________