Болезни 17 века в Лондоне / Часть 1

туры в англию
Болезни 17 века в Лондоне / Часть 1Эти джентльмены - предвестники смерти... Врач имеет право залечить человека до смерти, да еще и рассчитывает получить за это хорошее вознаграждение.

В полутьме аптеки Джон Сил видит сушеного аллигатора, висящего в углу. От этого зрелища его начинает подташнивать. Помощник аптекаря Вильяма Роуза явно не спешит приготовить лекарство. С сосредоточенным видом, не очень соответствующим его 16 годам, юноша открывает бутылки, высыпает порошок, взбалтывает содержимое и делает очередную смесь. Без сомнения, Сила сейчас вырвет, надо поскорее убраться восвояси. Джон большую часть этого года чувствовал себя плохо, но на протяжении всей болезни ему и в голову не приходило послать за доктором. Он был всего лишь бедным мясником и не мог позволить себе оплачивать услуги врача. О эти заносчивые существа в накрахмаленных париках, бархатных одеждах и с университетскими дипломами. Но все же теперь он потратил 50 фунтов на лекарства и чувствовал себя хуже, чем прежде. "Если мне не станет лучше, - размышлял он, - обязательно попробую обратиться в новую клинику, открывшуюся на улице Святого Мартина".

Кстати, так ему в конце концов и пришлось поступить. Он даже написал жалобу на неудачливого аптекаря: "Следующим заверяю, что я, Джон Сил, будучи болен, обратился к мистеру Роузу за советом и лекарством. После года лечения мое состояние ухудшилось, и я был вынужден, оплатив огромный счет в 50 шиллингов, все же обратиться в больницу при Медицинской коллегии. Там меня вылечили за шесть недель, взяв менее чем 50 шиллингов".

Внезапное излечение случалось довольно редко, только если человек был крепок от природы, так как слишком мало существовало эффективных лекарств. Да и не всегда люди понимали причины недомоганий. Больные не ожидали непременного излечения. Неважно, что с тобой случилось: простуда или травма, - требовалось длительное время, чтобы поправиться. Гиппократ учил: лучшее лекарство - природа, задача врача - помочь ей. Природа спасла многих людей, а случай - еще больше.

Страдавшие хроническими заболеваниями лондонцы становились легкой добычей всякого, кто предлагал лечение. На отчаявшихся и несчастных людях делались огромные деньги. Том Браун, известный сатирик, считал, что мудрый человек должен держаться подальше от жадных лекарей, заинтересованных в продаже как можно большего количества своих лекарств: "Когда больной полагается на природу - он рискует; отдаваясь на милость доктора, - он рискует дважды. Так как риск есть и в одном, и во втором случае, я бы скорее выбрал природу. Она, во всяком случае, поступает честно и не видит выгоды в продлении болезни".

Медицинская коллегия, боровшаяся с многочисленными посягательствами на свои привилегии, ухватилась за дело Вильяма Роуза. Явно была видна возможность установить монополий на медицинские услуги и вытеснить конкурентов из прибыльного бизнеса: "Лечебная практика в Лондоне и на семь миль вокруг него уже 200 лет закреплена законом за Медицинской коллегией и теми, кому она выдаст лицен

зию по результатам экзамена. Возникает вопрос: почему же они имеют такую маленькую долю в бизнесе? Фармацевты и химики, астрологи и шарлатаны, акушерки и няньки, целый ряд докторов-неудачников - все хватают свой кусок от большого пирога. Многие больные занимаются самолечением, а затем делятся с другими рецептом своего выздоровления. В последнем Коллегия может винить себя, а виновников первого обстоятельства никак нельзя привлечь к ответственности. Но Коллегия все же иногда примерно наказывает одного или двух из них, чтобы другим неповадно было".

Дело Роуза дало врачам шанс поставить аптекарей на место. "Медицинская коллегия с прискорбием отмечает, что ее позволение аптекарям заниматься лечением было истолковано превратно. Каждый аптекарь города считает своим правом браться даже за самые опасные заболевания. Полагаем, пора положить конец этим злоупотреблениям".

Как только осмелились эти прислужники истинных докторов, не знающие ни греческого, ни латинского, ставить диагнозы и прописывать лекарства? Только лекари, проведшие 14 лет в стенах Оксфорда и Кэмбриджа, имели необходимые знания, которые позволяли им читать труды Гиппократа и Галена, на чьих теориях все еще основывалась медицинская практика. Некоторые доктора даже дополнительно заканчивали платные курсы в Падуа, Монтпелье и Эдинбурге. Большая часть лондонских врачей состояла из друзей и лицензиатов Медицинской коллегии, помещавшейся в новом здании Рена на Варвик-лейн.

Что касается уважаемого Почетного общества аптекарей Лондона, то его членам требовалось всего лишь 7 лет службы в качестве помощника врача. Помощник сопровождал доктора при посещении больных, наблюдал за его работой, учился приготовлять лекарство по рецепту и иногда выезжал за город за травами. Он также мог прослушать курс ботаники в Саду аптекарей на берегу реки в Челси. Если же аптекарь был заинтересован в своем деле и имел много свободного времени, он посещал публичные лекции по анатомии.

Со временем члены гильдии зеленщиков, которые продавали и хранили пряности, и аптекари отвоевали эксклюзивное право на продажу лекарств в Лондоне и на 7 миль вокруг него. В своем заново отстроенном центре они расположили лабораторию по приготовлению лекарств. Их магазины состояли из приемной, украшенной сушеным аллигатором и непонятными бутылочками с надписями, и задней комнаты для приготовления лекарств. И Общество, и Медицинская коллегия имели право проверить кладовые аптеки и сжечь любые испорченные компоненты прямо у двери магазина.

Хотя врачи старались сохранить монополию в медицинской области, их было слишком мало (не в пример хирургам и аптекарям) и они не могли обслужить всех больных лондонцев. К 1700 г. в Лондоне практиковало около тысячи аптекарей и лишь 60-80 врачей. Так как аптекари вынуждены были много времени тратить на рекламу своих услуг, они часто оставляли магазин на попечении 2-3 помощников, которые тоже включались в этот и без того переполненный бизнес. Автор "Настоящего бедственного положения практикующих врачей этой страны", член Медицинской коллегии, писал: "Когда бизнес популярен, люди, имеющие к нему отношение, либо пытаются отобрать клиентов у конкурентов, либо поднимают цену на свои услуги".

Врачи до хрипоты доказывали, что аптекари недостаточно квалифицированны для практики, что нельзя лечить, насмотревшись на работу истинного доктора и всего лишь копируя его действия. Когда дело Вильяма Роуза отдали в суд в 1701 г., судьи долго сомневались, прежде чем принять сторону врачей. Дело в том, что докторов не хватало, их услуги были слишком дороги, они не вставали с кровати посреди ночи, чтобы прийти на помощь больному. Таково было мнение палаты лордов. Когда дело Роуза подали на апелляцию, лорды вынесли решение, "запрещающее участие в лечении Компании аптекарей".

Претензии врачей вызвали насмешки в обществе. Никто не забыл, как многие из них бросили лондонцев на милость судьбы во время чумы 1665 г., последовав за богатыми пациентами в Оксфорд и провинцию. Они были бессильны перед заболеванием так же, как и другие. Том Браун не доверял представителям этой профессии: "Эти джентльмены, предвестники смерти, путешествуют день и ночь, пополняя империю мрака. Хотя причиной болезни является дисбаланс жидкостей, убивает человека врач, да еще и рассчитывает получить за это хорошее вознаграждение. Так что, когда вас спрашивают, от чего умер человек, не отвечайте согласно традиции - от лихорадки или от плевроза, отвечайте - от врача".

Доктора не могли уменьшить плату за свои услуги, не потеряв достоинства в глазах общества. Пытаясь доказать, что готовы лечить бедных, и стараясь утереть нос аптекарям, группа врачей открыла публичные больницы, где предоставлялись услуги и лекарства по ценам, более низким, чем обычно. Автор труда "Необходимость и польза больниц для бедных в Лондоне" Даниель Дефо так прокомментировал это: "Чтобы поднять свою репутацию в обществе, врачи были вынуждены позаботиться о бедных, не только давать им советы у себя или у них дома, но и создать публичные больницы. Последние открыты в любой день недели (кроме воскресенья), там можно получить совет и лекарство от самых сложных болезней по самым низким ценам. Таким образом, бедняки ограждаются от "помощи" невежественных аптекарей и их непомерных гонораров".

Больницы широко рекламировались, и явно в одной из них, на улице Святого Мартина, Джон Сил вылечился, после того как убедился в невозможности получить помощь у аптекарей.
Для врачей, не занятых в больницах, существовала возможность делать деньги, сотрудничая с аптекарями. Один брал за посещение, другой - за лекарство, во много раз увеличивая цену: "Капли продали за 1 шиллинг 6 пенсов, в то время как реальная цена их - 1 шиллинг 2 пенса", - жаловался автор "Необходимости и пользы больниц" для бедных". "Хуже того, - продолжает он, - они дадут вам втрое большую дозу, чем пропишут в аналогичном случае в больнице, что никак не поможет излечению, а только взвинтит плату и даже причинит вред".
Том Браун так описывает такое сотрудничество: "Смотрите, как врач идет к пациенту вместе с малорослым аптекарем, приготовленным для того, чтобы ставить клизмы. Как величественно они выглядят и как уверенно говорят о выздоровлении, когда сами - всего лишь предвестники смерти, приближающие ее час. Пока пациент дышит и платит, они лечат, как только он умирает, они говорят, что его здоровье никуда не годилось и невозможно было спасти его".

В это время в медицине использовались как химические, так и травяные лекарства. "Химики" и аптекари разделились, чтобы каждый занимался своим делом.Автор "Н астоящего бедственного положения практикующих врачей" так писал об аптекарях: "Хотя они и не боятся доверять мальчишкам лечение пациентов, когда сами находятся в отъезде, но не решаются оставить им бутылки и пузырьки, не желая недосчитаться чего-нибудь по приезде. Так что, когда дело доходит до экзамена, ни один из двадцати помощников аптекарей не знает ничего в этой области".

Предлагаем вам ознакомиться с экскурсионными программами в Лондоне нашей компании.

Хирурги тоже не избежали порицания со стороны врачей, хотя по иронии судьбы знание анатомии давало им большее понимание работы организма, чем могли дать врачам древние тексты. Хирургической практикой в Лондоне позволялось заниматься тем, кто прослужил учеником хирурга семь лет и стал членом уважаемого Общества цирюльников. Однако Лондонский епископ и начальник собора Святого Павла иногда выдавали лицензии без одобрения Компании. Цирюльники и хирурги принадлежали к одному обществу, но ни те ни другие не вмешивались в дела друг друга.

Многие врачи выступали против вмешательства хирургов во внутренние процессы организма. Выдающийся лондонский доктор Джозеф Биннз всегда начинал лечение с того, что вызывал у больного рвоту, давал слабительное или ставил клизму, чтобы очистить желудок и кишечник и поставить тело на путь самоизлечения. Согласно понятиям учения Галена, которое все еще было актуально, состояние умственного и физического здоровья зависело от баланса жидкостей в организме. Считалось что 4 жидкости тела - кровь, флегма, желчь черная и желтая - соответствуют 4 элементам: земле, огню, воздуху и воде, чьи основные качества - сухость, жар, холод и влажность. Дисбаланс жидкостей провоцирует болезнь. Так как для восстановления равновесия нужно было убрать лишнюю жидкость, хирурги по-прежнему пускали кровь при помощи банок. Например, тело женщины, у которой прекратились месячные, считалось переполненным плохими жидкостями, которые могли повлиять на мозговую деятельность, вызвать меланхолию и потерю настроения. Для восстановления цикла ей пускали кровь.

Нед Вард, автор "Лондонского шпиона", перенес операцию на плече: "Хирург принес свои инструменты и укрепил три банки у меня на спине, да так, что я думал, они всосутся в мое тело и выйдут из груди. Когда при помощи загадочной стратегии он собрал всю мою негодную кровь под банками, то вытащил дурно пахнущий инструмент. Доктор начал полосовать мою кожу, словно готовил бифштекс, но с такой легкостью и ловкостью, что я позволил бы ему всего меня изрезать, если того потребует лечение. Когда из меня вышло столько крови, сколько лекарь считал необходимым для успокоения боли, он стал излечивать раны, которые сам же и нанес".

Некоторые врачи и хирурги понимали, что пускание крови может ослабить пациента. Многие же люди на всякий случай делали это ежегодно (вне зависимости от того, больны они или нет) в качестве весеннего очищения. Про стерилизацию тогда еще никто не слышал, и инфекция с легкостью переходила в организм с немытых рук хирургов и непростерилизован- ных инструментов.

Обычным делом были травмы на улицах, где пешеходам отводились очень узкие тротуары, с которых им случалось падать под железные колеса экипажей.
Часто возникали пожары в домах от кухонных очагов и свечей. Вычурные головные уборы были опасны в этом отношении. Джону Верни так писал его друг: "Я недавно услышал грустные новости о вашей тете: у нее во время молитвы загорелась шляпа, и бедняжка едва не сгорела. Но ей быстро пришли на помощь, и она отделалась ожогами рук и лица".
В списках умерших в 1700 г. значится: "Сгорели и получили ожоги - 8, погибли из-за других несчастных случаев - 28".

Серьезно поврежденные конечности удалялись сразу же, пока не началась гангрена. Англичане были известны своей вспыльчивостью и постоянной готовностью схватиться за меч или пистолет в уличной или трактирной драке. Нед Вард отмечал: "У них редко не бывает ушибов, порезов и ранений, они постоянно выкладывают деньги хирургам, как дурачки - лотерее колесо фортуны". Проникающие ранения в голову, грудь и живот часто становились смертельными.

Хирургия была бессильна при большинстве внутренних заболеваний. К счастью, камни из организма извлекать умели, так как это было очень распространенной болезнью, хотя после операции умирало почти столько же пациентов, сколько без нее. Брат Джона Эвелина, Ричард, скончался от камней в почках после агонии, длившейся около года. Эвелин описывает его боли как "невыносимые муки, переходящие в приступы конвульсий". Больной отказался довериться хирургу, хотя его призывали к этому те, кто перенес удаление камня.
Аппендикс и желчный пузырь удалять не умели. А вот поверхностные опухоли убирали.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Болезни 17 века в Лондоне / Часть 2
  • В Лондоне запущен веб-сайт для мониторинга за работой врачей общей практики
  • Болезни 17 века в Лондоне / Часть 3
  • Медицина в средневековой Шотландии
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 6
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________