Смерти в Лондоне в 17 веке / Часть 3

достопримечательности лондона
Смерти в Лондоне в 17 веке / Часть 3Процессия, направлявшаяся к церкви, обычно выбирала самый короткий путь, но многие соблазнялись возможностью похвастаться пышностью похорон перед соседями и шли окружным путем. Главные плакальщики ехали в экипажах, а другие люди шли за ними пешком. Миссон описывает' процессию: "Все готово к началу. Несколько человек идут впереди, каждый держит в руках длинную палку с большим яблоком или серебряным шаром на конце. Глава прихода вместе со своим помощником идет за ними. Следом  несут гроб с телом умершего. Остальную часть процессии составляют ближайшие родственники и гости, разбившиеся на пары. Покойника вносят в церковь, гроб ставится на две подставки, и происходит отпевание с произнесением речей или же чтение определенных молитв, подходящих к случаю".

Захоронение могло проходить в самой церкви (по традиции богачей) или в церковном дворе. На кладбище южная и восточная части считались самыми святыми, а поэтому и высоко ценились. Кроме оплаты услуг священника, его помощника и могильщика, необходимо было платить и за место в церкви или вне ее. Дополнительно властям отдавали налог на похороны - 4 шиллинга. "Специальным пунктом в завещании, - пишет Эвелин о своем сыне, - он оговорил свое погребение на кладбище. Его оскорбляла новомодная традиция захоронения внутри церкви. Это излишество делает из церквей худшие склепы, которые угрожают здоровью живых и не дают покоя мертвым из-за ежедневного пребывания в храме прихожан". Захоронения в церкви вынуждали посетителей и служителей терпеть зловоние разлагавшихся тел на протяжении недель.

Снаружи, на переполненных кладбищах лондонских приходов, могильщики с трудом находили место для усопших. Души умерших постоянно тревожили, пытаясь дать успокоение новоприбывшим. Например, приходу Святого Мартина принадлежало только 26 акров земли. За последние 11 лет XVII в. здесь произошло 15 856 погребений, т. е. в год - по 1 400. Некоторые могилы были недостаточно глубоки, что привлекало внимание кладбищенских воров. Хирурги и их ученики остро нуждались в свежих трупах. Широкие глубокие ямы, в которых тела бедняков лежали в ряд в открытых гробах или вообще без них, не засыпались землей до получения специального разрешения, отвратительная вонь шла от них, особенно в слякоть и дождь. Воздух вблизи кладбищ всегда оставался зараженным.

Похороны проходили в присутствии плакальщиков, стоявших вокруг могилы. Традиционно покойного укладывали лицом вверх в могиле, протянувшейся с востока на запад, - считалось, что умерший сможет восстать в Судный день. Исключение составляли самоубийцы. Если их вообще допускали в церковный двор, то хоронили лицом вниз в могиле, расположенной с севера на юг, на северной стороне кладбища. Гости ждали, пока землю бросали на гроб, а затем уходили. Только в конце XVII в. начали использовать могильные плиты для обозначения захоронений на кладбищах.

Люди возвращались домой с кладбища в том же порядке, в каком покидали его. Теперь раздавались напитки и закуски. Миссон заметил, что женщины и мужчины разбивались на две отдельные группы в этот момент - это было обязательной частью ритуала. Он был поражен количеством алкоголя, которое могли употребить женщины. Некий Батлер, держатель таверны "Корона и Скипетр" на улице Святого Мартина, рассказал Миссону, что женщины, пришедшие на похороны его супруги, выпили бочку красного портвейна и белого глинтвейна. "Англичанки могут пить наравне с мужчинами, - восхищался Миссон, - а уж в болтовне явно превосходят их".

Наступало время огласить завещание покойного друзьям и родственникам, обсудить его долги и расходы на похороны. Когда Джон Драйден умер в мае 1700 г., клуб "Кит-Кэт" взял на себя расходы на его похороны: "двойной гроб - 5 фунтОв, украшение зала лавром - 5 фунтов, 6 дюжин бумажных гербов для холла - 3 фунта 12 шиллингов, шелковые гербы для покрова - 2 фунта 10 шиллингов, 3 траурных экипажа и 6 лошадей - 2 фунта 5 шиллингов, серебряный столик и розмарин - 5 шиллингов, 8 шарфов для мужчин - 2 фунта, 17 ярдов крепа для покрытия инструментов - 2 фунта 14 шиллингов, использование катафалка - 3 фунта 10 шиллингов".

По традиции вдова получала одну треть имущества мужа. Дети разделяли между собой вторую треть. Оставшиеся деньги были собственностью умершего, и он распоряжался ими в завещании. Если мужчина не успевал выразить своей воли, последнюю треть отдавали жене и детям. Небольшое наследство могло остаться и друзьям. Слуги редко что-то получали, возможно, из-за того, что часто меняли хозяев. В этот прагматичный век все уже забыли о старых средневековых традициях подаяния на похоронах. Очень мало лондонцев оставляло что-либо на благотворительные нужды.

Бедняки, старавшиеся избежать неприятной участи захоронения в общей могиле, заблаговременно вступали в похоронный клуб или общество, которые возникали и развивались наравне с похоронным бизнесом.

Похороны бедняков оплачивали приходы, которые, в свою очередь, получали деньги от всех имевших собственность прихожан. К 1700 г. самоубийства приняли характер эпидемии. Джон Эвелин писал в дневнике, что они достигли своего пика во всех слоях общества. Иностранцы поражались легкости, с которой англичане и англичанки отнимали у себя жизнь. Бит Луи де Мюраль писал: "Англичане убивают себя не реже, чем погибают от чужой руки. Часто можно услышать, как люди рассказывают о мужчине или женщине, покончивших с собой из-за какой-то мелочи: мужчина - из-за непостоянства или жестокости любовницы, женщина - из- за невнимания мужчины".

Другой иностранец, Сезар де Соссюр, писал, что был обескуражен "этой манией", пока не провел несколько месяцев в Лондоне и сам не впал в депрессию от кошмарной погоды и непроглядного тумана. "Если бы я был англичанином, я обязательно наложил бы на себя руки, - писал он. - Желание приблизить конец моих несчастий скорой смертью постоянно присутствовало в моих мыслях, и потребовалось все мое мужество, чтобы противостоять соблазну". Де Сос- сюра пригласили погостить в ближайшей деревушке Ислингтон, где пастбища напоминали ему о родине, - хандра ушла.

Иностранцы и сами лондонцы, возможно, пребывали под впечатлением огромного числа суицидов, потому что случаи самоубийств слишком часто упоминались в газетах. В прессе описывались всевозможные детали с видимым удовольствием: "В прошлый вторник служанка, живущая на Норфолк-стрит, в плохом расположении духа отправилась на кухню и заперлась там на ключ. Затем отрезала кусок веревки и, забравшись на стол, довольно ловко попыталась выполнить работу палача, повесившись на железном крюке, как будто каждый день только тем и занималась. Но судьба распорядилась по-иному: крюк был проржавевшим и развалился, прежде чем она покинула сей мир; девушка упала. В это время хозяин послал за ней человека (даже и не помышляя о случившемся инциденте), который нашел дверь запертой, а за дверью услышал стоны - о них было немедленно доложено хозяину. Тот ворвался на кухню и обнаружил служанку полумертвой, однако ее удалось вернуть к жизни. Как оказалось, причиной была несчастная любовь".
"В понедельник уэльский портной, приехавший в город узнать новости моды, поругался с братом и, приняв это слишком близко к сердцу, утопился в реке около Ислингтона. Его хватилась квартирная хозяйка.

Ей приснилось, что он лежит на дне, а шляпа плавает над ним. Именно так все и оказалось". Заметки о самоубийствах, редкие до 1700 г., теперь ежедневно читали тысячи людей. Эти отчеты привлекали такого же сорта людей, что и рассказы о преступниках, повешенных в дни казни. Суицид перестал быть тайной. Эти мужчины и женщины не были жертвами сверхъестественных сил, они страдали от того же, что и многие остальные лондонцы: подростки, находившиеся в зависимости от жестокости своих хозяев; безутешные вдовы и вдовцы; несчастные в любви; неспособные обеспечить себя старики; не вынесшие позора незаконной беременности девушки; проигравшиеся игроки. Многие обращались к последнему средству, чтобы избежать нищеты. Одна бедная женщина, дошедшая до отчаяния от невозможности выкормить детей, убила сначала одного из них, потом другого, а затем и себя.

Богатство и счастье так тесно переплетались в сознании людей, что суицид обеспеченных людей вызывал недоумение. "В Гринвиче выловлено тело человека, у которого были деньги и чеки в карманах", - говорилось в одном отчете. "Вчера утром женщина, работавшая около Белой башни за 8 шиллингов в неделю, повесилась у себя на квартире. Никто не знает причины ее отчаяния".

Понимание рождает симпатию. Считалось, что самоубийца был не в себе и не отвечал за свои действия. Суицид считался результатом скорее психической болезни, чем козней дьявола. Самоубийц жалели, а не насмехались над ними. Без судебной медицины не всегда было легко установить причину смерти: суицид, убийство или случайность. Богачи стрелялись, простые люди вешались. Смерть при утоплении могла вполне посчитаться несчастным случаем, когда на самом деле была самоубийством или убийством: "В прошлый вторник нашли утопленника в реке, его деньги и часы были в кармане. Обстоятельства смерти не выяснены". Если существовала хотя бы доля сомнения в том, что человек покончил с собой, выносился наиболее мягкий вердикт, обращались к церкви с просьбой похоронить его или ее на кладбище вместе с другими.

Судьи меньше всего склонялись к вынесению вердикта о самоубийстве, за которым следовали светские и религиозные проблемы. По древней традиции, государство конфисковывало собственность самоубийцы, и его семья оставалась нищей. В период Великой революции права собственности стали непререкаемыми. Дефо выразил всеобщее мнение словами: "Дети не должны страдать из-за того, что их отец погубил себя". Друзья и родственники шли на все, чтобы утаить детали смерти и не дать заподозрить самоубийство.

За церковью все еще оставалось право отказа в христианском погребении при самоубийстве. Традиционное мнение состояло в том, что суицид провоцировался дьяволом, сверхъестественным существом. Самоубийцу хоронили обнаженным, с колом в груди, который не давал неспокойному злому духу охотиться за живыми и восстать в День Суда. Точно так же, как публичная казнь собирала народ, привлекал всех и этот мрачный ритуал - признак того, что суеверие еще живо.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Смерти в Лондоне в 17 веке / Часть 2
  • Смерти в Лондоне в 17 веке / Часть 1
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 6
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 4
  • Бедные кварталы Лондона
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________