Рынок недвижимости в Великобритании в 17 веке

туры в лондон
Рынок недвижимости в Великобритании в 17 векеНа рынке недвижимости сложилась сложная ситуация, понять которую можно из следующей цитаты: "По-моему, я уже говорил тебе, что дома теперь строятся недолговечные, рассчитанные на определенный срок службы. Объясню почему. Дело в том, что очень редко человек, который строит, является владельцем земельного участка. Он берет землю в аренду у ее владельца на определенный срок (обычно на 99 лет, а то на 60 и меньше), за который ему нужно успеть построить и продать дом. И, естественно, при таком положении вещей ему выгоднее сэкономить на материалах. Главное успеть сбыть свой товар, пока тот не рухнул. Таким образом, и подрядчик, и землевладелец выигрывают, страдает один лишь покупатель дома".

Богатые аристократы, владевшие землей, были очень расчетливы. Они сдавали свои участки в аренду и получали за это немалую прибыль, на которую могли безбедно существовать и сами, и их дети, и даже дети их детей. Но в то же время каждое поколение обязано было содержать имение в порядке, чтобы оно не пришло в упадок. И, конечно, каждый следующий владелец искал способы увеличить свой доход. Можно было, например, повысить престиж своего имения. Для этого необходимо было позаботиться о том, чтобы строительство на его земле велось по самым высоким стандартам, а главное убедить в этом богатых господ. Как? Джон Стоу в своем "Наблюдении за Сити и Вестминстером" упоминает при описании улицы один из таких способов: "Смит-стрит - это новая улица с прекрасными зданиями, названная в честь известного землевладельца сэра Джона Смита, который имеет здесь прекрасный дом". Итак, нужно привлечь на свою землю титулованных особ, рядом с которыми почтут за честь поселиться многие честолюбивые горожане. Они заплатят любые деньги, чтобы жить бок о бок со своим кумиром".

Землевладельцы и подрядчики просчитывали каж дый шаг, стараясь из всего извлечь для себя пользу. На пример, их занимал вопрос: что выгоднее строить больше маленьких и дешевых домов или меньше больших и дорогих? Большинство новых зданий тогда возводилось вокруг площадей, которые представляли собой пустыри, заваленные мусором и кишащие разным сбродом. Жители этих домов, дабы обезопасить себя, добились в конце концов того, что эти опасные места были обнесены изгородью.

Просетите наш раздел Достопримечательности Лондона.

В ряду находчивых торговцев недвижимостью нельзя не упомянуть Томаса Нила. Ряды домов в его районе располагались в форме звезды. Он считал, что на одной и той же площади можно возвести больше зданий с широким фасадом, располагая строения в форме звезды, а не в форме четырехугольника.

Итак, сколько и в какой бы форме ни строились дома, они предназначались для людей. Скажем несколько слов и о них. Интересно, что все жители Лондона, к какому бы слою общества они ни принадлежали, предпочитали брать жилье внаем, а не покупать. У каждого были на это свои причины. Аристократы могли менять место жительства чуть ли не каждый сезон. Возможно, постоянные переезды служили своего рода развлечением.

Деловые люди (так называемый средний класс) считали, что лучше снимать жилье, чем платить огромные деньги на его покупку. А сэкономленную сумму можно вложить в какое-нибудь дело.

Видя такой спрос на свой тоЪар, домовладельцы запрашивали за него немалую плату. Например, на главных улицах столицы она колебалась между 50- 60 фунтами стерлингов в год. В менее престижных районах обитавшим там торговцам и ремесленникам приходилось выкладывать 20-30 фунтов стерлингов при среднем доходе в 50 фунтов. Но даже за такие деньги люди не рассчитывали на просторное и уединенное жилье. Они просто не знали, что это такое. Ведь большинство из них жили в доме с террасой, столь характерной для лондонской архитектуры того времени. А одной из его типичных черт были именно маленькие размеры. Такой высокий и узкий, с 2-3 комнатами на этаже дом вмещал семью из 4-6 человек да 2- 3 слуг. Желая убить сразу двух зайцев, сдавали часть комнат жильцам, а в остальных жили сами. Особенно популярной была эта практика среди владельцев магазинов и вдов. Первые делали это из скаредности и жажды денег, последние - из необходимости.

Надо отметить, что отношения между домовладельцами и жильцами зачастую были не самыми дружественными. Для иллюстрации приведем запись, сделанную в Лондоне в консистории церковного суда где-то в период с февраля 1700 по январь 1702 г.: "Генри Леонард, сапожник, взял в аренду меблированный дом, в котором открыл небольшую мастерскую. В остальные комнаты он пустил жильцов. Его жена Джейн постоянно ссорилась с этими людьми и грубо разговаривала с мужем, используя нецензурные выражения". Об этом узнал судебный пристав. Он несколько раз предупреждал женщину изменить поведение, но впустую. И в результате ее мужа вынудили свернуть дело и съехать.
Чтобы занимать, к примепу, второй этаж с двумя обставленными комнатами, рядовому лондонцу приходилось платить в среднем полгинеи в неделю, а то и меньше. В богатых районах города цены за жилье кусались. Когда тетя Джона Верни по имени Бетти переехала в Ковент-Гарден осенью 1697 г., он написал ей письмо, в котором мягко упрекал ее за расточительность: "Мадам, похоже, вас можно поздравить с обретением вашего потерянного рая, каковым стал для вас Ковент-Гарден. В самом деле, рай необыкновенн притягателен, ведь именно там растет вожделенны" плод, который кажется нам столь сладким. Но вспом ните цену, заплаченную Адамом и Евой за удовольствие вкусить его сладость. Я понимаю, что вся эта мишура в виде роскошных одеяний, изысканных блюд и дорогих шелковых простыней заставляет взволнованно биться не одно женское сердце. Но за все эг нужно платить. А откуда у вас такие деньги ? Впро чем, мне не стоило все это вам говорить. Вы сами до статочно благоразумны, чтобы не наделать глупостей..." Тетя в ответном письме оправдывается: "Сэр Джон, в начале моего письма спешу поблагодарить вас за присланные деньги. Они пришлись мне, как человеку, чьи желания превышают возможности, весьма кстати. Что же касается моего (как вы его называете) рая, хочу вас уверить, что я бы не возвратилась сюда еще долго, если бы меня не вынудили обстоятельства. Ведь я абсолютно равнодушна ко всем здешним удовольствиям. Моя главная забота сейчас - это прокормить семью и расплатиться с долгами. Я едва свожу концы с концами, т. к. местные цены за жилье мне не по карману. Но ведь и за пределами Ковент-Гарден дома не раздают даром, хотя порой за них не дашь и гроша. Я предпочитаю заплатить дороже, но зато быть уверенной, что товар этого стоит".

Социальное расслоение проявлялось в Лондоне как в масштабах города (в виде существования престижных районов для состоятельных людей, куда простым гражданам вход был закрыт), так и в масштабах отдельно взятого английского дома," части которого распределялись в соответствии с классовой принадлежностью. И беднейшим слоям, конечно, доставалось самое худшее: целые семьи ютились в душных темных подвалах или на холодных чердаках.

Но далеко не всегда пострадавшими оказывались жильцы. Они, в свою очередь, доставляли хозяевам много неприятностей. Так, например, среди квартиросъемщиков нередко попадались воры, которые крали и у соседей, и у домовладельцев. О двух таких случаях можно прочитать в записях Центрального уголовного суда Лондона от февраля 1694 г.:
"Саймон Беттс обвинялся в краже золотых часов, жемчужного ожерелья, кольца с бриллиантом, двух медальонов и пояса с серебряной пряжкой. Все эти вещи он нашел в квартире истца, которую занимал на правах квартиросъемщика". И: "Подсудимый Кларк снимал комнату в доме истца. Однажды, когда семья хозяина была в церкви, он связал служанку, заткнул ей рот кляпом, взломал девять замков сундука и украл хранившиеся там, как ему показалось, ценные камни".

Как уже было отмечено выше, лондонцы не знали, что такое тайна личной жизни. Население Лондона росло и росло, дома, где сдавались комнаты, напоминали муравейники. О каком уединении могла идти речь? Все были на виду, все знали все друг о друге. Первой сплетницей, как водится, была хозяйка, которая считала, что имеет право знать о своих постояльцах все. Между последними регулярно возникали ссоры и размолвки. Вот, например, одна из них, закончившаяся в зале консисторского суда: "Элизабет Смит и Аннабел Браун снимали на двоих комнату в доме Мэри Вуд. У Аннабел был поклонник, некий Джон Маграт. Он часто приходил к ней. Однажды утром Элизабет видела их вместе в постели, а вскоре этот самый сэр Джон совсем переехал в дом Мэри Вуд, заняв соседнюю комнату. Элизабет стала подозревать, что Аннабел ждет ребенка, и решила уехать, оставив влюбленных вдвоем. Позже выяснилось, что у мистера Маграта была законная жена, которую он бросил, не оставив ей средств к существованию".

Свет в большинство лондонских домов проникал через так называемые fenetre a coulisse - раздвижные разъемные окна, которые были голландским новшеством, хоть и носили французское название. Оконный налог, введенный в 1696 г., лишил лондонцев воздуха и света, чем нанес большой ущерб их здоровью. Чтобы хоть как-то оживить мрачные помещения, горожане стали вешать на стены зеркала, которые вскоре превратились в последний крик моды. Ни один дом не обходился без зеркал, которые выпускались в огромных количествах, разных форм. Их наличие свидетельствовало о хорошем вкусе хозяев.

Мода на зеркала, как и на другие элементы декора, пришла из Франции. С этого в английской столице началось своеобразное увлечение всем французским, чему во многом способствовал большой поток эмигрантов-гугенотов. Люди стали строить свои дома на французский манер, и в этом им часто помогали французские архитекторы. Один из них, парижский эмигрант Даниэль Маро, пользовался особенной популярностью, т. к. он не только проектировал само здание, но и советовал, как и чем обставить дом, каким образом устроить сад, чтобы дух его страны чувствовался повсюду. Этот человек даже издал серию гравюр под названием Nouvelle chemintts a panneaux de glace a la maniere de France.
Его наняли для проведения капитального ремонта Хэмптон-Корт (грандиозный дворец на берегу Темзы, резиденция королевской семьи до 1760 г.), где с легкой руки этого архитектора появились зеркальные вставки (панели) над камином.

Итак, французы на рубеже XVII-XVIII вв. задавали тон во всем, что касалось обустройства быта жителей английской столицы. На сатирическом рисунке, изображающем чаепитие, хорошо отражен интерьер комнаты в богатом лондонском доме. Видны современное окно, зеркало и буфет с восточным фарфором. Затянутые в корсеты знатные дамы сидят на стульях с высокими спинками так, словно собрались вместе поболтать кого угодно размера. Дело в том, что до 1700 г. ни англичане, ни даже французы не умели делать большие зеркала. И только в означенном году во французском местечке Сент-Гобинс некие Ричард Лоране де Ма- нуар и Льюис Энн де Сенмари, стекольщики, изобрели и опробовали несколько новых, невиданных доселе инструментов, с помощью которых можно было не только варьировать размер зеркала (длина и высота некоторых достигала порой 100 дюймов), но и сделать для него красивую оправу с объемным узором. Благодаря все тем же гугенотам-эмигрантам новшество вскоре достигло и Лондона, где объемные узорчатые оправы использовали не только для отделки зеркал, но и каминов. И через какое-то время разные украшения над камином стали неотъемлемой частью английского дома.
Миссон восторгается "тонкой работы лестницами, подъемными окнами и особенно высокими оштукатуренными и побеленными потолками" лондонских новостроек. Эти потолки делали комнату светлее.

Самуэль Пеппс (сын портного, прославившийся благодаря своему дневнику, написанному им в 1659- 1669 гг. Он вел его для себя, не думая, что когда-ни- будь им будет зачитываться вся страна) нанял штука тура, чтобы тот побелил потолок в одной из комнат его доме. Хотя вряд ли в то время добивались чист белого цвета, скорее, он был ближе к бледно-серому. "Как прекрасно смотрится в комнате оштукатуренный потолок, особенно при свете огня. К тому же он защищает комнату от пыли и шума", - пишет Мьеж.

В более ранние времена комнаты окрашивали в яркие кричащие тона. Но уже к концу XVII в. предпочтение стали отдавать более бледным краскам. Стены обшивали специальными панелями, дабы защитить их от лондонской сырости. В богатых домах панели делали в основном из малинового дамассе - очень модного в те годы плотного шелкового материала, тогда как горожане более низкого ранга довольствовались более дешевой кожей, гобеленом, а то и просто шерстяной тканью. Впрочем, от сырости плесень появлялась на любом материале, независимо от того, сколько он стоил.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Быт англичан в 17 веке
  • Рабочий район Сити / Часть 4
  • История английской моды
  • Быт англичан в 17 веке
  • Цены на жилье и его аренду в Англии резко вырастут к 2020 году
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________