Рабочий район Сити / Часть 3

лондон сити
Рабочий район Сити / Часть 3Спрос на ткани местного производства резко возрос после запрета на ввоз в страну индийского набивного ситца. Хотя расцветка индийских тканей не отвечала вкусам англичан, качество их было высоким. "Английские мастера занимаются производством, набивкой и окрашиванием хлопчатобумажных и льняных тканей. Они научились этому у индийских специалистов, которые в совершенстве владеют искусством изготавливать такие ткани (называются они там ситцем). Хотя наши ткани проигрывают индийским в цветовой гамме и качестве, но зато более красивы. Узоры у них просто дикие, очень крупные".

В производстве готовой одежды были заняты тысячи людей. За очень низкую плату портнихи шили в плохо освещенных душных помещениях вечерние платья и ночные сорочки, рубашки и галстуки, нижние юбки и головные уборы. Для богатых горожан работали крупные магазины, при которых трудились специалисты различных профессий. Вдоль улиц Чипсайд,  Флит и Странд до улиц Чаринг-кросс и Сент-Джеймс висели яркие вывески с изображением ножниц портного, модных шляп, перчаток, а также кружев, тюков шерсти, веера и т. д.

Зайдя в магазин, клиенты встречали портных, шьющих любую одежду; торговцев тканями, доставляющих шелка, лен и другие ткани; изготовителей париков; шляпников, способных изготовить головной убор на заказ; башмачника, который шил обувь, идеально сидящую на ноге; можно было сделать прическу, сшить платье, приобрести любой аксессуар — от муфты до перчаток.

Работали в мастерских не только женщины, но и мужчины — специалисты по изготовлению корсетов из китового уса. Автор "Лондонского торговца" удивлялся, что "женщины не догадались научиться этому делу сами, а предпочли доверить самое сокровенное, то, что должно оставаться загадкой, нашему брату. Но это занятие требует силы, и только мужчине по плечу возводить защитные стены вокруг женского тела". А женщинам оставалось обшивать каркасы из китового уса тканью.

Именно в этот период Лондон переживал свои золотые годы, являясь лидером чуть ли не в каждой отрасли промышленности, оставив другие города далеко позади. Здесь умели делать не только одежду. Джентльмену угодно приобрести новый экипаж? Пожалуйте на Лонг-Акр, где команда специалистов, начиная от колесных дел мастера до плотника, маляра и седельника, вмиг соберет его по вашему вкусу. Умельцы из Кларкенуэлла изготовят любые часы — точнейшие механизмы Томаса Томпибна и Даниеля Куора приобрели тогда мировую известность. Не менее высоко ценились лондонские оружейники. Люди с удовольствием покупали для своих домов произведенные в столице оловянную посуду, чайники, каминные щипцы и свинцовые баки с красивым орнаментом. Стекольщики снабжали страну материалом для окон домов, экипажей, витрин магазинов, зеркал и столовой посуды, бутылок, в которые потом наливали произведенный в Лондоне джин, а также стеклом для новых оптических приборов и очков. В Саутуорке дубили кожу, чтобы потом продать ее специалистам, которые превратят ее в седла и сапоги, переплеты для книг и одежду. Из-под рук краснодеревщиков со Странд выходила все более изысканная мебель, покоряя мировой рынок. И всем вышеперечисленным мастерам приходилось, занимаясь своим делом, дышать ядовитым дымом, неизбежным продуктом деятельности мыловарен и пивоварен, винокурен, красильных мастерских.

Столица была центром литературной жизни. "Лондонский торговец" объяснял всеобщий интерес к писательству "существовавшей тогда свободой слова, за счет которой многим удалось тогда найти себя в различных областях литературной деятельности и довести словесное искусство до совершенства". А это вело к развитию издательского и типографского дела.

Издатели занимались тем, что покупали рукописи у авторов, печатали книги и продавали их в своих магазинах, а также перепродавали подержанные экземпляры. "Лондонский торговец" так отзывался об их деятельности: "Главная цель издателей — получить право на собственность литературного труда, который и принесет им прибыль. Автор же по большому счету получает от них мизерную сумму и массу неуважения со стороны этих невежд, ничего не смыслящих в литературе, зато умевших мастерски сбивать'цену. Авторы вынуждены были принимать их условия, т. к. зачастую были очень бедны и от продажи книги зависело, будут ли они сегодня обедать или останутся голодными".
Но, с другой стороны, "Лондонский торговец"находит и некоторые оправдания таким действиям издателей и торговцев книгами в "существовавшем тогда засилье халтуры, массового чтива и дефиците талантов. Приходилось печатать массу макулатуры (из четырех выпускавшихся книг, по их же признанию, три не стоили ни труда, ни бумаги), чтобы хоть как- то существовать". Рынок был переменчив. "Книгопечатание вынуждено идти на поводу у капризов массового читателя, который предпочитает глотать всякую ерунду, оставляя истинные серьезные работы безо всякого внимания".

Оптовики служили своего рода смазкой, необходимой для работы механизма взаимодействия между купцами и розничными торговцами, между продовольственным рынком Лондона и поставщиками продуктов питания в провинцию.

Предметами первой необходимости население обеспечивали владельцы магазинов, которые представляли собой преуспевающий средний класс. Тысячи вывесок рекламировали их товары: лимон звал к торговцу фруктами, ананас — к кондитеру, два негритенка — к торговцу табачными изделиями, три сахарные головы и корона — к бакалейщику, чайник — к меднику, корона и коробка приглашали купить чай, три ключа обозначали торговлю скобяными товарами и т. д.

Хотя, надо сказать, что немногие магазины специализировались на продаже какого-то одного товара. Большинство же из них предлагали кучу всякой всячины. Возраст домашних слуг не превышал 45 лет, а большинству из них не было еще и 25. Тридцать две тысячи женщин в Лондоне работали кухарками, горничными, прачками и т. д. Оставшиеся 8 тысяч мужчин служили дворецкими, лакеями, конюхами и кучерами. Привыкшие к роскоши и безделью богатые люди Лондона нуждались во все большем количестве обслуживающего персонала, в связи с чем этот труд становился хорошо оплачиваемым. Даниель Дефо считал, что слуги стали чересчур заносчивы: "Сейчас так трудно найти служанку, что ее заработная плата подскочила от 30—40 шиллингов в год до 6—8 фунтов стерлингов и выше; обычный торговец не может порой позволить себе нанять даже одну служанку, и его жена, вместо того чтобы помогать ему в магазине, вынуждена заниматься бесконечными домашними делами; и все потому, что сегодняшние служанки чересчур возгордились. Дошло до того, что порой хозяйку по платью не отличишь от горничной, т. к. последняя одета зачастую гораздо лучше. А столько, сколько получает английская горничная, не получает больше ни одна горничная в мире".

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Мода и лондонские магазины 17 века / Часть 1
  • Мода и лондонские магазины 17 века / Часть 2
  • История английской моды
  • Рабочий район Сити / Часть 1
  • Жизнь лондонских бедняков в 19 веке
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________