Религия в Лондоне 17 века

Религия в Лондоне 17 века
Религия в Лондоне 17 векаНет во всей огромной вселенной больше такого города, который бы так громко кричал о своей религиозности и так мало бы делал, чтобы доказать ее на практике.

Человек у позорного столба в Королевской бирже стоит на цыпочках. Он не сможет долго сохранять такую позу, но пока хоть на время она облегчит боль в шее, заключенной в деревянное кольцо, и руках, неестественно выкрученных и просунутых в отверстия по обеим сторонам головы. Человек знает, что окружен толпой зевак, жаждущих зрелищ и отпихивающих друг друга, чтобы занять место впереди, но не открывает зажмуренных глаз. Он ждет, что в любую минуту толпа готова обрушить весь свой арсенал камней и острых, как когти, кирпичных осколков на его беззащитное тело. Ему уже не хватает воздуха. А что будет дальше, когда его захлестнет волна грязи и экскрементов, забивая нос и рот. Разыгравшееся воображение заставляет его раньше времени съежиться, дабы уклониться от несуществующих камней, ранящих его лицо и голову, лишающих его зрения, бьющих по ногам и спине. В воздухе повисает ужасающая пауза. Его щеки касается что-то мягкое, похожее на снег. Он решается немножко приоткрыть глаза и тут же, пораженный, широко открывает их. Лондонцы забрасывают его цветами!

Олигархи из Сити, оскорбленные намеками писателя на их коррумпированность в книге "Исправление нравов", сумели-таки отомстить ему, приговорив к позорному столбу трижды. Так или иначе, Дефо сыграл им на руку. Ему удалось разозлить всех. Именно он заставил таких непримиримых противников, как высокорелигиозные тори и раскольники виги, объединиться в борьбе против него. Его резкий памфлет "Как заслужить расположение бунтарей" буквально привел в ярость заносчивых тори, которые в первый год правления королевы Анны (в 1702-1703) возомнили, что вправе поставить на место вигов, поддерживающих короля Вильгельма, и их своенравных союзников.

Раз маятник опять качается, значит, пришло время англиканцам возвращаться в Лондон: слишком уж многочисленны, богаты и сильны раскольники, и сектанты из Сити. Их необходимо поставить на место. В отдаленных районах недостаточно англиканских церквей. Будет построено 50 новых. Сектанты склоняют на свою сторону бедноту. Их детей необходимо обратно привести в лоно англиканской церкви. По всему городу открывались благотворительные школы, чтобы воспитывать их на догматах англиканства.

Вышеупомянутый памфлет Дефо написал от имени фанатика-верующего. И так он был убедителен, что поначалу все в это поверили. Но как же разъярились духовенство и политики, когда обнаружили, что их одурачили. В памфлете выставлены на показ все злые обиды и ссоры власти и церкви, в которых они в XVII в. так безнадежно увязли. Яков I не мог не бороться против пуритан, учитывая, какой вред они нанесли. "Вы уничтожили одного короля, - грембл голос героя памфлета, - низложили другого и сделали посмешище из третьего. И у вас хватило наглости втереться в доверие к четвертому!" Ссылаясь на "Акт о веротерпимости" от 1689 г., давший свободу вероисповедания протестантам, автор заявляет, что англиканская церковь была этим актом "обижена и унижена. Если вы планируете освободить своих детей от борьбы и бунтов, - призывает он, - то сейчас для этого самое время! Нужно вовремя, на корню пресечь эту зреющую ересь, которая уже и так здорово взбаламутила всю англиканскую церковь!"

Содержащиеся в памфлете рекомендации повесить нескольких неверных, чтобы другим неповадно было, слишком уж отвечали реакционным настроениям англичан. Идея не была новой, ведь в соседней Франции таким же гонениям подвергались их раскольники - гугеноты, "Раз уж один суровый закон начал работать, любой член тайной секты должен быть изгнан из страны, а проповедника нужно повесить, и скоро мы увидим развязку этой истории! Они обязательно вернутся в нашу церковь, и через 100 лет мы снова станем едины!" И в конце герой памфлета громогласно провозглашает: "Увы, англиканская церковь! Ты распята между двумя ворами: папизмом с одной стороны и раскольничеством - с другой. А теперь давайте распнем воров! Давайте заложим ее фундамент на трупах врагов! Желающих покаяться, заблудших, милостиво впустим, а упрямых заставим вернуться железной рукой!"
Сокрушительный удар, нанесенный Дефо англиканским экстремистам, привел к тому, что в немилости оказались и его собратья-бунтари. К тому же в памфлете был поднят вопрос о "приспособленчестве", для предотвращения которого палата общин как раз готовила законопроект.

Предлагаем Вам Туры в Англию.

Дефо обвинил введенное в 1673 г. ограничение - в соответствии с которым не член англиканской церкви не мог занимать ни одну из государственных должностей - в поощрении лицемерия амбициозных людей. Это ограничение "унизило самое святое - церковь - до статуса одного из винтиков государственного механизма". К тому же ожидать от людей уплаты штрафов вместо истинной веры - это было просто непристойно. "Подумать только, брать с людей 5 шиллингов в месяц за то, что человек не причастился, и по шиллингу в неделю за непосещение церкви! Это просто неслыханно! Это не метод обращения людей на путь истинный! Это же платное отпущение грехов, да еще за такие деньги!"

Как активного бунтаря Дефо тошнило от лицемерия "приспособленцев", которые, как, например, сэр Томас Абни, предали свои принципы ради материальной выгоды и запятнали чистоту своих вероисповеданий. В юности будущий писатель видел, что с его отцом и другими благочестивыми людьми обращались как с второсортными, исключая из университетов, выгоняя с государственной должности только потому, что они не хотели стать членами англиканской церкви и не разделяли ее догматов. Пойдя на компромисс, Абни и другие, ему подобные, предали своих. Не стоит и говорить, что англиканцы блестяще умели бороться с инакомыслящими. Хотя Дефо и оказался в Ньюгейте у позорного столба, он все же не мог не использовать свой памфлет в качестве оружия, не мог сдаться, пытаясь завоевать для себя и каждого человека право выбирать себе веру по своей совести, не боясь быть наказанным за свой выбор.

Религиозные распри в начале правления королевы Анны были удручающим шагом назад. После "Славной революции" 1688 г. люди стали было немного терпимее - по крайней мере к протестантам, сильно страдавшим с самой реставрации, когда убежденный англиканец Кларендон Коуд отлучил их от государственной церкви: все это время они расплачивались за гражданские войны, цареубийство и республиканизм. Королю Вильгельму III, который сам был кальвинистом, необходимо было сплотить нацию, а лучшего способа, чем восстановление религиозной гармонии, нельзя для этого и придумать. Он понимал, что страна заинтересована заполучить инакомыслящих, загнать их в лоно государственной церкви, т. к. в основном это напористые, инициативные, предприимчивые люди, доказавшие, что они могут и хотят работать. Новую тенденцию лучше всего описал Джон Локк в своем "Письме о терпимости", опубликованном в 1690 г. Религия, утверждал он, является личным делом каждого. "Ни один человек пока не может слепо доверить свое спасение выбору другого, будь то король или подданный. Ведь нельзя уверовать по приказу. Вся сила и секрет истинной веры состоит во внутреннем глубоком убеждении. Ведь вера - ничто без доверия".

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Даниэль Дефо в жизни Лондона
  • Суеверия в Лондоне 17 века / Часть 1
  • Англиканская церковь отказалась венчать однополые пары
  • Истоки британской религии
  • Английская буржуазия XVII в. и пуританизм
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________