Преступления и наказания в Лондоне / Часть 1

Преступления и наказания в Лондоне
Преступления и наказания в Лондоне / Часть 1Восемь раз в году звон колоколов возвещал лондонцам о наступлении времени казни - неофициального, но столь долгожданного всеми праздника.

20 января 1700 г. Заседание Центрального уголовного суда Лондона на Олд-Бейли, узенькой улочке, простирающейся от Ладгейт-Хилл. На крытом дворе за стенами зала заседаний стоит зловонный запах, так как арестантов долго держали в камере. Самый младший из них выложил 12 пенсов, чтобы купить себе бутылку для храбрости, но ни запах перегара из их ртов, ни аромат цветов с клумб, протянувшихся вдоль скамеек, - ничто не могло перебить исходившего от подсудимых смрадного тюремного духа. А компания подобралась сегодня разношерстная: воры, разбойники с большой дороги, фальшивомонетчики и убийцы, хотя границы между ними весьма условны в обществе, где присвоение чужого имущества по тяжести приравнивается к убийству и оба преступления караются смертью. Сегодня виновные ответят перед законом за свои деяния.

Корреспондент газеты "Постмэн" (1700) попытается объяснить читателям, что таКое лондонское правосудие. Королевский судья оглашает приговоры в порядке возрастания тяжести сделанного. В соответствии с новыми законами короля Вильгельма, одним преступникам поставят на руке, другим - на щеке клеймо в виде буквы "Т", означающее, что они воры. Счастливчики, имеющие при себе 13 пенсов, смогут купить себе право быть клейменными раскаленным железом, опущенным предварительно в холодную воду, - так меньше боли. Голову осужденному фиксируют железным головным убором, чтобы он не так дергался. Как только кожа жертвы чернеет и начинает дымиться, а его вопли переходят в мучительный стон, палач с профессиональной гордостью поворачивается к судье и объявляет: "Справедливость восторжествовала, сэр!"

Следующие по списку - семеро мужчин и четыре женщины - получают смертный приговор. Одна из осужденных, бывшая фальшивомонетчицей (весьма распространенное в то время обвинение), пытается выиграть время, ссылаясь на свою беременность, хотя она знает, что это лишь отсрочит казнь, но не отменит ее.

Разбойник с большой дороги выбирает ссылку, но потом меняет решение и взывает к милосердию, умоляя духовника помочь ему, чем выявляет пережиток, унаследованный от церковных судов, где любой, кто мог продекламировать Псалом, вернее, стих из него - Neck Verse, - был вправе рассчитывать на смягчение приговора. Тюремный священник прохаживается за спиной преступника, возможно, нашептывая ему в ухо слова, способные спасти жизнь, - за небольшую плату. Деньги здесь решают все. "Он знает?" - спрашивает судья. "Читает, как священник", - отвечает церковник. Арестанту выжигают всего лишь клеймо на щеке.

Счастливчики, избежавшие петли, скорее всего, вернутся в этот зал судебных заседаний снова. Многие представители преступного братства, предвидя такую возможность, меняют имя, дабы, представ еще раз перед судом, сделать вид, что попали сюда в первый раз.

На заре XVIII в., с неуклонным ростом преступности, стали выпускаться в большом количестве философские суждения. Философия Джона Локка, выраженная во фразе "Любое правительство оканчивает свою деятельность присвоением собственности", была понята власть имущими буквально. "За 1680-1730 гг. количество преступлений, карающихся смертным приговором, возросло с 70 до 350; и в самом деле, их так много, что вы никогда не знаете, за что вас могут повесить" (Д. Локк. Два трактата о правительстве).

Стоит отметить, однако, что не всякий раз вынесение смертного приговора оканчивалось приведением его в исполнение - несколько казней внушат народу страх, но если их будет слишком много, то это лишь ожесточит массы и вызовет их протест против вышестоящих слоев, а это ни к чему. Народ нужно держать в рамках. "Ты - инструмент закона и судьбы, - писал Дефо в своем "Гимне Тайберну" (Лондон, 1703), - одних наказываешь и внушаешь страх другим". А жалование помилований и угроза ссылки являются необходимым оружием гарантирования соблюдения закона в обществе, лишенном регулярного полицейского надзора.

Перед поездкой в Лондон предлагаем ознакомиться с разделом сайта: Путеводитель по Лондону.

По закону клеймо ставилось даже за небольшие провинности, что лишало жертву возможности в будущем честно заработать на жизнь, потому что на его теле оставались предательские метки. Получив клеймо преступника, человек был обречен стать преступником, даже если его первая провинность была не столь велика. Теперь почти с уверенностью можно было ждать от него падения.

Последние свои дни осужденные на смерть проводили в ее ожидании среди шума, толчеи, грязи и вони в особом помещении тюрьмы Ньюгейт. Анонимный автор "Истории Пресс-Ярда (возможно, Даниель Дефо) описывал это помещение как "зловонный подвал, где возможно находиться, только уговорив свой нос смириться и потерпеть всепроникающий смрад". К кишащему тараканами полу железными скобами крепились цепи "для упрямых и неуправляемых заключенных. Единственным источником освещения могла служить свеча, купленная за бешеные деньги". За деньги возможно было достать уголок подальше от других, но купить настоящее уединение нельзя было ни за какую сумму. Даже когда один из смертников изливал свою душу священнику, остальные арестанты и посетители прижимали свои уши к решетке, жадно ловя каждое слово.

Можно было понять заключенных, которые, попав в Ньюгейт впервые, думали, что очутились в аду. "Из 150 лондонских тюрем Ньюгейт имел наипечальнейшую славу". Современники говорили о нем не иначе как об "унылом несчастном местечке... жилище страдания... хаосе... бездонной пропасти насилия и жестокости". Первое, с чем сталкивался ошеломленный узник, был гам, оглушительный шум сотен ее обитателей, толпящихся повсюду, гремящих кандалами. А потом удушал едкий запах немытых тел с примесью табачного дыма, скапливающегося в едва ли проветриваемых когда-либо помещениях.

Находящихся от всех впечатлений в смятении новых узников обыскивали, "окунали в тюремную тоску", если выражаться на тюремном жаргоне. "Бабки" - наличные деньги - играли большую роль в этом месте. Как и все служащие того времени, надзиратель должен был купить свою должность, выложив за нее сказочную сумму в 5 тыс. фунтов стерлингов. И конечно, после этого он искал, как возмеетить такую потерю, как правило, находя ответ в опыте своих предшественников, которые брали с каждого свежего узника мзду. Тех, кто противился, лишали всего, что у них было, и бросали в вонючую помойную яму. А из-за недостатка воды вновь прибывшие быстро умирали, совсем не долго промучившись.

Официальное расследование условий содержания осужденных выявило (из записей Уголовного суда), что заключенные имели привычку брать с новичков штрафную сумму, в прошлом составлявшую 9 шиллингов, а сейчас выросшую до 17 шиллингов; а тот, кто по каким-либо причинам не платит, попадает в место, называемое танжер, где подвергается жесточайшему обращению, побоям и унижениям.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 2
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 4
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 5
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 3
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 6
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________