Преступления и наказания в Лондоне / Часть 3

туры в лондон
Преступления и наказания в Лондоне / Часть 3Однако заключенные, отказывавшиеся отвечать на вопросы суда, подвергались испытанию другого рода, обозначавшемуся термином peine. (Правило, в соответствии с которым человека не могли признать виновным, пока он сохраняет молчание, вошло в обиход значительно позже.) Гай Мьеж в своей книге объясняет, что в этом случае арестанта отправляли обратно в тюрьму, "где его оставляли в какой-нибудь тесной темной комнатенке, раздетого (прикрыто было только самое интимное), лежащего на земляном полу с распростертыми привязанными руками и ногами; а сверху на него клали столько железа и камней, сколько могло вынести его тело. На следующий день ему давали крошку ячменного хлеба без воды, а через день каплю воды без хлеба. И на такой диете ему суждено было просидеть до самой смерти".

Единственным его желанием в таком случае было ускорить смерть, в чем бедолаге помогали сокамерники, добавив к лежащему на нем грузу вес своего тела. Сохраняя молчание, узники не могли быть признаны виновными, "чем спасали свое имущество для детей".

Ссылка в. колонии Северной Америки или Вест- Индии считалась приговором более тяжелым, чем смерть. В конце XVI/ в. многим заключенным-женщинам, а также фальшивомонетчикам смертный приговор заменили ссылкой. Острова Ост-Индии более подходили для мужчин-каторжников (они использовались на тяжелых полевых работах), женщины там долго не выдерживали.

12 июля 1700 г. "Лондон Пост" сообщила: "Этой ночью две осужденные на каторгу и ожидавшие отправку из тюрьмы женщины попытались совершить побег, спустившись вниз по веревке, но были пойманы". В конце концов колонии согласились принять 50 женщин. Правительство Вильгельма III пообещало им 8 фунтов стерлингов, чтобы избавиться от преступниц.

Желавшие добраться до столицы или выезжающие из нее попадали в руки разбойников с большой дороги. Газеты, дневники и письма хранят массу свидетельств о подобных случаях. Сэр Джон Верни писал своему другу: "Шестеро джентльменов ехали во Францию и были ограблены в Дувре, где меняли лошадей. Они потеряли в результате 300 фунтов стерлингов, а одного из них убили. Преступники скрылись. Друзья вернулись в Лондон с телом убитого товарища. На дорогах Англии частенько случается подобное, так что ездить стало весьма опасно. В субботу трое разбойников ограбили экипаж. Они целились в ехавшего лорда Ослстона, но попали в лошадь. Ослстона преступники ограбили и скрылись".

Но в самой столице тоже было небезопасно. Вот что поведала Ненси Николас сэру Джону Верни: "Всю прошлую неделю творился сплошной кошмар... Почти каждую ночь в Лондоне были пострадавшие: то в Гайд- парке ограбили двух джентльменов, то около парка Сент-Джеймс ограбили двух леди, то еще где-нибудь".

По закону преступления против чужого имущества жестоко карались, но это не помогало, их количество продолжало неуклонно расти. Сезар де Соссюр писал: "В Лондоне казнят столько преступников, а их число не сокращается. Особенно много там злодеев, которых можно разделить на три категории: разбойники с большой дороги, домушники и карманники. Всех их объединяет возмутительная дерзость и нахальство".

Английское общество ставило в то время перед собой цель расширить торговую деятельность своей страны, помочь экономике возродиться, чему, по общему признанию, значительно будет способствовать улучшение дорог и введение в обращение векселей, действующих внутри страны. И, естественно, в людях росло недовольство "постоянными помехами, которые грабители учиняли бизнесу, воруя почтовые пакеты, перехватывая письма с деловой информацией, не говоря уже о риске, связанном с пересылкой денег и других ценных бумаг на дальние расстояния".

Неизвестный автор произведения "Виселица - недостаточное наказание" заметил, что "если в ближайшее время не будет найдено средство для борьбы с растущим злом, то скоро англичане перестанут путешествовать". Он отчасти винил в создавшейся ситуации экономическую разруху, ставшую следствием войны с Францией, в результате чего грабителями "в большинстве своем становились вчерашние солдаты, не имевшие другой работы. Тысячи демобилизованных из армии, не привыкших или не умеющих работать, оказались в нужде. Кроме того, зачастую женщины легкого поведения совращают их, вынуждают убивать, грабить и т. д.". Но это не оправдывает преступников, как писал далее тот же автор, "которые обирали одних и отнимали жизнь у других. Они убивали и калечили искателей жемчуга, оставляли их связанными и голыми в воде, обрекая их тем самым на верную гибель. Сейчас в Англии грабят так открыто, нагло и бессовестно, будто бандиты уверены, что имеют на это законное право, будто выполняют вверенное государством задание конфисковать или наложить арест на чужое имущество".

К тому времени уже ходили легенды о врывающихся в экипажи разбойниках. Сезар де Соссюр рассказывает: "Одной рукой он держит наставленный на вас пистолет, а в другой - свою шляпу. Он врывается в экипаж и очень вежливо предлагает несчастным пассажирам отдать ему кошельки или жизни. Мне рассказывали, что есть и такие разбойники, которые, будучи вежливы и щедры, просят у пассажиров прощения и оставляют им деньги на карманные расходы, уверяя, что их заставили воровать. Всех разбойников с большой дороги, которых удалось поймать, безжалостно вешают".

Во время похорон казненного легендарного разбойника Клода дю Валя было устроено факельное шествие, к которому присоединились сотни рыдающих женщин, т. к. злодей считался знаменитым сердцеедом, рядом с которым мужчине следовало опасаться за свой кошелек, а женщине - за свое сердце.

Де Соссюр подметил любопытную особенность "грабежей среди белого дня": "Если вас ограбили при свете дня, украв большую сумму, да на дороге, да вы заявили шерифу графства не позднее заката, да можете доказать, что сумку у вас действительно отобрали, да указать точное место, то графство, в котором вы были ограблены, обязательно возместит вам ущерб".

В самом Лондоне частыми были случаи групповых нападений грабителей, которые совершались на темных улицах. Так что, если вы хотели поужинать вне дома или сходить в гости, то вам следовало вооружиться до зубов. Провожатым, в чьи обязанности входило освещать улицы пешеходам, тоже нельзя было доверять, т. к. часто они вступали в сговор с бандитами. Де Соссюр предупреждал, что грабители "поджидают хорошо одетых людей в безлюдных переулках, суют им в рот дуло пистолета и угрожают убить, если те будут сопротивляться или звать на помощь". Затем жертвам самим приходилось искать своих обидчиков, чтобы заставить их ответить за содеянное, прибегая часто к объявлениям в газете с предложением вознаграждения за помощь. "Вчера утром между 8 и 9 часами между Ислингтон и Холлоуэем три разбойника ограбили Томаса Уоллера, забрав у него 23 шиллинга серебром. Один из грабителей - высокий черный мужчина с прямыми волосами, длинным лицом, широким красным носом, с множеством прыщей вокруг рта и маленьким синим пятном на подбородке. Тому, кто содействует правосудию и укажет местонахождение преступника, обещается 2 гинеи" (Лондон Пост, 1700, 3 сентября).

Иногда через газету разыскивали разбойников, которые могли до неузнаваемости изменять свою внешность. "В ночь с воскресенья на понедельник двое преступников, переодетых женщинами, ограбили несколько человек между Панкрас и Хай гейт" (Пост- мэн, 1700, 3 сентября).

Случалось, что и женщины нападали на прохожих. Записи Уголовного суда 1689 г. сохранили имя Элизабет Браун, осужденной за нападение на Элис Хейман на Странд. Элизабет забрала у своей жертвы серебряную медаль ценой 10 шиллингов и 5 шиллингов наличными. Она была признана виновной в этом преступлении, которое совершила не одна, а в компании с сообщницами. Не в ее пользу сыграл и тот факт, что она оказалась безработной.

Одной из причин лондонских беспорядков было отсутствие органов правопорядка. Полиции в Англии не существовало, считалось, что в соседней Франции ее использовали в качестве главного инструмента королевского деспотизма. Порядок в Лондоне наводили время от времени, бессистемно. Существовали королевские службы, подчинявшиеся напрямую Тайному совету. Они разоблачали государственные измены и занимались другими политическими вопросами. А поскольку фальшивомонетчики считались изменниками государства и было их немало, то ими и занимались эти службы.

Муниципальный суд Сити держал штат инспекторов, которые боролись с бродяжничеством. Они имели право выписывать ордера на арест в Лондоне и прилегающих к нему графствах. Констеблей выбирали каждый год из числа горожан, и за свою работу они ничего не получали. Сторожа получали только 6 пенсов за ночь за свою опасную работу. Вся основная тяжесть по наведению порядка падала на самих граждан, которые организовывали патрульные группы и дежурили по очереди в своих районах, выслеживая и пытаясь поймать преступников. Газета "Лондон Пост" сообщала: "Один джентльмен, соблазнившись обещанным вознаграждением за поимку жуликов, вознамерился очистить округу от криминальных элементов. Он нанял носильщика с внушительной фигурой, нагрузил его какими-то вещами и вместе с ним вышел на улицу ночью. Он также не забыл подстраховаться, захватив трех здоровенных парней, которые шли поодаль, чтобы помочь в случае нападения. Затея джентльмена удалась на славу: носильщик, будучи остановлен тремя разбойниками, поднял шум и вместе с подоспевшими помощниками скрутил негодяев. Четверо грабителей были арестованы и преданы суду".

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 6
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 4
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 2
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 1
  • Смерти в Лондоне в 17 веке / Часть 3
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________