Преступления и наказания в Лондоне / Часть 5

поездка в лондон
Преступления и наказания в Лондоне / Часть 5В первые месяцы 1700 г. Джон Аллен (возможно, автор "Избранных фактов из жизни осужденных") занимал эту престижную должность, подхалтуривая также похоронным бизнесом на стороне. В обмен на самые жуткие подробности жизни смертников он помогал им получить отсрочку приведения приговора в исполнение. Его преемник П. Лоррейн был не более добросовестным, но более надоедливым в своих уговорах преступника "оставить кривые пути и раскаяться, а во искупление смиренно и безропотно принять уготованный им позор и наказание". Многие считали его давление невыносимым. Но находились и такие, кто не раскаивался даже на пороге смерти, а пират Далзиел в гневе угрожал скинуть священника с лестницы.

Но самого сильного противника Лоррейн встретил позже, в лице легендарного капитана Кидда. В день его казни все пошло кувырком, вопреки намеченному плану. Представьте себе такую сцену: отметка уровня низкой воды, место для казни на пристани. Здесь вешали пиратов, а потом их тела скрывал прилив. Темза усеяна барками, набитыми зрителями. Часть зевак осталась на берегу и наблюдает за событиями в подзорные трубы. Лоррейн прибыл первым. Когда из Ньюгейта был доставлен Кидд, стало ясно, что он пьян в стельку, совершенно не соображает, что с ним происходит, но отчаянно этому сопротивляется. И уж, конечно, он не в состоянии поведать священнику то, что не сказал бы никому никогда.

Кидд рассчитывал на отсрочку казни, обещанную его бывшими покровителями. Но оказалось, что никто не собирался исполнять обещанного. "Я сомневался в искренности его слов, - рассказывал Лоррейн, - т. к. он более охотно говорил о других, стараясь на них переложить всю вину и обелить себя, точно так же, как он делал и раньше".

Но, слава "счастливой случайности", Лоррейну повезло. Вот что он рассказал: "Веревка, на которой хотели повесить капитана Кидда, порвалась, и он упал на землю, оставшись в живых; этим он выгадал себе время подумать о Вечности, в которую должен был вступить. Когда его вновь привязали, теперь уже к дереву, я получил разрешение подойти к нему. Я объяснил, как милостиво Бог даровал ему еще один шанс раскаяться в содеянном. Теперь он соображал гораздо лучше". И только поднявшись на последнюю ступеньку и стоя на пороге между жизнью и смертью, Кидд, наконец, протрезвел, ужаснулся происходящему и, внимая уговорам Лоррейна, открыто и всем сердцем раскаялся в преступлении и умер, переполняемый христианской любовью ко всему миру".

Все официальные репортажи Лоррейна о казнях были обильно приправлены ханжескими поучениями, что было и неудивительно, ведь Лоррейн, в отличие от других священников, сам писал о преступных деяниях приговоренных к смерти. До него священники давали действующим лицам своих историй говорить от своего имени. Например, Самуэль Смит в сотрудничестве с разбойником Джексоном создал один из самых захватывающих репортажей, в котором явно просматривается вклад каждого. Смит осуждает разбойников, обвиняя их в "разложении нации", а Джексон нагло заявляет, что "Смит не священник, а скорее врач, посланный благотворительной организацией для исцеления моей многогрешной больной души". Смит, в свою очередь, так завершает повествование: "Надеюсь, что Бог отпустит все его грехи, за которые он висит теперь в петле, являя собой печальное и ужасающее зрелище для всех окружающих" (Френсис Джексон. Публичное покаяние.)

Преступников нарочито изображали грешниками, чьи проступки неизбежно и неумолимо привели их к гибели. Очень типичен, например, отчет Джона Аллена о грабителе Джоне Тите ("Полный и правдивый отчет о предсмертных речах преступников"): "В последние годы он вел беспорядочную жизнь, стал сильно сквернословить, развратничать, дебоширить; по его словам, он сам был угнетен своим падением, тоска все росла, и сейчас ему омерзительно все его прошлое, все то, что он когда-то так любил".

Лоррейн взял обыкновение читать перед казнью преступникам проповедь об адском огне. Он цитировал им тексты Евангелия: "И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную". В день казни он в последний раз поучал осужденных в тюремной часовне перед обшитыми черным гробами, в которых им суждено было быть опущенными в могильный холод. Момент этот был очень серьезен, но, как рассказывали фанатичные любопытные, покупавшие у тюремщиков разрешение подслушивать разговор в щелку двери часовни, настроение смертников совсем не соответствовало случаю. "Утром того дня, в который им предстояло умереть, они были в часовне и, казалось, совсем не были удручены своим положением; пока пастор читал молитву, Стоун поймал вошь на своей волосатой груди, посадил ее на книгу, лежащую перед ним, и сказал своему соседу: "Смотри, как она скачет по молитвам".

Восемь раз в году приглушенный звон колоколов возвещал лондонцам о наступлении времени казни - неофициального, но столь долгожданного всеми праздника. Бит Луи де Мюраль писал: "Можно подумать, что для англичан казни - это публичное шоу, для которого они специально держат в запасе кучку преступников".

За стенами тюрьмы царило оживление. Воздух наполнялся криками разносчиков, рекламирующих свой товар, листовки с детективными историями и сплетнями. Между ногами толпившейся публики, ближе к земле, крались воры, счастливые оттого, что оставались незамеченными. Для них, карманников, день казни сулил большой доход. Ошарашенный Сезар де Сос- сюр писал, что "негодяи были наглы до безобразия, они воровали под самой виселицей. Ни одна казнь не проходит без кражи хотя бы одного платка".
Накаленные страсти проникали и в саму тюрьму, где заключенные начинали вести себя чересчур грубо и вызывающе, чему во многом способствовало огромное количество спиртного, выпитого для храбрости. Бернард де Мандевилль считал это "самым шокирующим" моментом действа; он писал, что "преступник либо был вусмерть пьян, либо непозволительно сквернословил, глумился над окружающими, которые не решались ему ответить, а рядом суетился священник, пытаясь образумить неслушающйх зрителей и участников сцены, а на все это взирал нетерпеливый палач, проклиная всех за задержку".

Строго соблюдался сложный ритуал восхождения на виселицу. Сначала в Пресс-Ярд с осужденных в присутствии свидетелей снимали цепи. Потом распахивались тюремные ворота, и процессия на двуколках устремлялась прямо в возбужденную, орущую толпу, которая сопровождала ее до места казни. Во главе парада верхом на лошади ехали помощник инспектора и заместитель шерифа, прикрытые с обеих флангов кавалькадой вооруженных патрульных и полицейских. Смертников, многие из которых сидели на своих гробах, сопровождали священник и палач. Двуколки выстраивались в строгой очередности, в порядке убывания тяжести преступлений. Первое место в этой иерархии занимали грабители, посягнувшие на королевскую почту. Богачи могли следовать на виселицу в каретах, хотя, прибыв на место, они должны были отрывать себя от мягких сидений и вскарабкиваться на крыши этих же карет. Виновные в измене тащились где-то в хвосте, замыкая процессию. Для тех, кто сумел разгневать народ и заслужить всеобщую ненависть, последний путь был полон насмешек и улюлюканья, оскорблений, ударов гнилыми овощами и более увесистыми предметами.

Заключенные останавливались около церкви Гроба Господня, где, по древней традиции, колокол звонил двенадцать раз, после чего звонарь произносил: "Все добрые люди горячо молятся за этих бедных грешников, идущих сейчас на смерть, по которым звонит этот колокол. Вы, которых приговорили к смерти, кайтесь со слезами, просите милостивого Бога спасти ваши души ради заслуг, милосердия и страстей Господа Иисуса Христа, ходатая за кающихся грешников перед Отцом. Да помилуй вас Бог! Господи, помилуй их!" Звонарь вручал затем каждому по цветку и по кружке вина.

Наша компания предлагает Вам Туры в Лондон.

Процессия двигалась вниз по Сноу-Хилл, поворачивала налево, пересекала Флит-Дитч и продолжала путь вверх по холму к Хай-Холборн. Она медленно продвигалась по узким улицам, граничащим с трущобами Сент-Джлйлз. Вдоль всего маршрута из окон домов выглядывали люди, пытающиеся получше разглядеть происходящее. По мере того как росло возбуждение, в воздух из толпы летело все больше дохлых котов и собак. И только карманники продолжали усердно трудиться, стараясь не упустить свой шанс, пока внимание их жертв было сконцентрировано на шествии.

Вскоре действие выпитого преступниками для храбрости алкоголя заканчивалось. Бернард де Манде- вилль объяснял: "Смелость, которую придают крепкие напитки, испаряется, и преступники рискуют прийти в себя и быть застигнутыми врасплох трезвостью; по этой причине они должны пить весь путь на виселицу; для этого двуколки останавливаются 3-4, а порой и дюжину и больше раз перед тем, как достигнут места назначения". Торговцы джином бежали сбоку, но процессия сама по себе останавливалась по нескольку раз, так что желающие могли глотнуть "лекарства для храбрости" в многочисленных трактирах, где осужденным напитки раздавали бесплатно, а публике приходилось платить втридорога. Эти попойки стали традицией. По пути на свою казнь капитан Филипп Стаффорд пошутил, что заплатит за выпивку на обратном пути. Один неудачник поторопился, не остановившись лишний раз, чтобы выпить, и пропустил пожалованную ему отсрочку приведения приговора в исполнение, которая пришла через 5 минут после его отхода в мир иной.
Некоторые смертники молились перед казнью, другие - обычно подростки - рыдали. Один 15-летний мальчик всю дорогу на виселицу прорыдал, уткнувшись в колени сопровождавшего его отца. У толпы осужденные на смерть чаще вызывали восхищение, а значит, рушился весь замысел публичной экзекуции как средства устрашения. А так как казни совершались часто, общество привыкало к виду смерти, так что она теряла свою силу вселять страх. Вместо этого действо превращалось "более в праздник, в массовое гулянье", как считал Филдинг. Преступники и толпа, словно сговорившись, бросали вызов властям.

Осознав это, правительство с середины XVIII в. решило проводить казни в пределах тюремного двора, объясняя это, как сформулировал Филдинг, тем, что "преступникам будет страшнее умереть в присутствии одних своих врагов, где они не смогут найти ни источника храбрости, ни повода для гордости".

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 1
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 6
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 4
  • Места наиболее жутких убийств в Лондоне: Часть 6
  • Возвращение Карла II
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________