Попытка лондонского сближения

Попытка лондонского сближения

Попытка лондонского сближенияПосле эвакуации из Новороссийска и возвращения в британскую столицу Ариадна Владимировна Тыркова-Вильямс продолжала активно работать в организациях, ориентированных на поддержку Белого движения и помощь русским эмигрантам. В это время ее муж получил новое ответственное назначение: Гаральд Вильяме стал политическим редактором одной из самых крупных газет - «Тайме». Теперь дом четы Вильяме принимал не только соотечественников, но и иностранных дипломатов, министров, чиновников высшего ранга. Ариадна Владимировна приглашали на эти встречи своих русских друзей, тем самым давая им возможность обзаводиться новыми влиятельными знакомствами и связями, крайне необходимыми в суровых условиях эмигрантской жизни.

Помимо активной практической деятельности Тыркова-Вильямс писала замечательные книги. Совместно с мужем она подготовила роман на английском языке о русской революции. Сама Ариадна Владимировна считала главным своим литературным трудом двухтомник биографии А.С. Пушкина, который был задуман ею еще в России, задолго до эмиграции. Находясь в Лондоне, в 1928 году Тыркова-Вильямс издала первый том биографии А.С. Пушкина.

А тем временем Советская Россия все больше укрепляла свои позиции. Становилось ясно, что большевики пришли к власти не временно, как казалось еще пару лет назад. Многие русские эмигранты начинали переосмысливать свою миссию по отношению к покинутой родине и планировать жизнь с учетом насущных реалий. Не обошли подобные размышления и Ариадну Владимировну. Тем более что развитие политической обстановки в самой Великобритании не исключало скорейшего признания Англией Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (РСФСР) на государственном уровне. Кабинет премьер-министра Великобритании Д. Ллойд-Джорджа, который лояльно относился к русским изгнанникам, в 1922 году подал в отставку, а вместе с ним для эмиграции уходили в прошлое мечты о победоносном возвращении на родину.

В одном из опубликованных писем А.В. Тырковой-Вильямс, хранящихся в российских архивах, адресованном философу и писателю, русскому эмигранту Николаю Александровичу Бердяеву (впоследствии он тоже посещал Лондон с лекциями, в 1947 году), Ариадна Владимировна осенью 1922 года сообщала о переменах в настроениях русских лондонцев после падения кабинета министров либералов: «И если было время, когда мы, русские патриоты, противопоставляли двусмысленному заигрыванью Ллойд Джорджа с большевиками борьбу непримиримую и вооруженную, то сейчас мы стоим голенькие. Непримиримость та же, стала даже горше и острее, потому что борьбы нет, нет ни оружия, ни даже орудия борьбы». Почти растерянность сквозила в вопросе автора письма: «Что же теперь нам думать и делать, как ставить перед иностранцами русский вопрос? Сейчас... будут особенно настойчиво требовать политического признания советского правительства...»

Ариадна Владимировна и ее муж находились в лагере непримиримых по отношению к советской власти. Однако перемены в политике диктовали мыслящим людям новые ориентиры. Но Тыркова-Вильямс и ее муж в данном случае меньше беспокоились о себе - их больше волновала судьба России. «Теперь мы с ним оба в раздумье, - размышляла в письме Ариадна Владимировна, - что выгоднее для России: чтобы она подвергалась политическому бойкоту до тех пор, пока Советы не сменятся более человечной властью, или, напротив, попытка сближенья с русской государственностью, даже Советской?..» Для Тырковой-Вильямс привычнее и ближе было продолжить непримиримую борьбу с большевиками до победного конца. Но как просвещенный человек, бесконечно любящий свою многострадальную далекую родину, она не могла не сомневаться в том, «выгодно ли это для русского народа», далекого от пафосных планов эмиграции и желающего мирной жизни. Тем более что, по свидетельству Тырковой-Вильямс, в те времена в Лондоне не было «ни одной активной антибольшевистской русской организации, которую можно было бы считать серьезным боевым фактором». Сама Ариадна Владимировна считала, что «нужно усиление экономических сношений, но не политическое признание».

Тыркова-Вильямс с горечью констатировала, что политическая жизнь русской эмиграции в конце 1922 года походила больше на обыкновенные споры «между милюковцами и анти-милюковцами... желанье тех или других объявить себя Учредилкой». Упомянутые «милюковцы» являлись сторонниками политического деятеля и ученого П.Н. Милюкова, который в те времена провозгласил «новую тактику» борьбы с Советской Россией. Милюков недолгое время жил в эмиграции в Лондоне и вместе с Тырковой-Вильямс входил в Комитет освобождения России.

Во взглядах Милюкова, занимавшего в прошлом непримиримую позицию, произошли кардинальные метаморфозы в отношении методов и форм борьбы с большевиками. Он отказался от открытой интервенции против России и призывал своих соотечественников строить взаимоотношения с бывшей родиной на признании главных достижений русской революции: установлении республиканского строя, провозглашении федеративного устройства государства и др.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • «Черные дни» Великобритании
  • Красивая, властная, целеустремленная Тыркова-Вильямс в Лондоне
  • Лондонские встречи Марины Цветаевой
  • Русский дом в Лондоне
  • Лондонские думы и реалии Деникина и Гучкова
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________