Восторженность английской прессы и благодарственные письма. Возрастание успеха

Восторженность английской прессы и благодарственные письма. Возрастание успеха

Восторженность английской прессы и благодарственные письма. Возрастание успехаНа другой день после первого концерта в Лондоне русские музыканты с жадностью читали в английских газетах отзывы и переводили их Василию Васильевичу. Это были не рецензии с похвалой или хулой, а статьи, с детальным разбором русской народной музыки, описанием народных инструментов. При этом лондонские газеты особенное внимание уделили волжской песне «Эй, ухнем!».

Андреева назвали «вдохновенным», а оркестр - «клубом художников». Целые столбцы посвящались вчерашнему концерту, читатели статей приглашались «непременно посетить "Coliseum"». При этом подчеркивалось, что кто из лондонцев не пойдет послушать Андреева, тот не будет иметь права утверждать, что он знаком с русским народом и его душой.

«С сосредоточенным видом слушал меня Василий Васильевич, - писал Мансфельд, - и вдруг я увидел слезы на его глазах.

- Двадцать пять лет я лелеял и холил нашу русскую балалайку, - сказал он, - и наконец, она, моя затаенная мечта, исполнилась. Мною взлелеянную балалайку услышала Англия и ее признала. Какое счастье! Теперь я не боюсь смерти - я знаю, что и без меня балалайка будет существовать и процветать. Англия не умеет восхищаться "так себе", я знаю, что англичанин даст ей предпочтение перед мандолиной и будет на ней играть.

Радости и восторгам Андреева не было конца...»

В этот же день было получено на имя Василия Васильевича около сорока писем, преимущественно от дам, с поздравлением в успехе и благодарностью за чарующие звуки балалайки. Откуда только брались восторги и словоохотливость у «холодных» англичан ?!.. Пришлось импресарио русского оркестра заводить канцелярию. По британскому этикету требовалось отвечать на все письма. Корректность англичан к корреспонденции даже вошла в поговорку. Началась новая эра жизни русского оркестра балалаечников...

Успех Великорусского оркестра и его руководителя В. В. Андреева возрастал с каждым днем. Все более предупредительными и внимательными становились английские режиссеры и сопровождающие. Мансфельд писал: «Публика, привыкшая посещать "Coliseum", должна была уступить место богатому классу, который с быстротою неуловимой разбирал билеты по записям, и на долю прежних посетителей (рабочего класса и служащих) ничего не оставалось, кроме верхов. В зрительном зале стали преобладать фраки, смокинги и декольте дам. Наряд полиции распоряжался у подъезда порядком между бесчисленными автомобилями и кэбами, запружавшими улицу. Наша балалайка дала Лондону тон.

Прошла неделя. В субботу меня попросили в контору за получением недельного гонорара. В Англии все расчеты производятся по субботам (как со служащими, так и с домовладельцами), и кассир заявил, что служит уже четвертый год в "Coliseum" и никогда он с таким удовольствием не выплачивал артистам деньги, с каким он платил за неслыханное наслаждение, испытанное им в течение недели от русской музыки. Звонок главного директора прервал наш разговор. Директор спрашивал, застанет ли он меня в конторе, ему необходимо со мною говорить. Вскоре он явился, сияющий радостью.

- Я пользуюсь своим правом по контракту, - начал он, - и продолжаю ваш ангажемент еще на четыре недели, но вы сделали бы мне большое удовольствие, если бы согласились остаться свыше этих вторых четырех недель - еще на четыре.

Я выразил на это согласие г-на Андреева и тут же подписал желаемый контракт, т.е. с этого дня нам оставалось пробыть в Лондоне одиннадцать недель».

Ю.А. Мансфельд, как менеджер оркестра, был ежедневно занят перепиской с неведомыми корреспондентами и встречами с журналистами.

Поступили также многочисленные предложения от торговых фирм с предложениями предоставления им монопольного права торговли балалайками и другими русскими национальными инструментами - домрами, гуслями и другими. При этом фирмы ставили обязательное условие, чтобы на каждом таком инструменте стояла бы подпись В.В. Андреева.

Юлий Августович писал: «...явился уполномоченный самой крупной музыкальной фирмы Брейткопф и Герталь, представителем которой является в Москве Российское издательство С.А. Кусевицкого, и предложил мне не откладывать разрешение вопроса о монопольной продаже балалаек и так убедительно доказывал всю основательность его предложения, что я убедил г-на Андреева подписать контракт с этой фирмой. Уполномоченный, получив контрактное письмо, тут же заказал на три тысячи рублей разных инструментов и предложил вперед деньги, от чего г-н Андреев уклонился. Казалось, что большего в смысле успеха желать нечего. Но это было только слабое начало того, что предстояло пережить и перечувствовать нам в этой прекрасной культурной Англии...»

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Первые впечатления от Лондона Мансфельда и Андреева
  • «Дипломат без портфеля»
  • Английские оркестры балалаечников, обувь и мыло под маркой «ANDREEFF»
  • Триумфальные «Тридцать шесть минут» в Лондоне
  • Лондонские гастроли русских знаменитостей
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________