Вестминстерский дворец - Часть 2

Вестминстерский дворец - Часть 2

Вестминстерский дворец - Часть 2Теперь, когда замок стал относительно постоянной резиденцией королей, там установили трон. А, кроме трона, стол... В 2006 году под Вестминстер-холлом археологи обнаружили обломки тёмного мрамора - некогда это был особый «королевский стол», имевший не только практическое предназначение, но и церемониальное.

За ним монарх принимал власть над королевством перед коронацией, за ним сидел во время банкета в день коронации. Как и трон, королевский стол был символом власти. Сперва он был деревянным, но в середине XIII века, при 1енрихе III, его заменили на мраморный. Более трёх с половиной метров в длину, на мраморной же платформе, стол был весьма величественным. За следующие несколько веков он, конечно, время от времени нуждался в починке, и кто знает, может, дожил бы и до наших дней... но был утрачен в XVII веке во время Английской революции. Однако вернёмся в Средние века.

В 1292 году началось строительство часовни Святого Стефана - её создатели вдохновлялись парижской Сент- Шапель, построенной полувеком ранее. Работа длилась долго, вплоть до 1348 года, зато благодаря Эдуарду III, который взошёл на трон в 1327 году, внутреннее убранство было роскошным. Кроме того, по указанию Эдуарда выстроили башню, где разместилась королевская казна (единственная башня, сохранившаяся до наших дней), и башню с часами - она находилась рядом с тем местом, где сейчас высится башня с Биг-Беном.

При внуке Эдуарда, Ричарде II, Вестминстерский дворец окончательно утвердился в качестве главной резиденции английских монархов, а работы, которые провели при этом короле, придали главному залу ещё большее величие, нежели раньше. Работа шла много лет, и, в частности, в 1389 году на должность чиновника, надзирающего за проведением работ в Вестминстерском дворце (а также в некоторых других местах), был назначен Джеффри Чосер, человек, более известный нам как «отец английской литературы», новой английской литературы. Правда, видимо, скорее для того, чтобы получать приличное денежное содержание, а не потому, что был сведущ в строительстве...

Строить Вестминстер-холл доверили Генри Йевелю, самому прославленному мастеру-каменщику той эпохи, который незадолго до того построил башню для королевской казны. Теперь он взялся за сложную и опасную работу - полностью переделать верхнюю часть Вестминстер-холла. Огромные деревянные балки из тяжёлого дуба поддерживают деревянные же арки, и благодаря сложной конструкции высокий, в несколько десятков метров, потолок огромного помещения не поддерживается колоннами. Крышу покрыли свинцом, общий вес которого составил сто семьдесят шесть тонн.

И стены, и потолок здания, конечно же, богато украсили, в первый раз для этого использовали эмблемы самого монарха, в частности, белого оленя, а ангелы на потолке держали щиты, украшенные королевским гербом. Заказали также и тринадцать статуй, изображающих английских королей, начиная с Эдуарда Исповедника, которого Ричард II почитал особо. Однако по иронии судьбы первым знаменательным событием в обновлённом зале стало отречение короля Ричарда II от престола в 1399 году... Что ж, зато благодаря ему Вестминстер-холл впечатляет посетителей уже более шестисот лет.

Но он был предназначен отнюдь не только для торжеств, и ему пришлось повидать не только коронации или пиры - он служил и местом слушаний уголовных и гражданских дел, поскольку именно там проводили заседания Суда королевской скамьи, канцлерского суда и суда общих тяжб. Там заседал и английский парламент. За следующий, XV век, дворец постепенно становился не столько местом, где жил король, сколько местом, где работала королевская администрация. И когда в 1511 году Генрих VIII и его супруга Катерина Арагонская пышно отмечали там рождение наследника, который, увы, вскоре скончался, это празднование оказалось для дворца последним. В следующем году к тому же вспыхнул сильный пожар, поглотивший значительную часть здания с личными покоями короля, и Генрих VIII, который за время своего царствования выказал себя просто-таки коллекционером дворцов, более там никогда не жил. Официально Вестминстер всё ещё был резиденцией монарха, и в Вестминстер- холле отмечали коронации, но в остальном дворец заняли теперь парламент и суды, и он уже почти не был связан с частной жизнью монарха (правда, нужно учесть, что эта частная жизнь влияла на судьбы целой страны, и порой кардинальным образом). А в 1536 году вышел акт, постановивший, что Вестминстерский дворец, «старый дворец короля », юридически отныне только часть « нового дворца короля», впоследствии получившего название Уайтхолл (о нём - ниже).

Правда, парламенту во дворце приходилось нелегко - как и любой старинный дворец, Вестминстерский представлял собой нагромождение построек разного времени, часть из которых пострадала во время пожаров и так и не была восстановлена, а часть просто не была предназначена для заседаний, да ещё двух палат - Палаты лордов и Палаты общин. И если первая все эти годы заседала в «Палатах королевы», самой старинной части дворца, то вторая, начиная с 1547 года, начала заседать в часовне Святого Стефана...

В 1605 году заговорщики едва не взорвали Палату лордов в день открытия парламента вместе с представителями обеих палат и самим королём Иаковом Г, однако «Пороховой заговор» был раскрыт, и с тех пор 5 ноября в память об этом событии празднуют «ночь Гая Фокса», паля из фейерверков и сжигая чучело Фокса, который собирался поджечь фитиль, тем самым изменив судьбу Британии... Не случилось - наверное, к лучшему.

В январе 1649 года в Вестминстер-холле состоялось заседание суда, и на этот раз судили не кого-нибудь, а короля Карла I. Можно по-разному относиться к личности этого монарха, но нельзя не посочувствовать тому, кому довелось побыть заключённым, стать осуждённым и шагнуть на эшафот, и всё это - в стенах своих же дворцов.

После реставрации монархии начали переделывать интерьер часовни Святого Стефана, так, чтобы она больше подходила для заседаний Палаты общин - конечно, изменения вносили и до того, но теперь они стали весьма радикальными. Так, внутри всё отделали деревянными дубовыми панелями, сделали «фальшивый потолок» (для улучшения акустики) и т.д. Великолепный красочный интерьер церкви средневековых английских королей превратился в строгий интерьер зала заседаний. Когда в 1801 году присоединили Ирландию и понадобилось место для новых членов парламента, архитектор Джеймс Уайетт (его племянник позднее будет заниматься реконструкцией Виндзорского замка), расширяя часовню, убрал панели, и вот тут-то стенная роспись и открылась вновь - необыкновенно яркая и свежая, по словам современника, красочная... Ненадолго. Ни от неё, ни от того, что ещё оставалось в интерьере церкви с тех давних времён, реконструкция не оставила ничего.

Спустя некоторое время история повторилась - во время работ, начатых в 1819 году, и сносе некоторых зданий обнаружили, в частности, росписи в Расписной палате, некогда столь знаменитой. Их зарисовали... и уничтожили. Парламенту нужны были новые удобные помещения. Разговоры о новом дворце велись много лет и ни к чему не привели, так что когда на престол взошёл Георг IV, то новый монарх поручил архитектору сэру Джону Соану реконструировать Палату лордов - старинное здание, которое некогда пощадил так и не случившийся взрыв Порохового заговора, снесли, а вместо него выстроили так называемую Королевскую галерею. Здание было выстроено в модном неоклассическом стиле, и чтобы оно хотя бы как-то соответствовало остальному дворцу, архитектору пришлось украсить фасад готическими деталями. Словом, Вестминстерский дворец пытались починить, реконструировать, изменить то в одном месте, то в другом, что только ухудшало ситуацию. В парламенте велись бесконечные дискуссии о том, как было бы лучше.

А потом случился пожар... И обсуждать пришлось уже другое. Как сказал один из участников этих дискуссий, имея в виду старый Вестминстерский дворец, ему казалось, что «с потерей этого молчаливого свидетеля история моей родной страны превратится в сон, в котором скользили бы тусклые тени участников событий». Но на месте пожарища предстояло встать новому дворцу. Не в новом месте, а именно там, где долгие столетия вершилась история Британии.

В марте 1835 года была назначена особая комиссия, и в течение года она выбирала среди представленных девяносто семи (!) проектов единственный, достойный воплощения. Здание должно было быть в национальном стиле, и решили, что это будет готический или елизаветинский. Почему не популярный неоклассический? Острые готические башни напоминали о величии монархии, неоклассицизм слишком напоминал о революционной Франции... В 1836 году победил проект Чарльза Барри - он не просто предлагал здание в готическом стиле, по его плану уцелевшие старинные строения, такие, как Вестминстер-холл и башня, некогда использовавшаяся для хранения казны, должны были быть вписаны в новое здание.

Первый камень заложили в 1840 году, спустя двенадцать лет были готовы помещения для Палаты общин и Палаты лордов (вторая - на несколько лет раньше), но всего работы заняли около тридцати лет. И неудивительно - новый парламент был огромным. Более тысячи комнат, кажущиеся бесконечными коридоры (общей длиной чуть меньше пяти километров); башня Виктории (названная, конечно же, в честь правившей тогда монархини) была на момент завершения - 1860 год - вторым по высоте зданием в мире!

Хотя теперь это был парламент, а не, как когда-то, королевский дворец, наиболее роскошно отделанными были, разумеется, Королевская лестница, по которой поднимается монарх в торжественном сопровождении; зал, где он (или она) накидывает церемониальную мантию и надевает имперскую корону; Королевская галерея - огромный зал, по которому, в частности, проходит королевская процессия в день открытия парламента. Внутренняя отделка парадных помещений иллюстрирует богатейшую британскую историю. Росписи на тему легенд о короле Артуре, военного прошлого страны или самых важных сцен со страниц исторических хроник, портреты монархов, окна с витражами в виде гербов, документы из парламентского архива (в том числе и смертный приговор королю Карлу I)... Но история здесь не просто память о прошлом, её по-прежнему творят.

В огромном зале Палаты лордов стоят скамьи, покрытые красной тканью (в отличие от зелёной в Палате общин); трон под золотым балдахином - он почти всегда стоит пустым, кроме как в день открытия парламента; рядом с троном - красный «мешок с шерстью», сиденье без спины и подлокотников, набитое шерстью (его ввели в обиход, как предполагают, при Эдуарде III, и шерсть символизировала важность торговли этим продуктом для английской казны - теперь шерсть там не только английская, а из всех стран Британского содружества); некогда это было сиденье лорда-канцлера, председателя Палаты лордов, спикера палаты - с 2005 года спикером может быть не только лорд-канцлер. По одну сторону сидят церковные члены парламента и те светские члены, кто принадлежит к правящей партии, оппозиция - по другую, а посередине - те, кто не принадлежит ни к одной партии. Здесь каждый год, во время торжественной церемонии открытия парламента, произносит монарх тронную речь (несмотря на «королевское» название, это - программа действий правительства на очередной год, и пишет её не монарх, а члены кабинета министров).

В Палату общин, расположенную в противоположном, северном конце здания, монарх никогда не заходит - традиция! Это одно из немногих помещений парламента, которое было разрушено во время бомбёжки Лондона во Вторую мировую и позднее перестроено.

Не считая ещё некоторых небольших изменений, Вестминстерский дворец, парламент, выглядит так же, как выглядел почти полтора века назад, когда его только построили. Архитектору Чарльзу Барри недаром присвоили рыцарское звание - он сумел предусмотреть всё необходимое и для повседневных заседаний, и для торжественных приёмов, и для работы, и для отдыха. Парадные залы, кабинеты, библиотеки, лобби, столовые, комнаты для отдыха, сочетание красоты и комфорта... Недаром в 1905 году кто-то сказал, что «Вестминстерский дворец - лучший клуб в Лондоне».

Так что же, ничего не меняется? Меняется, конечно же. Ведь тогда, когда это здание было построено, право голосовать имела только пятая часть взрослого мужского населения! Теперь же лорд-спикер Палаты лордов - леди...

Уинстон Черчилль, знаменитый британский премьер- министр, однажды сказал: «Сначала мы создаём наши дома, затем они создают нас». Некогда Вестминстерский дворец был домом королей, затем он перешёл к парламенту, и, заметим, переход этот был мирным, постепенным.

Британской монархии более тысячи лет, однако она всё ещё жива. Быть может, секрет в том, что нужно суметь совместить себе старое и новое, как нынешнее величественное серое здание времён Виктории вмещает в себя Вестминстер-холл времён прежних королей. Главное - помнить, помнить всё.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Вестминстерский дворец - Часть 1
  • Вестминстерский дворец
  • Уайтхолл - Часть 1
  • Необычная экскурсия по Вестминстеру: Часть 2
  • Британский парламент - Часть 1
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________