Новое поколение в Англии

Новое поколение в Англии
Новое поколение в АнглииНа протяжении истории человечества в периоды различного общественного устройства, детей большей частью воспринимали как маленьких взрослых, почти как лиллипутов из книги "Путешествия Гулливера". Все, конечно, понимали, что дети развиваются физически и умственно и в конце концов достигают зрелости, но при этом считали, что в ходе этого процесса не происходит никаких коренных перемен. Вот почему такое потрясающее впечатление произвел в 18 веке Руссо, который заявил, что существуют возрастные особенности и что у каждого возраста есть свои особые права. До него полагали, что жизнь любого индивидуума есть нечто нерушимое в своем единстве, хотя и признавали, что у подростков интеллектуальный уровень ниже, а эмоциональный уровень выше, чем в зрелом возрасте После французской революции 1789 года распространились новые идеи. Возраст от 17 до 30 лет рассматривался как период бунтарства против общепринятых ценностей и порядков. Считали, что молодость — это возраст новаторства, страстей, поэзии и мятежных настроений, что она чуть ли не ценна сама по себе, поскольку она ближе к стихийным источникам активности и поэтому является лучшим периодом в жизни человека. Сен-Жюст или молодой Бонапарт как будто подтверждали эту точку зрения, так же, как и поэты- романтики Англии, Франции, Германии и России. В литературном мире господствуют Байрон и байронизм. Роман — это великое творение европейской культуры — правдиво отражает эту новую концепцию. До 1800 года в литературе немало произведений, посвященных молодым людям и их приключениям во враждебном или равнодушном обществе. Но это скорее отверженные, нежели мятежники: каждый из них требует чего-то для себя, а не для своего поколения.

В XIX веке ситуация совершенно меняется. Великие романисты, такие, как Бальзак или Тургенев, поглощены идеей борьбы молодежи за преобразование мира своими собственными усилиями и подвигами. Но только иногда, — например в "Отцах и детях", — эта задача ставится в социальном аспекте; чаще же — это лишь индивидуальные попытки, которые кончаются поражением или разложением. Начинает преобладать взгляд, что "мятежная молодость" — явление вполне нормальное, но преходящее. В этой статье я хотел бы показать, что в Англии происходит нечто новое, что здесь теперь действительно происходит социальная трансформация молодежи.

На первый взгляд может показаться, что речь идет о традиционном мятеже молодежи, который, несмотря на всю свою романтичность, был весьма реальным и распространенным явлением на протяжении пяти поколений. В действительности же происходит нечто совсем другое. Чтобы объяснить современную сущность и положение английской молодежи, нужно сперва указать на некоторые факты. Наше общество — самое старое промышленное общество в мире. У нас самый большой процент городского населения среди всех передовых стран мира. Мы густо населяем небольшой остров с прекрасными путями сообщения. Так как в течение трехсот лет у нас не было ни одного насильственного политического переворота, мы многое сохранили из нашего до-индустриального прошлого, но больше по форме, нежели по содержанию. Нам, например, известно, что несмотря на кажущуюся косность нашей классовой системы, на протяжении по крайней мере трех поколений (для более раннего периода нет достоверной статистики) у нас происходило крупное передвижение из одних классов в другие; теперь это передвижение так же велико, как в США, и гораздо более значительно, чем где-либо в Западной Европе. Таким образом, в некоторых отношениях английская молодежь в течение долгого времени развивается в условиях определенной социальной ситуации.

В то же время, казалось, что роль молодежи среди нашего населения уменьшается. С 1870-х годов рождаемость в Англии начала падать. Улучшение питания, медицинского обслуживания и бытовых услуг позволили продлить жизнь человека, но процент молодежи в нашем населении постоянно сокращался, а потеря трех четвертей миллиона людей (при населении немного более 40 миллионов) во время первой мировой войны ускорила этот процесс. 1921-39 годы были трудным периодом для английской экономики — то были годы безработицы и сниженного экономического развития. Снижалось количество молодых людей, их надежды гасли. Казалось, что молодежь больше не сможет играть столь важную роль в общественной жизни страны, хотя романтическая концепция этой роли и продолжала существовать.

В период второй мировой войны началось коренное изменение положения. Увеличилась рождаемость, которая в 1947 году достигла наивысшего уровня. Затем она снова стала падать и казалось, что наступает новая полоса спада населения. Однако в начале 50-х годов стало ясно, что этого не произойдет: рождаемость снова возросла и остается на том же уровне, а детская смертность у нас теперь одна из самых низких в мире (22 случая на одну тысячу детей в возрасте до одного года). Поколение 1947 года вступает в трудовую жизнь и через несколько лет станет реальным фактором в политической жизни страны. Это новое поколение, не испытавшее экономических трудностей междувоенных лет, социологически, и даже физически, отличается от своих предшественников. К тому же оно многочисленнее.

Физически эта молодежь здоровее, более развита и в половом отношении созревает раньше, чем это наблюдалось прежде. Она живет в стране, в которой существует большая обеспеченность, так как теперь имеется аппарат социального обслуживания, который может предохранить ее от многих экономических и физических опасностей и жизненных трудностей. Она живет в условиях, в которых передовая техника улучшает жизнь почти повсюду в стране и для всех классов. Это поколение потребителей: они требуют от жизни того, чего они хотят — они требуют прямо, лично, спонтанно. Им совершенно чужд прежний подход, существовавший в Англии в течение четырех столетий, когда упор делался на осторожность, прилежание, бережливость, отказ от наслаждений из страха перед будущим.

Они гораздо лучше образованы, чем их сверстники в прошлом, хотя в настоящее время еще слишком мало (только около 250.000 ежегодно молодых людей поступают в университеты, педагогические колледжи и высшие технические учебные заведения. Они ждут, и конечно получат, в области образования гораздо больше. При опросе молодежи оказалось, что недостаточность возможностей для получения высшего образования составляет их главную претензию. Становится ясным, что шестидесятые годы будут главным образом посвящены улучшению этого положения, с тем чтобы удовлетворить чаяния молодежи и таким образом сохранить и улучшить положение Англии в мире.

Сегодняшняя молодежь Англии более едина, чем это было в прошлом. Как я уже сказал, у нас в Англии, в основном очень много городских жителей. Но гораздо важнее тот факт, что в деревне все больше начинает преобладать городская культура. Поэтому сегодня обычаи и взгляды молодых людей, как в городе, так и в сельской местности, все меньше отличаются друг от друга. Региональные различия тоже исчезают, так как с увеличивающимся количеством приобретаемых мотороллеров (а также автомашин) молодежь имеет возможность быстрее передвигаться. К тому же, благодаря газетам, телевидению и радио, они впитывают общую культуру, и это создает единообразие, которого не было раньше.

Классовые различия, особенно в высшем образовании, все еще играют большую роль. Но тем не менее эти различия среди молодежи очень заметно стерлись, и этот процесс продолжается. Массовое производство, массовые средства связи и информации, массовый отдых в сочетании с массовым социальным обслуживанием создают общество, в котором классовые признаки трудно заметить. Это особенно верно в отношении девушек. Ставшее теперь общедоступным высокое качество одежды и косметики, высокий уровень состояния здоровья — все это теперь почти не позволяет определить социальное происхождение девушки. Менее ощутимо это среди молодых мужчин. Но выходная одежда стала почти одинаковой для всех классов, и общепринятая манера держаться, прическа, стиль одежды и спортивные интересы скоро приведут к тем же результатам, что и у девушек. Новой чертой нашего общества является то, что традиционный пролетарский стиль или мода ныне могут распространяться снизу вверх через все экономические прослойки английской молодежи, тогда как в прошлом тон задавался наверху и оттуда распространялся вниз.

Даже различие между мужским и женским отношением к жизни теперь менее заметно среди нашей молодежи. Вне сомнения, что до брака вопрос о том, как будущая супружеская пара будет проводить время или тратить деньги, решает будущий муж; также нет никакого сомнения и в том, что после свадьбы в вопросах сбережений и расходов доминирует мнение жены. Так было и в прошлом, но сегодня можно увидеть, как холостой молодой человек больше заботится о своей внешности, чем прежде, — как это делают незамужние девушки. После женитьбы он проявляет гораздо больше заботы о своем доме или квартире, чем это делал его отец. А когда появляются дети, то молодой отец уделяет им так много внимания и отдает им столько свободного времени, что прежнее поколение сочло бы это недостойным мужчины. Такие предметы широкого потребления, как проигрыватели, транзисторные радиоприемники и так далее, пользуются одинаковым спросом у обоих полов. А девушки, которые все более активно занимаются спортом, приобретают также мотороллеры и т.п.

Характерно и следующее явление: теперь стали обычными ранние браки, тогда как недавно, всего лет тридцать назад, это считали неблагоразумным. Девушки все чаще вступают в брак до двадцати лет, а молодые люди чуть старше этого возраста (по сравнению со средним брачным возрастом в 25 и 27 лет, соответственно, перед войной). К тому же за ранними браками обычно следует быстрое образование довольно большой семьи, что совершенно отлично от прошлого, когда в обычае было откладывать и ограничивать рождение детей. (Возможно, что теперь среди молодых существует большая сексуальная свобода, чем прежде. Но несмотря на то, что об этом много говорят, этому распространенному мнению трудно найти подтверждение.)

Многое из того, что я описал, является частью процесса, который социологи иногда называют "приватизацией". Под этим подразумевают возрастающий интерес к дому и домоводству, к музыке и искусству, к личной жизни и личному потреблению, к личным успехам в образовании и спорте и, больше всего, к личным отношениям. Полагают, что это сопровождается снижением интереса к религии, экономике и политике. Несомненно, часть общей картины совершенно ясна: новая, удивительно однородная, здоровая, процветающая, физически крепкая, проявляющая все большую тягу к музыке (и очень любящая танцевать) английская молодежь преисполнена уверенным интересом к своим личным делам и планам, заграничным поездкам, созданию дома и семьи. Но как она относится ко всему остальному? Я думаю, что в настоящее время еще нельзя ответить на этот вопрос. Большинство оканчивающих школу идут на производство — преимущественно там, где они родились, или поблизости. Они не совсем понимают (да их и не очень интересуют) рассказы старшего поколения о периоде экономической депрессии и о войне. Они платят профсоюзные взносы, но, как правило, не посещают собраний своих профсоюзных организаций и не участвуют в выборах профсоюзных деятелей. Девушки надеются уйти с работы, выйдя замуж, и вернуться на работу только тогда, когда подрастут дети. Молодые люди часто пренебрегают возможностью вступить в какую-либо политическую партию. Говорят, — но я не считаю это убедительным, — что они не принимают участия в местной общественной жизни, как это делали их отцы. Но из опроса мнений нам известно, что они, пови- димому, очень интересуются вопросами образования, что они против расовой и религиозной дискриминации, что они выступают за терпимость и придерживаются других взглядов, чем многие из старших, в отношении роли, которую Англия может играть в современном мире. По-моему, они, по всей вероятности, также сильно, как их отцы, но по-своему, интересуются различными проблемами. Они несомненно найдут свою собственную линию поведения и разовьют свои интересы, когда представится возможность — проявление личной и групповой инициативы всегда было характерной чертой нашего народа.

 Но они отнюдь не являются поколением романтических мятежников. Я думаю, что это скорее новый тип англичан. Они не восстают против старшего поколения, но они самоуверенны, и старшие часто кажутся им скучными людьми. Теперь тридцатилетний человек часто имеет больше общего с семидесятилетним стариком, даже если они придерживаются различных религиозных и политических убеждений, чем с юношей двадцати лет. Это новое явление в нашей жизни. И я считаю его обнадеживающим. Под, казалось бы, неподвижной поверхностью жизни нашего общества непрерывно происходят изменения. Наша молодежь, в отличие от предшествующих поколений, не увлекается байроническим мятежом, но своей новой единой культурой и своим отношением к жизни она способствует трансформации нашего общества в сторону жизнеутверждения, терпимости, человечности, пренебрежения теми различиями между людьми, которые проистекают от случайностей классовой принадлежности, богатства или национального происхождения.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Молодежные клубы и организации в Великобритании
  • Великобританию предупредили о высоком уровне безработицы среди молодежи
  • Работающие жены в Великобритании
  • Высшее образование Великобритании в 60-х годах прошлого века / Часть 1
  • Главная черта Великобритании - многоликость
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________