Новинки английской моды

Новинки английской моды
Новинки английской модыДля множества молодых людей, юношей и девушек моложе 25 лет, в особенности тех, кто живет в Лондоне, традиционной моды больше не существует. Важнее сама одежда — она важна как средство самовыражения, как вид искусства, доступный всякому. Они одеваются именно так, как им нравится, черпая вдохновение в любых уголках света, зачастую — в прошлом, а также в своем собственном воображении. Этот отказ от готовых представлений о том, как нужно одеваться, вносит свежую струю, хотя порой, чтобы поверить в его результаты, их нужно увидеть самому.

Кожаные куртки с бахромой, которые носят с юбкой или с брюками, а к ним — ковбойские шляпы и шитые бисером головные повязки индейцев, которые надеваются поверх расчесанных на прямой пробор распущенных до плеч волос. Цыганские костюмы — широченные юбки в сборку из набивного ситца, бесчисленные нитки бус, повязанный на голове шарф. Вышитые кафтаны и джибба в арабском стиле. Костюмы из шаровар и короткой туники наподобие тех, в каких ходят у нас женщины из Пакистана. Серебряные ожерелья шириной с целый воротник, покрытые затейливым узором, и звенящие при каждом движении разноцветные браслеты из магазина индийских кустарных промыслов, где поразительно дешево можно купить традиционные национальные украшения и такие вещи, как сандалии. Плащи с громадным капюшоном из ворсистой, толстой, как одеяло, ткани, в котором любой, кто его ни наденет, мужчина или женщина, напоминает средневекового монаха.

Ведь порой другая эпоха привлекает больше, нежели чужие края. Большим спросом пользуются в настоящее время костюмы двадцатых-тридцатых годов, и подержанное платье больше не отвергается с презрением, как было раньше. Если в старом сундуке на чердаке не отыщется ничего подходящего, девушки (да и парни) обходят благотворительные распродажи* и базарные лавки, где роются в старых меховых шубах (часто они стоят всего несколько шиллингов), выискивают боа из перьев и шали с длинной бахромой, в которых могли щеголять их прабабушки. Девушки охотно берут сшитые по фигуре, скроенные по косой нитке атласные платья или ночные рубашки викторианского периода все в сборках и кружевах и, привезя их домой, красят и носят как длинные, до полу, платья. Юноши расхватывают довоенные костюмы в белую полоску с широкими лацканами и широкими брюками. А уж если им удается раздобыть в довершение ансамбля, в подражание "гангстерам" голливудских фильмов тридцатых годов, широкополую фетровую шляпу еще лучше.

Украшения перестали быть привилегией женщин. Молодые люди могут нацепить себе на шею богато изукрашенные медальоны или тяжелые подвески на цепочке, которые носят вместе со сшитыми по фигуре рубашками из вуали в оборках или в цветочек и расклешенными вельветовыми брюками кораллового или ядовито зеленого цвета. Это отнюдь не признак женственности: вовсе не женственные мужчины елизаветинской эпохи тоже наряжались, как павлины. Даже такие рассудительные граждане, как юристы или банковские служащие, могут в часы досуга сменить свой обычный рабочий костюм на такой вольный наряд.

Джейн Айронсайд, в прошлом профессор по современному костюму при Королевском колледже искусств в Лондоне, приветствует эту свободу в одежде: "Это очень отрадно. Как бы мне хотелось быть сейчас молодой. Моя молодость прошла среди мрачных костюмов, которые носили потому, что должны были носить. А сейчас можно каждый день одеваться по настроению. Особенно хорошо, что мужчинам больше нет необходимости влезать в эти хмурые, неприглядные костюмы".

Мода, конечно, по-прежнему считается преимущественно женским занятием. Когда я пишу эти строки, общее направление в женской одежде (насколько оно вообще существует) включает с одной стороны такие короткие юбки, что они фактически отсутствуют, а с другой вуали до пят в стиле начала века; шелковые и шифоновые шарфы, небрежно повязанные на голове или талии или обвивающиеся вокруг шеи; прозрачные платьица и глубокие вырезы.

Однако условности попирают лишь молодые. Общепринятая мода — главный судья в таких вопросах, как длина юбки или стиль одежды, защитница классических традиций и хорошего вкуса по- прежнему имеет немалое число приверженцев среди женщин более зрелого возраста и с более развитой фигурой. Но даже и на деятельности крупнейших законодателей моды сказываются распространяющиеся повсеместно тенденции и новшества, которые отражают, как одевается молодежь. А она одевается так, чтобы на нее обращали внимание.

Побуждения, стоящие за подобными бросающимися в глаза, а порой даже невероятными костюмами, различны. Смысл заключается в том, чтобы выделяться, носить то, что доставляет тебе радость, ходить в том, что тебе нравится — ты молод и не боишься быть непохожим на других.

Среди людей, занимающихся изготовлением и продажей модной одежды, одной из первых уловила это стремление Барбара Гуланики. Ее маленький салон мод "Биба" первым среди подобных магазинов привлек к себе широкое внимание публики. Большое влияние, которым она пользуется ныне, объясняется тем, как быстро она сумела понять, что одежда сейчас должна быть индивидуальная и дешевая — платья стоят у нее от 5 ф.ст. (10 р. 75 к.), а пальто — от 15 ф.ст. (32 руб.) — и вовсе необязательно очень ноская.

Другой модельер, Осси Кларк, в чей салон в Челси часто наведываются те, кто стремится одеваться не так, как все, поддерживает это мнение: "Мои костюмы утверждают свободу. Не существует абсолютно никаких правил. Важно только никогда не беспокоиться о том, что подумают люди".

Эта философия находит все большее распространение. Один из новейших и наиболее популярных в Лондоне небольших салонов прямо так и называется "Мистер Фридом". Его основной принцип — убеждение, что костюм — это забава. Яркие, контрастные тона, свитера и футболки с изображением в стилизованной манере героев детских книг или персонажей фильмов Уолта Диснея, таких, как например, Микки Маус. Хороший ли это вкус? Нет. Его владелец даже назвал его "милым и вульгарным". Тем не менее, в магазине передают по репродуктору музыку Баха.

Джон Тэйлор, более 20 лет возглавляющий один из самых влиятельных модных журналов "Тэйлор энд Каттер", полагает, что другим фактором явилось, возможно, то, что наше восприятие жизни в целом стало веселее и спокойнее. С наибольшей очевидностью это проявляется в довольно откровенных модах, которые можно увидеть на улицах Лондона, и, как считает Тэйлор, то, что сейчас в костюме подчеркивается фигура, по чисто практическим соображениям сохранится и впредь. "Человеческое тело становится все красивее. Люди лучше питаются, не болеют рахитом, ухаживают за своим телом. Сейчас они стремятся не скрыть свою фигуру, а показать ее".

Но помимо стремления к нестандартности, к выдумке, культ экстравагантности включает также и поиски индивидуальности. Тем, как вы одеваетесь, вы даете понять, к какой группе общества вы принадлежите и как вам хочется, чтобы к вам относились. Если бы вы обнаружили, что юрист, который ведет ваши дела, или директор завода одет в кожаную куртку с металлическими заклепками, которая в сущности является униформой молодых мотоциклистов, называющих себя "ангелами ада", это выглядело бы неуместно.

В равной мере пришли бы в ужас почитатели поп-музыки, увидев в скромном городском костюме и рубашке с галстуком руководителя поп-ансамбля "Роллинг-Стоунс" Мика Джеггера, который славится своими яркими, оригинальными костюмами. Вот его мнение по этому вопросу: "Свои костюмы я подбираю в магазинах подержанного платья. Стараюсь сбить цену, добиваюсь изготовления непривычных материалов...." Каждая социальная группа создает собственные нормы и правила и таким образом, по иронии судьбы, и анти конформизм и экстравагантность устанавливают свои нормы, благодаря которым их можно мгновенно распознать. Мир поп- музыки сам представляет собой клан со всеми приметами замкнутого общества: строго определенная возрастная категория, особый язык, пестрая одежда. Они смотрят на половую жизнь без стыда, и это позволяет юношам и девушкам носить сходную одежду.

Отсюда распространение "двуполых" костюмов, которые стали продавать в некоторых магазинах: нарядов, идентичных — если не по размеру, го по стилю — для обоих полов. Кроме вездесущих джинсов, в качестве главного примера можно, пожалуй, привести футболки и безрукавные фуфайки. Чтобы придать им необходимую индивидуальность, их затем красят. В настоящее время это производится следующим образом: перед тем, как опустить предмет в краску, его завязывают узлом, специально для того, чтобы добиться неровной, пятнистой окраски.

От отдельной индивидуальной детали недалеко и до индивидуального костюма. Наблюдается стремление самим изготовлять для себя вещи, такие, как удлиненные вязаные жилеты или блузки с рисунком, отпечатанным ручным способом. И это не потому, что одежда массового производства нехороша в чем-то и парадокс, что сейчас она лучше и дешевле, чем когда бы то ни было — а потому, что при этом вы можете быть уверены, что получите как раз то, что хотите, и ни у кого другого этого не будет. Это направление напоминает идеи, которые в прошлом столетии про- поведывали Уильям Моррис и прерафаэлиты, и неудивительно, что модели самого Морриса вошли сейчас в моду.

Но ныне за этим стоят иные мотивы. Уильям Моррис и его последователи выступали против товаров машинного производства, которые принес с собой промышленный переворот, и при изготовлении собственных домотканых одеяний они отказывались от современных методов производства, создавая собственные модели. Сейчас товары массового производства не встречают сопротивления: люди, которые одеваются предельно экстравагантно, охотно их покупают, а потом с помощью каких-нибудь диких ухищрений придают им совершенно другой вид - наносят рисунок кричащих тонов, приклеивают надписи, приспосабливают старинные пуговицы, вышитые жилеты из Марокко и даже медные украшения, некогда красовавшиеся на конской упряжи.

Иногда стремление к уникальности, наряду с более глубоким осознанием своего тела, как видно, пробуждает неподдельное увлечение естественной жизнью и натуральными материалами. Хождение босиком по городским тротуарам не почитается обычно за удовольствие, но некоторые молодые люди явно находят в нем удовольствие в теплые летние дни и если судить по их виду — вовсе не из соображений экономии. Многие пристрастились к так называемым "тренировочным сандалиям" на деревянной подошве, которая, как полагают, благодаря своей форме заставляет работать все нужные мышцы в ногах. Деревянные башмаки стали носить даже сотрудники редакции одного известного журнала мод, где их сочли самой естественной формой обуви.

Разнообразие встречающихся видов обуви само по себе феноменально: от простейшей подошвы с одним только ремешком до жестких кавалерийских сапог. Сапоги самых разнообразных моделей носят круглый год, летом — из более легких материалов, например холста или сетчатого нейлона. Можно увидеть сандалии с переплетением из ремешков, доходящим до колен, как у древних римлян И опять-таки девушка, которая сегодня вышла в сшитых на заказ, пестрых, как у клоуна, замшевых сапогах, стоивших ей 20 ф.ст. (43 руб.), может завтра явиться в лакированных туфлях, купленных за 1,50 ф.ст. (3,25 руб.) в одном из магазинов, входящих в большую торговую фирму, вроде фирмы "Маркс и Спенсер". В отношении цен нет никакого снобизма: единственный критерий здесь — чтобы тому, кто эту вещь надевает, нравилось производимое ей общее впечатление.

Возможно, одна из причин этого заключается в том, что в большинстве своем молодые люди обнаружили, по-видимому, что они в состоянии заплатить за свою одежду в разумных пределах — столько, сколько им хочется, а на покупку действительно дорогих вещей могут скопить нужную сумму. Если их родители хорошо зарабатывают что вполне вероятно тем из них, кто впервые поступает на работу, приходится вносить чисто номинальный вклад в семейный бюджет за пропитание и жилье, благодаря чему у них остается немало денег, которые они могут тратить на себя. Проведенное в 1968 году обследование показало, что в возрастной группе от 16 до 19 лет юноши имели в среднем доход в 6,23 ф.ст. (13.40 руб.) в неделю, а девушки 6,35 ф.ст. (13,60 руб.). Помимо работающей молодежи в обследование были включены и учащиеся в школе и институте, так что на долю работающей молодежи приходилось фактически гораздо больше денег. Было установлено, что девушки тратят на наряды до 38% заработка, да и юноши не очень им уступают, тратя на это около 30%.

В наиболее крайних формах одежды присутствует, конечно, элемент эскейпизма. Десмонд Моррис, который смотрит на современный мир глазами антрополога и в своей книге "Голая обезьяна" выявил много наших слабостей, говорит об этом так:

"Весь смысл маскарада состоит в том, что он на несколько минут дает нам избавление. Для самых молодых маскарад стал долгосрочным занятием — постоянным избавлением от тех ролей, которые хотело бы навязать им общество. Если ты намерен бунтовать против общества, то и твой костюм должен как можно разительнее отличаться от тех костюмов, которые приняты в этом обществе".

Несомненно, что в отдельных случаях такие мотивы нельзя сбросить со счетов. Но для многих участников этого вечного маскарада это просто выражение их индивидуальности.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • История британской моды: важные вехи
  • Национальный британский костюм
  • Законодатели английской моды: этапы развития модных тенденций в XX веке
  • Мода и английские монархи
  • История английской моды
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________