Лондонский "театр для народа"

Лондонский "театр для народа"
Лондонский "театр для народа"Этому зданию уже больше ста лет. Его кедровая крыша и бурые кирпичные стены прокопчены паровозами прошлого века. Но когда оно попалось на глаза одному молодому человеку, тот увидел в нем будущий "театр для народа".

Это случилось девять лет тому назад. А человек этот был Арнольд Уэскер, блестящий молодой драматург из лондонского Ист-Энда, который после пьесы "И ко всему картошка", рассказывающей о самых обыкновенных людях на понятном для обыкновенных людей языке, был признан одним из крупнейших наших талантов. Это здание нынешний "Круглый дом" ("Раунд Хаус"), находящийся в северо-западной части Лондона бывшее оборотное паровозное депо, построенное в 1841 г. Мечта Уэскера о театре для народа в том виде, как он его себе представляет, не получила своего воплощения. Пока. Он мечтал о том, чтобы "культура в высших ее проявлениях воспринималась всеми", но попытки "Круглого дома" в этом направлении все еще встречают отклик лишь у меньшинства. Но для тех, кто считает, что искусство должно доходить до всех, а не только до кучки посвященных, это, вероятно, одно из самых оригинальных и увлекательных мест в Лондоне.

Под его массивной круглой крышей идут постановки как авангардистских, так и классических пьес, детские и цирковые представления, демонстрируются кинофильмы, проводятся конференции, выставки, концерты, танцевальные вечера и собрания. В области массовых зрелищ это, пожалуй, крайняя форма эксперимента. История "Круглого дома" началась в 1960 году, когда Уэскеру удалось в конце концов убедить нескольких депутатов на съезде Конгресса тред-юнионов внести резолюцию о более глубоком приобщении профсоюзного движения к деятельности в области культуры. В резолюции № 42, которая была принята единогласно, говорится: "Гораздо больше можно сделать для оказания прямой помощи и поддержки пьесам, фильмам, музыке, литературе и другим формам художественного выражения".

Из резолюции № 42 возник Центр-42, попытка Уэскера собственными силами популяризировать культуру в высших ее проявлениях. В 1961-62 годах Центр-42 провел в разных уголках страны шесть фестивалей. В местных "пабах" выступали исполнители народных песен, в заводских столовых поэты читали свои стихи. Это было смелое, хотя и не во всем удачное начинание, да и трудности в финансировании и организации фестивалей оказались слишком велики. Уэскер понял, что Центру-42 необходимы постоянные средства и постоянная площадка. Он уже почти отказался от надежды отыскать такую, когда услышал о "Круглом доме", который служил складом винокуренного завода.

Два года бился неутомимый драматург, стараясь убедить владельца здания сдать его в аренду Центру- 42. Он заручился поддержкой лорда Харвуда, верного покровителя искусств, ныне одного из членов правления "Круглого дома". Он обращался за помощью даже к Гарольду Вильсону, премьер- министру страны в то время. Вильсон познакомил его с опытным экономистом Джорджем Хоскинсом, который сейчас в качестве главного администратора возглавил все это начинание. Ему принадлежит основная заслуга в том, что "Круглый дом" превратился в реально выполнимое и действующее мероприятие. Когда им, наконец, удалось заполучить долгожданную аренду, они обнаружили, что переоборудование здания в предназначенный одновременно для нескольких целей центр искусств, каким он представлялся членам Центра-42, обошлось бы гораздо дороже, чем они реально могли в то время располагать. В конце концов Хоскинс разработал семилетний план, который сильно ограничил задачи Центра-42.

Он отказался от идеи здания, предназначенного для нескольких целей, где может одновременно проходить ряд мероприятий. Вместо этого он предложил устраивать различные виды представлений, так чтобы с каждой новой стадией развития деятельности центра возможности его использования постепенно расширялись. Именно это и происходит в "Круглом доме". Члены Треста "Круглого дома", учрежденного Хоскинсом для охраны финансовых интересов здания, считали, что проект должен по крайней мере окупать себя. Работая ныне четвертый год с полной нагрузкой, "Круглый дом" уже многого достиг в этом направлении и, можно сказать, приближается к осуществлению некоторых целей Уэскера.

По существующей сейчас практике, здание сдается какой-нибудь театральной или балетной труппе или телевизионной компании, которые и осуществляют в "Круглом доме" основную массу мероприятий. Постановки, которые идут здесь, всегда оригинальны, как правило, увлекательны, а иногда имеют и коммерческий успех. Сам "Круглый дом" проводит свои мероприятия каждый уик-энд, а также способствует проведению всевозможных "побочных" мероприятий, таких, как выставки и лекции, в дневное время. Таким образом, проводимые посторонними организациями спектакли обеспечивают деятельность самого "Круглого дома" и помогают расширению круга его собственных мероприятий. Разнообразие того, что здесь можно было увидеть за последние четыре года, необычайно велико, и многие из театральных постановок повысили авторитет "Круглого дома". Так, Джои Арден, очень своеобразный драматург, чьи произведения неизменно привлекают серьезное, хотя порой и несколько недоуменное внимание, осуществил здесь в 1968 году постановку своей пьесы "Встает герой", отличавшуюся исключительной оригинальностью. В 1969 году Тони Ричардсон, один из ведущих театральных и кинорежиссеров, осуществил удостоившуюся многих похвал постановку "Гамлета" со сравнительно недавно выдвинувшимся сильным актером Никол ом Уильямсоном в главной роли. В том же году были показаны ужасы "Исправительной колонии" Кафки и "Макбет". Последний шел в постановке хорошо известного Национального молодежного театра.

Естественно, Арнольд Уэскер избрал то же самое место для премьеры своей новой пьесы "Друзья", которая состоялась в мае прошлого года. Хотя она не пользовалась успехом у критики, она вызвала немалый интерес в самом "Круглом доме". Осенью прошлого года здесь в течение восьми недель выступал Королевский шекспировский театр, что во многом способствовало укреплению репутации "Круглого дома" как центра экспериментального театра. В его программу, состоявшую из четырех пьес, входил музыкальный спектакль, основанный на событиях во время всеобщей забастовки 1926 г. в нашей стране. Дополнительные мероприятия включали ежевечерние обсуждения после спектакля, в которых принимали участие вместе актеры и зрители, открытые репетиции и лекции с демонстрациями, с которыми выступили режиссеры театра Тревор Нанн, Джон Бартон и Терри Хзндс. Несмотря на то, что главное внимание в "Круглом доме" уделяется драме в прошлом году на различные театральные представления было отведено 33 недели именно множество всевозможных "побочных" мероприятий превращает его в такое необыкновенное, такое оживленное место. Где еще могут дети (за каких-нибудь 20 копеек) так войти в мир музыки, красок, игр, безумных фильмов и почти полной свободы выделывать все что угодно? Это как раз то, что здесь и происходит каждую субботу во время представлений под названием "Мунрок", которые носят стихийный характер и проходят скорее под руководством, нежели под присмотром Роберта Грэвелла. Где еще в Лондоне можно в один вечер слушать "поп"-музыку, а в другой побывать на Английском фестивале музыки Баха? Такие занятные совпадения происходят здесь все время.



Сотрудники "Круглого дома" отказываются называть его театром, отдавая предпочтение названию "площадка для выступлений". И никакое иное наименование не подошло бы так к месту, где проводятся конференции о партизанской войне, просмотры художественных и "подпольных" кинофильмов, митинги против апартеида, концерты народной музыки, съезды передовых современных психологов, рождественские цирковые представления, фестивали искусств и выставки. Руководители "Круглого дома" видят в нем постоянно развивающийся эксперимент, признавая, что фактором, оказавшим на это развитие наибольшее воздействие, является само здание. Составленное строителем здания описание, основанное на голых фактах, дает некоторое представление об основательной работе викторианцев: "Здание имеет форму круга 54 метра в диаметре, не считая стен. Крыша покоится на 24 колоннах, стоящих на равном расстоянии друг от друга, и образует круг диаметром 13 метров над центром здания... Фундамент его, необычайно прочный, состоит из 24 пересекающихся стен толщиной в 1,5 кирпича".

Даже сейчас, при всей изощренности освещения, оформления и акустики, суровая простота постройки дает себя знать. Для постановки сенсационного ревю "Ох, Калькутта!" все места для зрителей, сценическая площадка, отделение занавесом железных колонн было подготовлено, сообразуясь с традиционной планировкой театра. Но скрыть характер здания было трудно. Боб Эткинс, руководитель отдела зрелищных мероприятий, поясняет: Думаю, что ревю приобрело здесь нечто такое, что оно потеряло бы в театрах Уэст-Энда. Импровизация в устройстве помещения отчасти повлияла и на постановку. Никогда не предназначавшееся для театра, оно больше походит на обычную арену. Планировка сцены и зрительного зала очень произвольна, и наиболее успешные наши мероприятия, такие, как фестивали или "променад"-концерты "поп"- музыки, допускают хождение публики по залу во время концерта.

Такая приспособляемость здания скорее в качестве обстановки, нежели строго распланированного помещения ясно проявляется во время уик-эндов, когда оно предоставляется молодежи для проведения музыкальных и танцевальных вечеров. Вечера эти организуются предприятием "Индепендент Энтертейнментс", созданным самим "Круглым домом", и привлекают от 1.000 до 2.000 человек, которые легко размещаются тут. Когда же здание снова превращается в обычное театральное помещение, оно может вместить всего 680 человек. Архитектура оказывает влияние на все, что здесь происходит. Точно так же участвует она, вероятно, и в создании совершенно особенной атмосферы. Об этом говорит каждый из его штатных сотрудников, которых здесь около 20 человек, атмосфера дружеская, непринужденная, увлекательная.

Все это выросло случайно, говорит Боб Эткинс. Начало положили первые "поп"-спектакли и "хэппенинги". "Круглый дом" готов был пробовать, экспериментировать, учиться на ошибках. В известной мере нам приходилось браться за все, что попадалось под руку, в конечном счете это был вопрос жизни и смерти. Мы никогда не стремились угождать немногим мы не могли себе этого позволить. В конце концов мы хотим показать всем лучшее из всего, что есть. Здесь и впрямь царит дух первооткрывательства, потому что "Круглому дому" всегда не хватало денег, удобств и оборудования ровно на столько, насколько им этого хотелось. Думая о прошлом, я рад, что мы никогда не были богаты, говорит Эткинс. Мы многому научились, пока прокладывали себе путь. Мы точно знаем, какое нам нужно оборудование, так как смогли сами для себя установить его необходимость. Переоборудование здания, превратившее его из пустой оболочки во вполне пригодную - хотя, разумеется, и не роскошную - "площадку для выступлений" было произведено в основном силами штатных сотрудников. От электриков и слесарей больше пользы, чем от неумелых энтузиастов, хотя не обошлось и без энтузиазма: ибо сотрудники получают лишь весьма скромную плату.

Дух первооткрывательства, конечно же, пронизывает и их программы. Как говорит Эткинс: “Программа постоянно меняется. И она способна быстро схватывать новые идеи, потому что так мы понимаем деятельность "Круглого дома"”. Другой член коллектива, один из администраторов, Майк Фримэн гоже подчеркивает гибкость проводимой здесь линии: “Наша цель никогда не состояла только в том, чтобы показывать собственные вещи. Мы хотим, чтобы к нам приходили хорошие группы и пользовались зданием”.

Благодаря готовности к эксперименту "Круглый дом" сыграл ведущую роль в утверждении некоторых форм искусства. В мае 1969 года здесь как часть Кэмденского фестиваля искусств проходил поэтический "марафон", во время которого поэты весь день, а иногда и всю ночь, читали собравшимся свои стихи. С тех пор он стал самым известным из больших залов Лондона, где поэты могут встретиться со своими читателями. Их поэзия принадлежит к тому типу, популярность которого сейчас растет: она написана в свободной, бойкой, разговорной манере, характерной для произведений Эдриана Митчелла, Брайана Пэттена и Эдриана Генри. Еще одна область эксперимента демонстрация кинофильмов. За последний год здесь было показано более 30 различных фильмов: один из них проецировался одновременно на семь экранов. Минувшей осенью на широкой деревянной галерее. сооруженной внутри здания еще в то время, когда оно служило складом, расположилась кинематографическая выставка, организованная газетой "Санди Тайме" и Британским институтом кино.

Собрания в "Круглом доме", словно магнит, притягивают к себе широкое внимание, что часто объясняется либо предметом обсуждения, либо интересом к личности участников. Четыре года назад состоявшая из белых аудитория в оцепенении слушала здесь воинственно настроенного лидера "Силы черных" Стокли Кармайкла, предсказывавшего расовую войну. Это выступление живо обсуждалось в печати. В прошлом году яростные споры разгорелись вокруг ревю "Ох, Калькутта!", которое с успехом шло тогда здесь. Когда происходит столько событий, а вокруг так много новых идей и возможностей, главная задача руководства держаться намеченного курса, не слишком поддаваясь давлению со стороны. “К нам приходят режиссеры и постановщики, которые заявляют: "Вам надо сосредоточить усилия на театре и забыть про все остальное", говорит Фримэн. “А потом является какой-нибудь организатор концертов "поп"-музыки и доказывает, что мы не должны заниматься ничем, кроме таких концертов”.

Но они отказываются признать какие бы то ни было ограничения. Самое главное не должны страдать молодежные вечера во время уик-эндов, помогающие сбору средств для благотворительных целей. Их не может вытеснить никакая влиятельная организация, снимающая здание длительный срок. "Круглый дом" мечтает о расширении собственной деятельности. Хотелось бы завести непрерывный график выставок в галерее. Хотелось бы иметь собственную труппу, которая играла бы здесь около четырех месяцев в год, а потом отправлялась бы на гастроли. Все это могло бы произойти в случае предоставлении им субсидии Советом по делам искусств.

  Руководство "Круглого дома" полагает, что пока такая субсидия не была им предоставлена потому, что Совет по делам искусств не имеет желания субсидировать то, что он считает не учреждением, а зданием. Но отношение может измениться: "Круглый дом" доказал, что его правильнее считать отмеченным широтой замысла, но притом совершенно трезвым начинанием, которое к тому же, возможно, когда-нибудь сможет добиться осуществления высоких целей Ценгра-42.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Музыкальные фестивали Великобритании
  • Лучшие увеселения Лондона
  • Шекспировский театр Глобус получил 1,5 млн фунтов на строительство новой сц ...
  • Ковент-Гарден (Covent Garden)
  • Две легенды английской театральной сцены XVIII века
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________