История об английском лорде Китчнере

История об английском лорде Китчнере
История об английском лорде КитчнереДождь начался еще засветло, с моря подул штормовой ветер, и было слышно, как волны равномерно и гулко бьются о каменистый берег.

Я сидел со своими хозяевами на их маленькой кухоньке, покуривая и наслаждаясь безмятежным покоем. Нам было хорошо и уютно рядом. Я думал о том, что образование, утонченность - те качества, которым мы придаем непомерно большое значение, - на деле не столь уж важны. Мы все - и утонченные, образованные люди, и совсем простые - отлично ладим... более того, бессознательно тянемся друг к другу, ибо являемся разными полюсами единой человеческой сути. Парафиновая лампа образовывала на столе маленькое озерцо желтого света, в котором лежали забытые от ужина ломти хлеба и двигались две пары загорелых натруженных рук. Мужские руки неспешно разминали и набивали в трубку дешевый, грубый табак; женские - неслышно сновали над шитьем.

Пока руки хозяев занимались привычным делом, их глаза неотрывно смотрели мне в лицо. Тихими голосами, с улыбкой они пересказывали немудрящую историю своей жизни.

Как сорок лет тому назад они переехали в Сент-Энтони и поселились в этом самом домике. Как на протяжении долгих лет обрабатывали одно и то же поле. Как он - своими большими, мозолистыми руками - сорок раз засевал поле и снимал урожай, а она вынашивала и рожала троих детей. Как благодаря неустанным трудам этой женщины крошечный домик превратился в семейное гнездо, где протекала совместная жизнь пятерых человек. И вот теперь дом состарился, а они состарились вместе с ним. Их дети выросли и живут в чужом, непонятном мире, они же остались здесь - в тех же самых стенах, под той же соломенной крышей. Он по-прежнему - как делал это на протяжении последних сорока лет - встает на рассвете и идет к маленькому колодцу в дальнем конце сада. Возвращается с ведром чистой, холодной (аж зубы ломит!) воды и ставит чайник. Ежедневная чашка чая для жены, прежде чем отправиться привычным маршрутом - медленно и тяжело (годы-то берут свое) на все те же, извечные поля...

Самая простая и прекрасная в мире история. Своей красотой и естественностью эти двое стариков напомнили мне цветы. Штормовые ветры, изрядно потрепавшие других мужчин и женщин, казалось, промчались мимо, не коснувшись этой пары. Невзгоды не сумели разрушить их тихий заброшенный рай.

Сухой лист герани скребся об оконное стекло. Дождь припустил сильнее, я слышал его ровный, мерный шум в саду. Темнота снаружи лишь подчеркивала и углубляла тепло и уют, царившие в этой комнате.

Вдруг все мы насторожились. Старики в удивлении переглянулись: с дороги доносился звук шагов. Кого принесла нелегкая? В этой деревне состарившихся отцов и матерей нечасто ходят в гости после наступления темноты. Мы невольно бросили взгляд на будильник над камином - стрелки приближались к десяти.

Незнакомец, кем бы он ни был, остановился перед садовой калиткой, затем тяжело заскрипел гравием на дорожке, ведущей к крыльцу.

- Добрый вечер, - раздался голос соседа, фермера, живущего на холме. - Не хочу заходить, чтоб не наследить. Сегодня льет как из ведра, и у меня все ботинки в грязи.

Он бросил взгляд на меня и продолжал:

- Я подумал... может, вам захочется вечерком послушать с нами радио?

Мои хозяева радостно заулыбались.

- Сходите, сходите, сэр, обязательно послушайте! - проговорил муж. - Радио вообще редкая вещь, а у мистера Т. оно просто великолепно - лучшее в нашей округе. Вы знаете, сэр, приемник у него такой мощный, что запросто ловит Лондон. Речь звучит громко и четко - что твой колокол!

Узнайте все о поездке в Лондон.

В результате я накинул макинтош и побрел вслед за фермером. Попутно взглянул на свою машину в коровнике - она была совершенно сухой. Рядом посапывал и похрюкивал во сне целый выводок поросят. В отгороженном углу тяжело и неловко возились коровы, а впереди, на вершине холма, гостеприимно светились окна фермерского дома.

- Радио здорово изменило нашу жизнь, - проговорил хозяин, как был - в грязных башмаках и гетрах - усаживаясь возле стола. Он нажал на кнопку и начал крутить ручку настройки.

В свете настольной лампы я разглядел, что в комнате собрались еще трое соседей - две пожилые дамы и один старик. На стенах гостиной висели картины в рамах: «Освобождение Мафекинга», большой портрет лорда Китченера в малиновом плаще и изображение королевы Виктории в парадном облачении - в короне, со скипетром и державой.

- Какая красота... просто чудо! - восторженно заявил старик, указывая трубкой на приемник. - Благодаря ему мы следили за ходом стачки у вас в Лондоне , сэр. Причем слышали все, что происходило, - так явственно, словно сами при этом присутствовали

- О да, - поддержала его одна из старушек. - Нам понравился мистер Болдуин, он очень четко выговаривает слова. Прямо кажется, будто он находится в этой самой комнате. Не то что мистер Черчилль - тот мямлит и запинается... просто всю душу вынет, пока выскажется. Порой так и хочется подойти и дать ему хорошего пинка... чтобы помочь.

Все присутствующие рассмеялись.

- Это точно, - вмешался старичок. - А я вам вот что скажу: им всем следовало бы поучиться у того славного джентльмена. Было бы здорово, если б все разговаривали, как он.

- И кто такой этот «славный джентльмен»? - поинтересовался я.

- А-а, так мы зовем парня, который ведет передачу, сэр, - пояснил тот, кто привел меня сюда, - Уж больно у него голос приятный, очень нам нравится, сэр. И я просто уверен, что он отличный малый... Ага, вот и наша волна! Вы только послушайте, сэр. «Лондон для Британских островов...» О боже, уходит... только морзянка слышна! Похоже, батарея садится... Вот, слушайте! Сейчас хорошо слышно...

И я действительно услышал. Через десятки миль пустоты до меня донеслись звуки из отеля «Савой». Дверь отворилась, в комнату неслышно вошла кошка. А я отчетливо различал звон хрусталя (там, в Лондоне, какие-то люди выпили и поставили ликерные рюмки на стол), позвякивание кофейных чашечек и нескончаемый шум светской беседы, перекрывающий ритмичное звучание танцевального оркестра.

- Вот, вот оно! - вскричал фермер, отбивая такт по столешнице. - Слышите, «Голубой Дунай»! Какая чудесная мелодия, обожаю ее! Сегодня отличная слышимость! Это из-за дождя...

Музыка смолкла. Гул голосов в танцевальном зале стал громче. Внезапно - неожиданно четко - прорезался чей- то голос «...я больше не могу!» и тут же потонул в общем шуме. Я словно воочию увидел то, что сейчас происходило в роскошном интерьере «Савоя»: блестящие туалеты дам, белоснежные крахмальные манишки, позолоченные банкетки, оркестр на эстраде готовится к исполнению нового номера... Китченер смотрел на меня со стены суровым взглядом, кошка мирно дремала в углу комнаты. Старичок курил свою трубку, а обе пожилые дамы праздно сидели, скрестив руки на груди. За окном сгустилась уже по-настоящему ночная тьма, шум дождя смешивался с шумом морских волн.

Мы заговорили о Лондоне. Одна из старушек все допытывалась, что это за место такое - «Савой»? Как он выглядит? Какие люди туда ходят? Я по мере своих возможностей постарался удовлетворить ее любопытство. Мои собеседники пришли в неописуемое волнение, услышав, что я бывал в Бродкастинг-хаусе (Бродкастинг-хаус - Дом радиовещания, центральное здание Би- Би-Си в Лондоне) и, более того, лично знаком со «славным джентльменом».

- Ну и ну! Нет, вы только подумайте... Ей-богу!

Кое-как успокоившись, они снова прильнули к радио-приемнику.

А я еще немного послушал танго со Стрэнда и почувствовал, что меня одолевает усталость. Я передал старику свои наушники, пожелал всем спокойной ночи и откланялся. Спускаясь в темноте по узкой тропинке, я остановился и бросил прощальный взгляд на маленький домик на вершине холма. Там в желтом прямоугольнике освещенного окна виднелись седые головы, склонившиеся над радиоприемником. И мне подумалось: вот он, новый образ сельской Англии с ее жителями. Лондон пришел к ним, материализовавшись из пустоты, и они внимают его звукам, невзирая на поздний час и неодобрительные взгляды лорда Китченера и королевы Виктории...

Как свеж и сладок воздух после дождя! Небо расчистилось от туч, и на нем появились звездочки. Проходя мимо коровника, я решил снова взглянуть на свою машину и спугнул двух колли, которые подняли лай на всю округу. Сочтя за благо с ними не связываться, я продолжил путь по мокрой темной тропинке - туда, где меня дожидалась зажженная свеча в голубом эмалевом подсвечнике.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Край английской земли по-корнуолльски
  • Беседа с английским священником
  • Валлийская музыка
  • Школа в британском Карнарвоншире
  • Английская мастерская резчика по дереву
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________