Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 3

Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 3

ПЛАВАЮЩИЙ ЭЛЕКТОРАТ И ЗНАМЕНИТОСТИ, КОТОРЫЕ СЛИШКОМ СОВРЕМЕННЫ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ МЕМОРИАЛЬНУЮ ДОСКУ

 Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 3На другой стороне улицы, то есть на реке и в западной ее части, оказывается, тоже живут люди. Но это скорее плавающий электорат района Челси, которым просто-напросто некуда повесить мемориальные доски. Разве что на их жилые лодки, которые, кстати говоря, могут прийти в негодность раньше, чем их жильцы. (Хотя мне очень импонирует мысль о лодке, удостоенной мемориальной доски. Одна из них могла бы увековечить политика и доктора Дэвида Оуэна (David Owen), сейчас получившего титул лорда. Какое-то время он жил на воде и старался заполучить голоса плавучих соседей для своей социал-демократической партии, которая также затонула вместе со всей командой. Но те лодки, которые принимали участие в чудесной эвакуации в Дюнкерке в 1940 г., действительно были удостоены мемориальных плит. По крайней мере, мне об этом рассказывали.)

Учитывая тот факт, что синие мемориальные доски не вешают на дом в течение двадцати лет с момента смерти человека, увековеченного на них, есть шанс, что сегодняшние жители Чейни-вок (Cheyne Walk) приумножат славу своей улицы. До сих пор здесь живут весьма интересные и интригующие личности, хотя в наше время хорошие связи значат чуть больше, чем гениальность. Но так или иначе все нынешние обитатели Чейни-вок еще слишком молоды для того, чтобы обзавестись мемориальными досками. И это к лучшему.

Среди тех, кто в последние десятилетия жил на этой улице, можно вот кого выделить:

  • Суперзвезда рок-музыки Мик Джаггер (во время его женитьбы на Бьянке). Мне кажется, что нет необходимости рассказывать о том, что это за человек. Разве что какому-нибудь судье из Верховного суда. Мик Джаггер, который пережил шестидесятые с гораздо меньшими потерями. Он имел привычку захаживать к нему на чай - как это по-английски! - беседовал с ним, но в то же время обязательно включал телевизор, чтобы ни в коем случае не пропустить крикет. Гетти вспоминал: «Мне тоже приходилось это смотреть». Мик же терпеливо объяснял ему правила и лучшие моменты игр, и в конце концов Гетти стал поклонником этой игры. «Я стал смотреть крикет даже тогда, когда Мика со мной не было. Это стало для меня переломным моментом - когда я включил телевизор и стал смотреть крикет, а дома больше никого не было».Эта история настолько невероятна, что она просто обязана быть правдой. Погрязший в депрессии Гетти переродился в эксцентричного английского джентльмена благодаря Мику Джаггеру, бесконечным чашкам чая и крикету. Впоследствии он стал великим филантропом и даже построил площадку для игры в крикет рядом со своим другим домом, Wormsley Park, в районе Чилтернз (Chilterns). Он принялся разводить коршунов на территории своей усадьбы и сделался до такой степени британцем, что королева пожаловала ему рыцарский титул, и он стал сэром Джеем Полом Гетти. Удивительно!
  • Одним из соседей лидера группы Rolling Stones был Джей Пол Гетти II (J. Paul Getty II), сын известного американского мультимиллионера, который оказался в этом районе в семидесятых годах, сильно пострадав от вседозволенности веселых шестидесятых. Он чувствовал себя очень плохо - давайте пожалеем его и обойдемся без подробностей - и очень редко выходил из дома. Позже он вспоминал, что его спасением стал сосед.
  • Святой среди рок-звезд и просто хороший парень «сэр» Боб Гелдоф (Bob Geldof). Слово «сэр» я взял в кавычки, потому что, в отличие от Гетти, Гелдоф не отказался от своего ирландского происхождения и, следовательно, не мог получить рыцарский титул в Англии.
  • Покойный солист группы INXS Майкл Хатчинс (Michael Hutchence).
  • Поп-звезда Кайли Миноуг (Kvlie Minogue), которая недавно играла в мюзикле «Соседи» (Neighbours).
  • Палома Пикассо (Paloina Picasso), дизайнер и парфюмер, а также дочь знаменитого художника.
  • Сторонник лейбористов и писатель Кен Фоллет (Ken Follet).
  • Сэр Джойслин Стивене (Sir Joycelyn Stephens), новый президент Общества английского наследия и газетный магнат.
  • Автор шпионских романов Найджел Уэст (Nigel West), который не является братом Джона Уэста, хозяина компании по производству консервированного тунца. На самом деле под псевдонимом скрывается член парламента Руперт Алласон (Rupert Allason).
  • Джейн Ашер (Jane Asher), актриса, для которой ее новая карьера в банковской сфере всего лишь развлечение.
  • Джеральд Скарф (Gerald Scarfe), великий мультипликатор, а также является мужем Джейн Ашер.
  • Бывшая поп-звезда Саймон ле Бон (Simon le Bon) и его жена и топ-модель Ясмин (Yasmin), если к улице Чейни-вок присоединить еще и переулок Апполо-плейс (Appolo Place).
  • Покойная Пола Йетс (Paula Yeats), которая в свое время была связана как с Бобом Гелдофом, так и с Майклом Хатчинсом. Она весьма эксцентрично подходила к выбору имен для своих детей: Фифи Триксибель, Пичес Ханиблоссом, Пикеи и (самое роскошное в списке) Хевен-лихирани Тигровая Лилия. Это привело к тому, что лондонцы рассказывали недобрые шутки по поводу ее таинственной смерти в 2000 г.: «Вы слышали, что Полу Йетс нашли мертвой в собственном доме? Рядом с ее постелью была трисульфид лисердиэтиламиновая кислота. Но другие дети были у Боба». Короткая жизнь Полы тем не менее никогда не была скучной, хотя будучи тинейджером она была вынуждена продавать мороженое. Она считала себя дочерью знаменитого комедианта Джесса «Епископа» Йетса, но незадолго до собственной смерти узнала, что на самом деле ее отцом является Хью Грин (Hughie Green).
  •  Если уж мы решили включить в наш список семью ле Бон в полном составе, то мы не можем забыть о настоящем художнике Темзы Уильяме М. Тернере (J. М. W. Turner, 1775-1851). К тому же в этом месте река носит его имя - Turner's Reach). Время от времени, начиная с 1846 г. и до самой смерти в 1851 г., он жил в доме номер 119 на улице Чейни-вок, но появлялся там анонимно. На этом доме есть неофициальная мемориальная доска. Джозеф Мэллорд Уильям Тернер (который, как и Шекспир, родился 23 апреля, в День святого Георга, покровителя Англии) был достаточно эксцентричным человеком. Кстати говоря, на другой стороне от Кингз-роуд есть Мэллорд-стрит, где можно найти мемориальные доски художнику Августусу Джону (Augustus John) и автору «Вини Пуха» А. Алану Милну (A Allan Milne)). Что же касается Тернера. то у него тоже есть своя мемориальная доска в каком-то из районов Лондона.

Тернер уже был великим импрессионистом еще за пятьдесят лет до того, как французы решили, что они изобрели это направление искусства. Он очень не любил продавать свои картины, считая их своими детьми. И на самом деле он впадал в депрессию после того, как одна из них продавалась.

Он писал, в том числе, и Большую Западную железную дорогу - создание еще одного резидента Чейни-вок Исамбарда Кингдома Брунела. Один из шедевров Тернера называется «Дождь, пар и скорость». Но как и сам Брунел, Тернер порой делал ошибки на своих картинах. Так на этом полотне, выставленном в Национальной галерее, можно заметить, что Тернер считал, что топка локомотива находится спереди. Даже Брунел никогда бы не позволил себе настолько ошибиться. Может быть, это был флаг или герб, но я уверен в том, что это должен был быть огонь. Присмотритесь к картине повнимательнее. Только педант сочтет, что эта ошибка портит атмосферу картины. Кстати говоря, мост, изображенный на картине, - это мост в Мейденхеде (Maidenhead), построенный Брунелом. Он был настолько широкий, а поддерживающие его арки настолько низкими, что власти, озабоченные безопасностью пассажиров, настояли на том, чтобы под мостом были построены деревянные опоры. Брунел был вынужден покориться. Но он построил деревянные конструкции таким образом, чтобы они не касались его инженерного шедевра, оставив между ними практически незаметные прогалины. В конце концов, дерево сгнило и рухнуло, но творение Брунела живо по сей день, а низкие арки вот уже второе столетие слушают грохот пролетающих над ними экспрессов, следующих в Бристоль и Южный Уэльс.

На самом деле Тернер очень часто преданно изучал те пейзажи, которые он собирался рисовать. Однажды он заплатил рыбаку огромную сумму денег, чтобы тот отвез его в море полюбоваться на шторм. Все это время художник был привязан к мачте, чтобы не выпасть за борт. Это почти стоило ему жизни, но его бушующая стихия воистину великолепна Тернер также снимал закуток в церкви St Mary's в Баттерси, где проводил много времени, созерцая Темзу. Наверное, самая знаменитая его работа, The Fighting Temeraire, изображает военный корабль на Темзе, старый, но все еще величественный парусный фрегат, который маленький буксир тянет на строительную верфь. Это символ уходящей и наступающей эпох - пар, вырывающийся из недр буксира, трагический остов былого величия...

В конце своей жизни отшельник Тернер - чья личная жизнь всегда была строго засекречена, у которого не было ни одного настоящего друга, за исключением его отца, и который никогда не женился, - заболел и исчез из лондонской светской жизни. Спустя несколько месяцев поисков его экономка обнаружила его в квартире в Челси, где он скончался на другой день в декабре 1851 г.

Благодаря собственническому отношению Тернера к своим картинам, он оставил британской нации около трехсот своих полотен, а также сотни акварельных рисунков и набросков, многие из которых пользуются очень большой популярностью. Видимо, для нынешних авангардных художников, которые удостаиваются ежегодной Премии имени Тернера, понятия гениальности и популярности являются скорее оскорблением, нежели похвалой. Они стараются шокировать публику. Взять хотя бы неубранную постель Трейси Эммин (Tracey Emin), на которой, судя по всему, лежит ее грязное нижнее белье - как потрясающе интересно... В это время года средства массовой информации всегда разыскивают какую-нибудь сенсационную историю (отчего это время называется глупым сезоном), поэтому они обращают внимание на претенциозность и китч, тем самым превращая очередную бездарность в знаменитость. Но, разумеется, ни один из этих так называемых творцов не запомнится настолько, чтобы получить впоследствии синюю мемориальную доску.

Учитывая калибр художников, которые получают премию, вполне логично было бы предположить, что она названа в честь Тины Тернер, рок-певицы, или Антеи Тернер, вечно улыбающейся ведущей с телевидения. Но никак не в честь великого художника Уильяма Тернера, который в конце своей жизни хотел покинуть стезю искусства.

И такое подозрение будет почти справедливым, потому что все свое состояние Тернер оставил медицинскому фонду, а не для учреждения художественной премии, которую каждый год вручают в Королевской академии искусств. И члены Фан-клуба Тернера, в число которых входит и ваш покорный слуга, постоянно напоминают о том, что последнее желание художника было проигнорировано. Он хотел, чтобы все его картины находились в галерее Тернера, которая сейчас является частью галереи Clore. Но как раз там его картин очень мало, потому что их разделили и развезли по разным галереям. Некоторые картины были вывезены на выставки за границу, где они и были похищены (интересно, куда делась страховка?). До 1990 г. существовала еще и медаль Тернера, которая вручалась Королевской академией искусств, но затем этот фонд объединили с остальными, и медаль была забыта. Стыдно...

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 1
  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 2
  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 4
  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 5
  • Мартин Бойс получил премию Тернера
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________