Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 5

Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 5

ЕЩЕ НЕМНОГО О МОРЕ И СТРАННАЯ СВЯЩЕННАЯ РЕЛИКВИЯ

Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 5Если стоять напротив Кросби-Холла, то справа от него (то есть вниз по течению Темзы) можно обнаружить гораздо больше следов Томаса Мора. То, что раньше было его садиком по соседству, сейчас превратилось в мрачный сквер. И если вы - лондонец определенного возраста, то, увидев такую прогалину между домами, вы сразу же скажете про себя: «Сюда попала бомба». Вы либо собственными глазами видели дымящиеся руины, либо - если вы немного помоложе, то есть приблизительно моего возраста - вы играли на этих руинах, заросших дикими травами и камышом. По большей части такие места были застроены в пятидесятых и шестидесятых годах XX в.. когда между старыми домами возводились многоквартирные бетонные коробки. Но время от времени удавалось сохранить небольшой скверик, как, например. Roper Gardens. Гуляя по его аллеям и вдыхая умиротворение и спокойствие, странно представить, какое чудовищное насилие породило эти сады.

В самом сердце Roper Gardens находится статуя девочки под названием «Пробуждение» авторства Гилберта Ледварда (Gilbert Ledward). Она смотрит в небо, как будто ожидая еще одной парашютной мины, которая сравняла это место с землей в 1941 г. В другой части сада находится еще одна, намного более загадочная скульптура Якоба Эпштайна (Jacob Epstein), чья студия также была уничтожена во время воздушных налетов люфтваффе. Его гений, равно как и талант множества других еврейских художников и музыкантов, был бы безвозвратно утрачен, если бы эти налеты в результате закончились бы победой нацизма, и мы не должны забывать об этом. Наверняка в этом случае все его работы были бы уничтожены.

И совсем рядом находится статуя сэра Томаса Мора. Она возвышается прямо напротив старой церкви Челси, и этот Мор очень похож на собственный портрет в Национальной портретной галерее - за исключением оттенка кожи. На памятнике написано, что это просто «государственный муж», «святой» и «ученый».

Святость Томаса Мора была не только блестяще показана актером Полом Скофилдом (Paul Scofield) в фильме режиссера Роберта Болта (Robert Bolt) A Man for All Seasons («Мужчина на все времена»). Она также была одобрена Папой, который канонизировал его в 1936 г. Однако некоторые лондонцы убеждены, что на памятнике также следует добавить «хитроумный интриган, горделивый экстремист и увлеченный палач». По крайней мере, эту идею пытались продвинуть в документальном фильме компании ВВС, снятом в 2001 г.

Я предпочитаю придерживаться оригинальной надписи. Мне кажется, что этот документальный фильм появился в результате того, что скучающие директора компании ВВС задались вопросом: «Какого героя мы можем развенчать на этот раз?» Почему-то они ожидали, что у людей, живших в XVI в., должны быть ценности XXI в.

Мор написал себе прекрасную эпитафию незадолго до того, как ему отрубили голову, потому что он отказался признавать Генриха VIII главой церкви. Кстати, на эшафоте Томас Мор отодвинул свою бороду в сторону, говоря: «Ну по крайней мере, борода моя неповинна в государственной измене». Его голова, согласно традиции, существовавшей в то время в Лондоне, была нанизана на кол и выставлена на обозрение толпы на мосту Лондон-Бридж в течение нескольких недель. После того как ее разрешили снять, его дочь забальзамировала ее в специях. Ожидалось, что его похоронят в церкви рядом с его первой и второй женами, но на самом деле он был похоронен (за исключением головы, разумеется) в церкви St Peter Ad Vincula (церковь Святого Петра в цепях) на территории лондонского Тауэра, где он был казнен в 1535 г.

Так что же представляла собой эпитафия Томаса Мора? «Преданный слуга короля, но прежде всего - преданный слуга Господа Бога».

Неплохая фраза для резюме, а также прекрасное сознание и совесть - сильно отличающаяся от броского памятника сэру Хансу Слоуну (Sir Hans Sloane) в правой части того же церковного кладбища.

Слоун (именно в честь него названа площадь в районе Челси и станция метро) отнюдь не был святым, но это не помешало ему стать президентом Королевского общества и Колледжа врачей и (как нам рассказывает памятник) «в год 1753 от рождества Христова уйти из своей праведной и благородной жизни без малейших телесных страданий и сохраняя здравость рассудка». Дом Слоуна, располагающийся неподалеку, к сожалению, сравняли с землей во время строительства на Бьюфорд-стрит (Beauford Street), которая идет от моста Баттерси; но его коллекция антиквариата заняла достойное место в Британском музее. Слоун играет ключевую роль в нашей прогулке по Чейни-вок, потому что именно он выкупил эти земли у лорда Чейни, после чего началось бурное строительство и развитие района.

Читая эту пафосную эпитафию, вы, скорее всего, подумаете: «Дайте мне тазик», - но я сказал бы, что девяносто два года - это не так уж и плохо, и какая разница, какая это была жизнь. В любом случае, такую эпитафию Слоуну написали его дочери, а кто в наше время может дожить до девяноста двух лет и при этом сохранить расположение своих детей до такой степени?

Нив коем случае не пропустите другую часть этого церковного кладбища (если вы встанете лицом к Томасу Мору, то она будет слева). На первый взгляд деревце, посаженное там, выглядит совершенно незначительно. Но на самом деле это может быть самая важная часть прогулки по Чейни-вок, по Лондону или по всей вашей жизни. Все еще не убеждены? Тогда послушайте: это довольно захватывающая история.

Деревце это было посажено в 2000 г. в честь второго тысячелетия со дня рождения Иисуса Христа. Как мне рассказали, это отросток знаменитого дерева из Гластонберри (Glastonbury), местечка в графстве Сомерсет и очень известного Британского... Британского чего? Символа духовности? Священного мифа? Фольклора? Любимого местечка хиппи? Лучшей площадки для рок-фестивалей под открытым небом? (Поставьте галочку рядом с ответом «все из вышеперечисленного».) Это во всех отношениях уникальное место связано с королем Артуром, монархом из прошлого, которому было предсказано вернуться в будущем. (В этой книге не хватит места на то, чтобы подробно рассказать об этом предсказании, но если вы верите в астрологию, круги на полях, неопознанные летающие объекты, силу пирамид и Атлантиду, то вам стоит почитать об этом предсказании - вы получите массу удовольствия. Но если все эти удивительные темы вам чужды, то лучше не стоит.)

Самая важная часть истории, которую вам расскажут в Сомерсете, заключается в следующем. Когда Иосиф Аримафейский прибыл в Великобританию вместе со святым Граалем и впервые взглянул на остров Альбион (сейчас это место называется «Гластонберри»), то он указал на сушу и велел причалить. После чего он вонзил свой посох в землю, и тот пустил корни.

На самом деле деревянный посох действительно может прорасти таким образом. Но, с другой стороны, чудеса, если это было чудо, не нуждаются в объяснениях. (Я ненавижу, когда газеты начинают писать статьи в духе «Красное море действительно могло расступиться перед Моисеем, если прилив был достаточно сильный, и ветер при этом дул с востока и т. д.». Если это было чудо, то это, черт побери, было чудо.)

Но вернемся к нашей истории. На месте, где проросло дерево, была также построена церковь St John's Glastonbury. Столетия спустя сюда добрались пуритане, и, следуя идеологическому и республиканскому порыву, они разбили витражные окна, отбили головы у статуй святых и, разумеется, срубили дерево под самый корень, назвав его идолом.

Но они недосмотрели за верным священником, который сохранил отросточек и пересадил его заново. Эта легенда имеет реальную подоплеку - и я очень рад вам об этом сообщить, потому что каждый правящий монарх приказывает привезти к его или ее рождественскому столу веточку со знаменитого дерева. И то деревце, которое растет на церковном дворе в районе Челси, также является отростком дерева Гластонберри.

Старая церковь Челси была сильно повреждена парашютной миной в 1941 г. (в чем был смысл парашюта, я не понимаю. Почему, в конце концов, нельзя было просто сбросить бомбу с самолета?). Тем не менее, южная часть церкви, возведенная еще Томасом Мором в 1528 г. осталась нетронутой. В церкви можно обнаружить другие памятники Томасу Мору, его жене и очень оригинальный и необычный монумент Саре Колвилл (Sarah Colville, умершей в 1631 г.).

НЕСЧАСТНЫЕ СЕМЬИ И КВАРТАЛ ПИСАТЕЛЕЙ

Но давайте вернемся к мемориальным доскам. Между Чейни-вок и Кингз-роуд можно найти множество живописных улочек и проходов, крошечных, но очень уютных, где расположено множество дешевых пабов.

К северу от особенно прелестного моста Albert отходит Оукли-стрит (Oakley Street). Здесь в доме под номером 56 жил героический капитан Роберт Фалкон Скотт (Robert Falcon Scott). А на маленькой улочке Чейни-роу (Cheyne Row), которая идет к северу от реки, стоит дом знаменитого философа и автора «саги о Челси» Томаса Карлайла (Thomas Carlyle, 1795-1881). Он описывал такие важные исторические события, как, например, Французская революция. Однако другие люди не считали Карлайла настолько гениальным, как думал он сам. Самюэль Батлер однажды сказал: «Как мило со стороны Господа Бога было позволить Карлайлу жениться на миссис Карлайл. Таким образом, несчастными стали только два человека, а не четыре». Его дом с 1895 г. принадлежит Национальному фонду, поэтому вы можете пройтись по его кабинету, кухне, где он курил трубку с Теннисоном. А в саду находится могила Нерона, собачки миссис Карлайл.

В квартале, расположенном у самой реки, в доме номер 21 по улице Карлайл-Мэншион (Carlyle Mansions) умер известный американский писатель Генри Джеймс (Henry James). В своих «Записках» он писал о Лондоне следующее: «О Лондоне очень сложно говорить справедливо или адекватно. Это не самое приятное место; он не очень гостеприимен, радостен или легок; у него есть свои недостатки. Одним словом, он великолепен». Его похороны состоялись в близлежащей старой церкви Челси, куда он часто ходил послушать проповедь. Среди тех, кто провожал его в последний путь, был Редьярд Киплинг. В этом районе жили и такие светила литературы, как американский поэт Т.С. Элиот (TS Eliot) и Ян Флеминг (Ian Fleming), создатель знаменитого шпиона Джеймса Бонда. Флеминг вел образ жизни плейбоя, в то время как жизнь Элиота была достойна любого монаха: он спал в практически голой комнате, похожей на келью, которая освещалась одной только лампой. Но, с другой стороны, его стихотворения не отличаются особенной жизнерадостностью.

Я знаю, что это не очень вежливо с моей стороны, но я получаю огромное удовольствие, изучая порой совершенно нечитаемое издание книги Элиота The Waste Land («Бесплодная земля»), изданное в 1923 г. Леонардом и Вирджинией Вульф. В нем содержится огромное количество опечаток, но никто даже не обратил на это внимания, в том числе и сам эксцентричный автор, который должен был проверить черновой экземпляр перед выпуском первого тиража. Но разве опечатки в стихах не сразу бросаются в глаза? Один из моих друзей, которому я одолжил свою копию The Waste Land, написал на ней цитату из Байрона: «Я очень хотел бы, чтобы кто-нибудь объяснил мне смысл написанного».

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 4
  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 2
  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 1
  • Лондонская мемориальная доска будущему: Часть 3
  • Секретные церкви Лондона: Часть 2
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________