Век империализма Великобритании

Век империализма Великобритании
Век империализма ВеликобританииК концу XIX столетия положение действительно претерпело существенные изменения. Промышленный подъем в Германии и Соединенных Штатах вел к вытеснению Англии со многих рынков, и ее военно-морской флот был здесь бессилен. Развитие монополий и обострение конкуренции на внутреннем рынке стимулировали вывоз капитала в такие районы, где дивиденды были выше, чем на Британских островах. В Африке в период захвата и разграбления ее чаще, чем когда либо раньше, стали появляться флаги иностранных империй, а сами эти империи тоже начали создавать крупные военно-морские силы.

Более того, война Японии против Китая в 1894—1895 годах, война Америки против Испании в 1898 году и русско-японская война 1904—1905 годов показали, что осуществляемый в широком масштабе военный и военно-морской разбой не является больше имперской монополией Великобритании.

Все это привело к восстановлению равновесия сил на новой и иной основе — на основе мощных группировок, в которые Англия раньше никогда в мирное время не вступала и которые, конечно, ограничивали ее прежнюю свободу действий. Уже в мае 1898 года консервативный министр колоний Джозеф Чемберлен признал, что возникла новая ситуация. Выступая в Бирмингеме, он заявил: «Все мощные государства Европы создали союзы, и, пока мы держимся в стороне от этих союзов, мы можем в любой момент оказаться лицом к лицу перед группировкой великих держав». Почти в мистических выражениях он предложил союз с Германией и США (в ноябре 1899 года) — «новый Тройственный союз между тевтонской расой и двумя большими ветвями англосаксонской расы», который имел бы «еще более мощное влияние в будущем мире». Но этот курс был отвергнут: слишком большим оказалось недоверие к растущей экономической мощи Германской империи и к ее стремлению расширить свое влияние за рубежом. Была выдвинута альтернативная политика. Сначала союз с Японией, чтобы создать угрозу России на востоке без участия Германии, что ослабило бы союз России с Францией. Затем соглашение с более сговорчивой Францией и наконец — в атмосфере англо-французского сближения — достижение взаимопонимания с Россией.

Этот процесс быстро завершился. Начало ему положил Англо-японский договор 1902 года, за которым последовало Англо-французское соглашение 1904 года, приведшее к разделу территории и «сфер влияния» в Африке и Азии. Апогеем было заключение англо-русской конвенции 1907 года, которая поделила «сферы влияния» и интересов в Тибете, Иране и Афганистане. Одновременно с этим шла подготовка к войне, выразившаяся в секретных военных и военно-морских переговорах между Англией и Францией. Они начались в 1906 году и привели в 1911 году к концентрации основной части флотов этих государств соответственно в Северном и Средиземном морях. Тройственная Антанта (Англия, Франция, Россия), обладающая огромными вооружениями и финансовой мощью, далеко превосходившими мощь соперничающего с ней Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия), была вариантом старой политики в условиях XX столетия, но с существенным отличием — Англия больше не правила миром безраздельно.

Я хотел бы здесь упомянуть об очень характерной для этой новой фазы черте: продуманное стремление как можно теснее привязать к себе своих союзников, сделав так, чтобы в противном случае они оказывались в опасной изоляции. Не надо ходить далеко за примером, достаточно назвать англо-японский союз, о котором я только что упоминал. В то время Франция уже была союзником царской России в течение почти десяти лет, и это давало ей определенную независимость в европейских делах. Но (как пояснил лорд Стрэнг, долгие годы занимавший видное место в министерстве иностранных дел) английский договор с Японией, «ослабляя позицию Франции в отношении России и ставя ее перед трагической дилеммой в случае войны на Дальнем Востоке, способствовал англо-французскому согласию» Подобным же образом поражение, которое потерпела Россия от английского союзника — Японии, сделало ее в 1906—1907 годах более склонной к присоединению к уже существующему англо-французскому союзу. Я не хотел бы, чтобы складывалось впечатление, что другие империалистические правительства не прибегали к подобным ухищрениям, и если я упоминаю здесь об этом, то делаю это потому, что упомянутый случай был, как мы увидим, далеко не единственным примером применения подобной тактики против Франции.

Однако новая эра отличалась и другими особенностями. С предельной ясностью проявился колониальный аспект английской внешней политики. Дело не только в нараставшей волне репрессий в Индии, Египте, Западной Африке и Ирландии и даже не в соглашениях крупного масштаба о разделе полуколониальных территорий с Францией в 1904 году (свобода рук для Англии в Египте и свобода рук для Франции в Марокко) и с царской Россией, как я только что упоминал, в 1907 году. Одной из характерных черт периода, предшествовавшего мировой войне между двумя империалистическими блоками, разразившейся в 1914 году, была целая серия попыток прийти к какой-то договоренности между их участниками за счет зависимых стран. К таким попыткам относятся: секретное англо-германское соглашение 1898 года, которое разграничивало будущие сферы влияния в португальских колониях; предложение, сделанное в том же году России о разграничении сфер «преобладания» в Турции и Китае; секретное «Соглашение по Янцзы» в 1900 году для противодействия русскому влиянию в интересах защиты английской и германской торговли; англо-германское сотрудничество в 1902— 1903 годах в осуществлении военно-морской акции (потопление военных кораблей и бомбардировка фортов) с целью установить финансовый контроль над Венесуэлой; английское предложение в 1903 году об участии в финансировании проектировавшейся Багдадской железной дороги. Теперь уже не было и речи о том, что нельзя выдавать «своих спутников» на съедение хищникам. Даже после того, как уже начались военные переговоры с Францией, высокопоставленные чиновники Форин оффис обсуждали между собой вопрос о том, не имеется ли возможности направить германские устремления по другому руслу, «не нанося ущерба каким-либо важным британским интересам», как выразился в 1906 году постоянный заместитель министра иностранных дел лорд Сандерсон. Однако к этому времени раздел мира зашел так далеко, что осуществить подобную сделку было невозможно даже за счет третьих сторон.

Большое разнообразие туров находится в разделе: Экскурсии по Лондону.

Большинство английских социалистов в те годы без колебаний давало этой политике соответствующую оценку. Их отношение к ней определялось традицией, зародившейся еще в период массовых выступлений рабочих Великобритании против вмешательства их страны в Гражданскую войну в Америке в 1860-х годах. Это движение, писал К. Маркс в Учредительном Манифесте Международного Товарищества Рабочих, «спасло Западную Европу от авантюры позорного крестового похода в целях увековечения и распространения рабства по ту сторону Атлантического океана». Это отношение складывалось также под влиянием организованной наиболее передовыми из них (большую работу по сплочению лондонских рабочих проводил Уильям Моррис) кампании против выступления Англии на стороне Турции в войне 1877—1878 годов. Оно складывалось также под влиянием решительного осуждения передовыми рабочими-радикалами в 1882 году «египетской войны» биржевых «маклеров» (выражение Уильяма Морриса) и войны в Судане в 1885 году (в этой кампании протеста ведущую роль играл Патриотический клуб рабочих-радикалов в Лондоне на Клер-кенвел-грин).

В 1891 году Бернард Шоу писал в своих «Фабианских очерках» о британской системе имперской агрессии, «когда под предлогом исследования и колонизации за флибустьером следует флаг, за флагом — торговля, а тыл прикрывают миссионеры», хотя на практике нередко процесс начинался с противоположного конца. В 1900 году Бернард Шоу, забыв об этих своих проницательных словах, помог составить шовинистический манифест фабианского общества о войне в Южной Африке. А вот Кейр Гарди заявил в том же 1900 году, что «поражение Британской империи ускорит наступление социализма» и созданные им Независимая рабочая партия (НРП) и Социал-демократическая федерация (СДФ) вели героическую борьбу против англо-бурской войны.

Один из ведущих теоретиков СДФ Эрнест Белфорт Бакс писал: «Совершенно очевидно, что в интересах социалистов и всего рабочего движения объединить усилия с теми примитивными народами — варварами или дикарями, как мы их называем, — которые сопротивляются вторжению на их исконные родовые земли и уничтожению их древних общественных порядков и законов ордами наемных разбойников и пиратов, посылаемых правительствами европейских стран для расчистки пути капитализму при помощи пулеметов «максим» и винтовок нового образца. Есть много способов преградить путь этим силам агрессивного капитализма. Те, кто имеет склонность к приключениям, могли бы, вместо того чтобы присоединяться к ордам наемников, принести большую пользу, организуя сопротивление туземцев, подготавливая их и обучая пользоваться огнестрельным оружием. Те, кто останется дома, могут тоже принести большую пользу, возбуждая соответствующие настроения в рабочем классе».

Социал-демократическая федерация была первой организацией рабочего класса, которая подняла тревогу по поводу начатого либеральным правительством Асквита после 1906 года увеличения вооружений, а пришедшая ей на смену Британская социалистическая партия (БСП) откликнулась на решения Базельского конгресса II Интернационала, выступившего против угрозы возникновения войны, приняв 14 декабря 1912 года резолюцию, в которой война с Германией объявлялась преступлением против человечества. В этой резолюции содержалось также требование прийти к соглашению с германским правительством и положить конец росту расходов на военно-морской флот. Уже в феврале 1913 года Гарри Квелч, редактор органа БСП «Джастис» (многие читатели, возможно, помнят высокую оценку, которую дал В. И. Ленин этому замечательному рабочему-марксисту в некрологе, опубликованном семь месяцев спустя), резко осудил союз с царской Россией и вызванное этим союзом усиление угрозы войны в Европе.

Впрочем, что касается рабочего движения Англии в целом, то его критика внешней политики правительства не пошла дальше критики, исходившей от радикальных деятелей либеральной партии, с которой в основном было связано это движение. Оппозиция увеличению вооружений, международный арбитраж как средство предотвращения войн, отказ от тайной дипломатии, национализация военной промышленности — вот наиболее далеко идущие требования, которые позволяла себе выдвигать лейбористская партия в период между 1906 и 1914 годами. Во многих отношениях ее позиция была более отсталой, чем позиция такого критика британской внешней политики, как консерватор Уилфрид Скоуэн Блант, о котором я скажу ниже.

Однако война разразилась, и вместе с ней выявилось предательство принципов, провозглашенных Базельским конгрессом Интернационала, огромным большинством лидеров рабочего и социалистического движения Англии.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Предпосылки начала Первой мировой войны
  • Британское решение военного вопроса
  • Англия между мировыми войнами
  • Англия в период Первой мировой войны
  • Английский арбитр наций
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________