Судан и Ирландия

Судан и Ирландия
Судан и ИрландияСначала он был осторожным. В брошюре «Мысли об Индии», опубликованной в конце 1884 года, он подводит итоги своим впечатлениям от второй поездки в эту страну и показывает ужасающую картину нищеты, в которой жили крестьяне Индии. Эта нищета находилась в резком контрасте с кричащей роскошью, окружавшей даже второстепенных английских чиновников. В брошюре показывается уничтожение индийской местной промышленности и надменное, с позиций расизма обращение англичан с индийцами — будь то индусы или мусульмане. Бланта тепло приветствовали в Индии, и он обнаружил, что сведения о его книге «Ветер и буря» опередили его появление и создали ему известность как другу угнетенных народов. Он был убежден в том, что новое восстание индийской армии, подобное национальному восстанию 1857 года, нашло бы на этот раз поддержку всего народа.

Но он воздержался от выдвижения на этой стадии каких-либо требований, кроме требований о проведении выборов в парламенты отдельных провинций как первом шаге к избранию общеинднйского парламента, о постепенной замене англичан индийцами в правительственных учреждениях — «на всех постах, кроме самых высоких», — и об отказе от финансовой системы, обеспечивающей «эксплуатацию Индии во имя прибылей англичан».

Вернувшись в Англию, Блант выступил в прессе и на публичных митингах с разоблачением и осуждением войны 1884—1885 годов в Судане, проводя аналогию между первоначальными победами Махди и победой греков над персидскими захватчиками при Марафоне. Блант решительно осудил войну 1885 года в Бирме, указав на ее связь, как и войны в Египте, с устремлениями «жадных спекулянтов, заключающих сделки с бесчестными принцами».

Затем почти сразу же он был вовлечен в новую борьбу, непосредственно затрагивающую политику Англии в отношении Ирландии. Во время всеобщих парламентских выборов 1885 года он уже был выдвинут кандидатом от избирательного округа Камбервелл в Лондоне, где большинство избирателей были рабочими; выставлен как кандидат консервативной партии, выступающий за предоставление Ирландии самоуправления. В 1886 году он был выдвинут вторично в Киддерминстере, а в 1888 году — в Дентфорде, рабочем районе Лондона. Но каждый раз незначительным большинством голосов побеждал его противник. К этому времени он начал принимать участие в создании Британской ассоциации борьбы за самоуправление Ирландии и поехал в эту страну для изучения политики выселения крестьян, оказывавшихся не в состоянии выплачивать чрезмерно высокую аренду за землю. В своих корреспонденциях лондонской «Пэлл Мэлл-газетт» он резко критиковал политику выселений, но редактор вскоре прекратил их публикацию, опасаясь судебных преследований со стороны лендлордов, которых разоблачал Блант. В октябре 1887 года, после целого ряда публичных выступлений в Англии в поддержку Ирландской земельной лиги — ее лозунгом было «Ирландия — для ирландцев, а земля — для народа», — он, несмотря на запрет полиции, произнес речь на митинге в Вудфорде, графство Галуэй, и был арестован. Его приговорили к двум месяцам каторжных работ. Национальное движение в Ирландии и социалистическое и радикальное движение в Англии ответили на этот приговор широкой кампанией протеста. А после своего освобождения он обнаружил, как он писал в своем дневнике, опубликованном много лет спустя: «Мои «антипатриотические» чудачества, ибо на них смотрели именно так, оттолкнули от меня большинство моих самых близких друзей».

В тюрьме он написал ряд сонетов, которые были опубликованы в 1889 году в сборнике под общим названием «В цепях». В этот сборник вошла также вторая из его больших политических поэм, «Каноник Огрима», написанная им в состоянии страшного негодования после освобождения из тюрьмы в 1888 году. В этой поэме он устами старого священника рассказывает об английской землевладелице, которая сначала изгоняет со своей земли за неуплату аренды ирландских крестьян, обрекая их на разорение, и доводит до отчаяния («Два колоска за один! — Ваш закон объявила она. — Две гинеи вернуть, если в долг взята одна!»). Затем, когда убивают ее агента, она сдает всю территорию деревни в аренду фермеру-скотоводу, который сносит жилые дома и превращает деревню в пастбище, а бывшие жители деревни оказываются в трущобах Лондона, Ливерпуля и Нью-Йорка, «их клянут, и они в свой черед проклинают всех». Тон поэмы задается уже ее первыми четверостишиями:

«Честь британского льва? О ней ты услышать хотел?

Много интересных туров вы можете найти в разделе: Экскурсии по Великобритании.

Кто ж в справедливость его не верит поступков и дел!
нет! Нет! Нет! Это одни слова. В пыль повержен кумир.
Память народов жива!
И вновь убедится мир, успев позабыть едва,
Все это лишь слова!

Честь? Он предал ее! Справедливость? Полно, когда?
Лживых фраз и позорных дел — бесконечная череда.
И до Индии синих гор, где он правит, как бог, триедин,
Докатилось имя его от ирландских зеленых долин.

Слышишь, на все голоса не осанну ему поют,
Убийцу своих сыновей народы мира клянут.
Так что ж, справедливостью Англия в мира глазах славна?
В Ирландии шесть столетий кровавая длится война.
И знают сыны Ирландии, кто взял их жизни в полон.
Повесил на шею им камень — жестокий английский закон».

И снова Блант думает о грядущей мести угнетенных.
«Жирен британский лев. Брюхо набив, лежит.
Не ведает в сладком сне — расплата ему грозит.
Выбралась жертва его из-под львиных когтей.
Льву вцепилась в хребет. Погибель его — в ней».

Во время своего ареста Блант публично заявил, что он считает для себя честью «быть первым англичанином, посаженным в тюрьму за защиту интересов Ирландии». И теперь он решает, что смыслом и целью его жизни (я снова цитирую его дневник) «будет защита отсталых народов мира, в особенности народов Азии и Африки, от их порабощения Европой». Было бы невозможно в одной лекции рассказать о его дальнейшей деятельности столь же подробно, как это делалось до сих пор. Вероятно, придется ограничиться одним перечислением событий. Нужно лишь при этом постоянно помнить, что в восьмидесятые и девяностые годы XIX века значительная часть рабочего класса Англии не имела избирательного права и не была даже организована в профсоюзы, что социалистическое движение занималось только пропагандистской деятельностью и было заражено сектантством, что большинство лидеров рабочего класса плелись, формально или по существу, в хвосте либеральной партии. Короче говоря, не следует забывать о том, что у Бланта в период его политической деятельности не было, как мы сейчас говорим, социальной базы. У него была лишь репутация борца за дела, которые казались безнадежными.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Поэзия Бланта и Уильям Моррис
  • Британское господство в Индии
  • Англия и Египет в 1882 году
  • Парламентская реформа в Англии в конце XIX века
  • Борьба в Англии расширяется
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________