Первое знакомство англичан с Африкой

Первое знакомство англичан с Африкой
Первое знакомство англичан с АфрикойВ этой лекции я перехожу к другому известному критику внешней политики Англии кануна первой мировой войны и первых шести лет после нее. Эдмонд Девилл Морел, чье имя некогда, так же как и имя Бланта, приводило в трепет чиновников Форин оффис и в течение ряда лет, особенно в ходе и после войны 1914—1918 годов, вызывало большой энтузиазм в самых широких рядах рабочего движения, оказался почти совсем забытым самим этим движением, и, что еще хуже, преданы забвению его книги. Вы не найдете его имени ни в многотомном «Национальном биографическом словаре», ни даже в американизированной энциклопедии «Британика». Причины этого я постараюсь объяснить ниже. Но мне, к сожалению, приходится сказать советским читателям, что они также не найдут его имени ни в первом, ни во втором издании Большой Советской Энциклопедии! Именно потому, что мне представляется такое отношение к Морелу в обеих странах неоправданным, я выбрал именно его в качестве темы моей третьей лекции.

Как указывал В. И. Ленин в своей статье «Английский пацифизм и английская нелюбовь к теории», написанной в июне 1915 года, Морел был (в то время) буржуазным либералом (точно так же, между прочим, можно назвать Бланта буржуазным консерватором). Но В. И. Ленин отдавал должное исключительной честности и смелости Морела, с которыми он (и в этом случае так же, как Блант) разоблачал собственное правительство за участие Англии в империалистической войне, «доказывая, — как писал Ленин, — лживость ссылок на то, будто причина войны нарушение нейтралитета Бельгии, будто цель войны разрушение прусского империализма и т.д. и т.п.» В. И. Ленин подчеркивал исключительную важность того, что (в приложении к своей первой брошюре, опубликованной после начала войны) Морел «доказывает фактами, что его правительство надувало народ, заявляя об отсутствии тайных договоров, хотя таковые на деле были; — что английская буржуазия еще в 1887 году вполне ясно сознавала неизбежность нарушения нейтралитета Бельгии в случае германо-французской войны и решительно отвергала мысль о вмешательстве (тогда Германия не была еще опасным конкурентом!);—что французские милитаристы вроде полковника Бушэ (Boucher) в целом ряде книг до войны совершенно открыто признавали свои планы наступательной войны Франции и России против Германии; — что известный военный авторитет Англии, полковник Ремингтон, в 1911 году печатно признавал рост вооружений в России после 1905 года, как угрозу Германии».

Такая позиция в самые первые месяцы европейской (как она тогда называлась) войны была действительно необычной.

Отчасти поэтому, отчасти потому, что Морел имел большое влияние на рабочих, как на передовых, так и на иных, отчасти потому, что позднее он играл немаловажную роль в области англо-советских отношений, я надеюсь, что читатель не сочтет время, затраченное на чтение этой главы, впустую потерянным.

Эдмонд Девилл Морел — никто никогда не называл его в политической жизни и в печати полным именем — родился в 1873 году. Отец его был мелким чиновником в министерстве финансов Франции, мать — англичанка, происходившая из квакеров. Семья была небогатой. Морел получил среднее образование (он окончил Модерн скул в Бедфорде), но в семнадцать лет, как большинство английских детей — выходцев из низших слоев среднего класса, начал сам зарабатывать на жизнь в качестве служащего, получая 60 фунтов стерлингов в год. Сначала он работал младшим конторщиком в парижском отделении американского банка. Затем, когда его мать, оставшаяся вдовой, переехала по состоянию здоровья в Ливерпуль, он стал служащим западноафриканского отдела в конторе одной из основных судоходных компаний — фирмы «Элдер, Демпстер и Ко», обслуживающей торговлю с колониями. Он работал там в течение десяти лет, все больше проявляя интерес к колониям Англии в Западной Африке — экспорту и импорту, жизни их народов, британской администрации в этих колониях. Он читал о них все, что было ему доступно, причем не только в книгах путешественников, но и в голубых книгах и других официальных документах, особенно в специальных торговых журналах, которые до сих пор в Англии являются важным источником информации о положении в заморских странах. Особенно много он узнал о Конго, о зверствах солдат, творимых по указанию Бельгии против африканского населения, сведения о которых просачивались, несмотря на строгое ограничение посещения страны иностранцами со стороны чиновников короля Леопольда. Несколько писем европейцев из Конго, в которых описывались эти зверства, были зачитаны на собрании Манчестерского географического общества в марте 1891 года. Морел познакомился с этими письмами.

В 1893 году в «Пэлл Мэлл-газетт» Морел опубликовал свою первую статью, в которой ратовал за расширение Англией строительства железных дорог в западноафриканских колониях. В следующем году он написал статью, в которой клеймил зверства немцев в Камеруне во время подавления ими восстания местного населення. Все это, разумеется, не выходило за рамки терпимого для английской фирмы. Но когда в 1900 году Морел опубликовал брошюру, осуждающую «налог на хижины» в английской колонии Сьерра-Леоне как испытанное средство получения дешевой рабочей силы африканских крестьян, который вызывал у африканцев сопротивление и приводил к кровавым последствиям (брошюра называлась «Волнения в Сьерра-Леоне в связи с налогом на хижины»), а затем написал еще серию статей, разоблачавших администрацию в Конго, ему пришлось оставить работу в фирме.

Морел был поражен тем губительным влиянием, которое оказывали на сельское хозяйство Африки и саму жизнь африканских народов уступки иностранным компаниям в установлении ими монопольной торговли (существовавшей уже к тому времени в Бельгийском Конго и вводившейся в английских и французских колониях).

В 1901 году Морел опубликовал брошюру «Торговые монополии в Западной Африке», в которой выражал протест против этой системы, а в 1902 году выпустил свою первую большую книгу — «Положение в Западной Африке». Сообщая интересные данные об африканской экономике, показывая ее огромные потенциальные богатства, отмечая в специальной главе «Землевладение и труд» трудолюбие африканских рабочих, являвшихся обычно объектом для клеветнических утверждений по поводу их «лености», Морел тем не менее еще верил, что «торговля является величайшим посредником цивилизации», если только Форин оффис и министерство колоний, преследующие политические цели и игнорирующие интересы английских торговцев, не препятствуют этому. В самом деле, у него еще вызывало беспокойство то обстоятельство, что Форин оффис передает другому государству «очередную часть британской Западной Африки», не настаивая при этом на равных правах для всех иностранных торговцев. Но, излагая свои взгляды, Морел делал потрясающие разоблачения методов британских колонизаторов: «одна карательная экспедиция следует за другой. Мы ведем войну в Сьерра-Леоне, в Антанти, послали два экспедиции в Гамбию, большую экспедицию по Кросс-ровер Южной Нигерии, сопровождаемую незначительными стычками, в то время как в Северной Нигерии... одна карательная экспедиция сменяется другой с интервалом самое большее несколько недель»

Экскурсии по Лондону - незабываемые впечатления от поездки в Великобританию!

Морел был все еще полон иллюзий относительно природы той системы, которая начинала вызывать у него возмущение. Оп все еще думал, что предоставление торговой монополии, оставляющей африканцев и их экономику на милосердие огромных компаний-эксплуататоров, и «вмешательство» чиновников министерства колоний и Форин оффис, ведущие к таким плачевным результатам, являются просто ошибками политики и что те, кто поддерживает их, слишком близоруки и не в состоянии понять, что они могут привести к тем же последствиям, что и в Конго. Он все еще взывал к сокращению карательных экспедиций, к большему такту, к широким ассигнованиям на общественные работы в африканских колониях, к научному изучению их народов, «к поддержке, а не подавлению туземных институтов... сохранению существующего там землевладения». Для этого он даже выступал за усиление власти вождей племен и призывал не чинить препятствий системе домашнего рабовладения в протекторатах. Тем не менее в условиях 1902 года эта книга произвела определенное впечатление и дала Морелу благодаря главе «Международные интересы» более широкую общественную поддержку в кампании по разоблачению нечеловеческого режима в «Свободном государстве Конго», которую он уже начал и которая уже вызвала поток брани в бельгийской прессе.

 

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Конго
  • Англо-советские отношения
  • Деятельность Морела в период войны 1914-1918
  • Тюрьма приводит Морела к социализму
  • Марокко в дипломатической войне
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________