Критик буржуазных правительств

Критик буржуазных правительств
Критик буржуазных правительствМрачное отношение Делла к внутреннему положению в Советском Союзе, с которым он был знаком лишь понаслышке, не мешало ему освещать события мировой политики с прогрессивных позиций. Его статьи пользовались одинаковым успехом у радикальной интеллигенции, рабочих, коммунистов и социалистов как в Англии, так и в США.

Просматривая написанное им в период между 1921 и 1925 годами, можно найти много статей, описывающих катастрофические экономические последствия системы репараций, при которой Германия уже выплатила в шесть раз больше, чем Франция после войны 1870 года, и тяжелое бремя, в свою очередь возложенное немецкой буржуазией на свой собственный рабочий класс; первые улучшения положения рабочих Саксонии и Тюрингии, особенно в части, касающейся их реальной заработной платы, осуществленные там правительствами Единого фронта; вымогательства французов в угольном районе Саара, который они оккупировали; неограниченное царство террористического шовинизма, национального угнетения и антисемитизма в Польше; возрождение в ответ националистической и милитаристской пропаганды даже в школах в Баварии, которая была, по его словам, «как сумасшедший дом»; фашистский террор в Южном Тироле и т. д. В то время главное острие его критики было направлено против внешней политики Франции. Но я повторяю, это лишь несколько примеров того, что он писал, находясь в Париже, и ни один английский журналист-некоммунпст не посмел тогда пойти по его пути. В феврале 1921 года он уже писал в «Фримэн», что концепция Лиги Наций, которой придерживаются союзники-победители, была раскрыта на ее ассамблее в Женеве в речи английского министра иностранных дел Бальфура, содержавшей «завуалированную угрозу, что Англия уничтожит Лигу, если ей не позволят занять в ней доминирующее положение и диктовать ей».

Более того, со временем роль критика буржуазных правительств позволила Деллу прийти к более здравой оценке позиции Советского Союза в международной политике. Уже в мае 1922 года после международной конференции по экономическим и финансовым вопросам в Генуе, где историческая возможность сотрудничества с Советской Россией была отвергнута британским и французским правительствами, Делл писал в нью-йоркском «Нейшн», осуждая Ллойд Джорджа за его «следующие одна за другой капитуляции перед французским шантажом», которые привели к тщетным попыткам продиктовать свои условия советскому правительству. В 1925 году, разоблачая в нью-йоркском «Форуме» роль панской Польши «как орудия Франции против большевистской России», Делл напомнил полякам, что они восстановили независимость своей страны «только благодаря русской революции». Он также упоминал в своей личной переписке «о близких, дружеских отношениях» с советским послом в Берлине Н. Н. Крестинским.

В 1927—1928 годах Подготовительная комиссия по разоружению в Женеве предоставила всем странам хорошую возможность продемонстрировать свою позицию. Делл писал о повторных предложениях Советского Союза о всеобщем или, как альтернативе, частичном разоружении: «Похоже на то, что русские и немцы очень эффективно разоблачают все лицемерие по вопросу разоружения в Женеве, а позиция англичан — отвратительна» (письмо к дочери от 24 марта 1928 года).

После переезда в Женеву в феврале 1932 года он наконец стал понимать и освещать в правильном свете соответствующую роль Советского Союза и роль капиталистических великих держав в международной политике. Он выражал свое глубокое, сложившееся в результате внимательного наблюдения убеждение, когда 29 октября 1932 года он писал в «Нью стейтсмен», что причиной тупика на Всеобщей конференции по разоружению в то лето был «отказ британского и французского правительств предпринять какие бы то ни было действительные шаги в деле разоружения своих собственных стран» и что ассамблея Лиги Наций «пролила свет» на тот факт, что «нигде еще трусость и легкомыслие большинства правителей не были так очевидны».

Услуги персонального гида по Лондону.

Английский проект конвенции но разоружению был «в основном проектом перевооружения Германии», — писал он в мае 1933 года. «Судьба Европы зависит от Франции на Западе и России па Востоке и в конечном счете от их сотрудничества между собой. Только это сотрудничество может предотвратить установление господства фашизма на Европейском континенте», — утверждал он в «Ныо стейтсмен» 5 августа 1933 года. В то время большая часть английской прессы, включая и тот журнал, для которого писал Делл, была еще против этого сотрудничества и поддерживала то, что Делл называл «глупой» идеей уступок Германии, в надежде, что это усилит «умеренных», якобы возглавляемых Нейратом, гитлеровским министром иностранных дел.

В одной статье накануне нового, 1933 года («Нейшн» опубликовал ее в феврале 1934 года) он заявлял, что громадная ответственность за провал Лиги Наций лежит на британском правительстве, и детально обосновал свое обвинение, напоминая блокирование Англией любого действия против японской агрессии и любого практического предложения на Всеобщей конференции по разоружению (в частности, план Гувера, предусматривающий сокращение мировых вооружений на одну треть), с которым соглашался Советский Союз напоминая также проект конвенции по разоружению, предложенный английским правительством. Этот проект был главным образом планом «немедленного и почти полного перевооружения Германии на суше».

В 1934 году Делл опубликовал книгу «Германия без маски», где он не только разоблачает зверства фашистов и их устремления к мировому господству, но с не меньшей силой разоблачает западные державы, и в частности консервативное правительство во главе с ренегатом Рамсеем Макдональдом, маскировавшееся под «национальное» правительство. Позиция этого кабинета, заключающаяся в том, что Германия должна иметь «справедливые условия», была подобна «требованию равных прав для джунглей и справедливых условий для гремучей змеи». Вместо того чтобы противостоять Атилле и его Гансу, английское и французское правительства не только уступали им, но и делали «все возможное, чтобы их народы не узнали всей правды» Британское правительство своей оппозицией похоронило предложенную Советским Союзом конвенцию об определении агрессора. Наоборот, когда представители Германии покинули в 1932 году Всеобщую конференцию по разоружению, британское и французское правительства «стали перед Германией на колени». Гитлер и Геббельс оказались правы, рассчитывая на преступную трусость Лондона и Парижа, проявленную ими после выхода Германии в октябре 1933 года из Лиги Наций.
В последующие годы трагических событий, которые привели ко второй мировой войне, Делл был единственным корреспондентом западной буржуазной прессы в Женеве, который бесстрашно рассказывал своим читателям суровую правду. К сожалению, небольшой объем моей книги не позволяет мне привести об этом много примеров, но те, о которых я расскажу ниже, являются характерными для деятельности Делла.

Чем больше укреплялся нацистский режим в Германии при молчаливой поддержке западных буржуазных демократий, тем больше у Делла была возможность использовать свои богатые источники точной информации (лица, являющиеся этими источниками, не могли выступать сами) для раскрытия того, что происходит на самом деле. Когда в мае 1933 года Даладье хотел направить французскую армию в Германию, британское правительство отказалось послать свой флот в Гамбург. «Не говоря уже о том, что Англия вообще возражала против вмешательства, когда интересы ее в узком смысле слова не были затронуты, а стоял только лишь вопрос о защите цивилизации, Рамсей Макдональд никогда не согласился бы, если бы хоть что-нибудь было сделано против его друга — Гитлера».

Позже, в том же году, в ответ на широко распространенные иллюзии об оппозиции Гитлеру в Германии, особенно усердно поддерживаемые Форин оффисом, Делл с не меньшей проницательностью писал в том же еженедельнике: «Считать, что рейхсвер сбросит Гитлера, — это иллюзия... Гитлеру нужен рейхсвер, но и рейхсвер нуждается в Гитлере в такой же мере, если не больше». Документы Нюрнбергского трибунала в 1946 году показали, насколько Делл был прав.

Во второй половине 1934 и первой половине 1935 года Советский Союз делал все возможное, используя дипломатические и политические средства, чтобы обеспечить международное согласие держав, которое помешало бы планам Гитлера. Речь шла прежде всего о пакте взаимной помощи стран Восточной Европы. 6 апреля 1935 года Делл писал в лондонском еженедельнике «Тайм энд тайд», разоблачая «оркестровку, рассчитанную на исполнение одной и той же официальной ноты» большинством британской прессы, особенно «Тайме», выступающей против восточноевропейского пакта. «Война может быть предотвращена только двумя путями: один — это позволить Гитлеру захватить то, что он хочет, и другой путь — организовать такой сильный союз стран, видя который, Гитлер не рискнул бы начать агрессию... Восточноевропейский пакт — настоятельная необходимость, но ничто так не способствовало бы предотвращению войны, как решение Англии присоединиться к общеевропейскому пакту о взаимной помощи». Но даже лейбористское руководство было против позиции Делла по этому вопросу.

Делл, несомненно, знал и понимал больше, чем редакторы разрешали ему высказывать на страницах их газет. Во время агрессии Италии против Эфиопии в 1935—1936 годах он писал 18 мая 1936 года своей дочери Сильвии: «Литвинов и Титулеску — оба заявили Идену, что должна быть или блокада (Суэцкого канала), или ничего. Литвинов даже заявил Алоизи (представителю Муссолини), что Россия поддержит блокаду, если Англия ее предложит». Но именно этого меньше всего хотел Уайтхолл. Выступая с комментариями по поводу фиаско, которое потерпели протесты против гитлеровской ремилитаризации Рейнской области весной того года, Делл писал Сильвии 20 июля 1936 года: «Раболепствуя перед Гитлером, британское правительство делает все возможное, чтобы приблизить войну. Чем чаще он дает пинки ему, тем более оно делается подобострастным. Члены правительства знают, что их политика ведет к войне на континенте, но они думают, что Англия может остаться в стороне и Франция, возможно, тоже, если изолировать ее от России и других стран и поставить под контроль Германии. Это — позорный заговор». Несомненно, летопись переговоров английского правительства с Гитлером в 1937 году, остававшаяся неизвестной до окончания второй мировой войны, явилась подтверждением того, о чем, по существу, говорил Делл.

Подводя итоги событий 1936 года в Эфиопии, Испании, а также деятельности Лиги Наций (в статье для «Нейшн» 12 декабря 1936 года, которая была напечатана в феврале 1937 года), он писал: «По всей вероятности, это была преднамеренная британская политика: предоставить Гитлеру свободу действий на Востоке в надежде отвлечь его внимание от Запада... Английское и французское правительства ничего не получили от их предательства Эфиопии и Лиги Наций и оказались одураченными в результате своего собственного вероломства... Никто не сделал больше министра иностранных дел Румынии Титулеску, чтобы установить сотрудничество с Советской Россией. Именно за это его ненавидели в Форин оффис... Падение Титулеску было триумфом для Гитлера и бедствием для Европы... В то время как политиканы болтают о нежелательности разделения Европы на два враждебных блока (в чем Иден принимал не меньшее участие, чем Невил Чемберлен), фашистский блок формируется независимо от того, нравится нам это или нет... Гитлера поощряет безнаказанность, которой он пользуется ввиду трусости и неоднократных капитуляций английского и французского правительств... Следующим шагом будет отказ от некоторых территориальных положений Версальского договора, возможно касающихся Данцига и Мемеля» (сначала, в 1938—1939 годах, Гитлер захватил Австрию и Чехословакию, но в 1939 году сбылось и пророчество Делла). «Никогда с 1918 года Европе не грозила такая близкая опасность войны... Я бы никогда не поверил, что возможно такое отречение, такое предательство».

В апреле 1937 года Делл писал в «Нейшн» о роли лейбористских лидеров в международной политике: «Лидеры лейбористской партии слегка критикуют в парламенте отдельные элементы внешней политики правительства, но они не проявляют ни малейшего понимания ее и молча соглашаются с ее основной линией... Они даже верят или притворяются, что верят, будто инициатором политики «невмешательства» в Испании было французское правительство, за которым затем якобы последовало английское правительство. Однако должно быть ясно для всех, кто не закрывает глаза на факты, что целью британского кабинета, выступившего инициатором этой политики и навязавшего ее Франции, является создание благоприятных условий для победы испанских мятежников». В июне того же года лидеры Социалистического рабочего Интернационала и представители Коммунистического Интернационала встретились в Аннемассе (у границы Франции, недалеко от Женевы). Они единодушно пришли к выводу, что мошеннической политике «невмешательства», которая душила Испанскую республику, должен быть положен конец. Однако вскоре после этого председатель Социалистического рабочего Интернационала де Брукер и секретарь Интернационала Адлер вынуждены были уйти в отставку «главным образом, — как писал Делл 21 июня 1937 года в «Манчестер гардиан», — из-за позиции лейбористской партии Англии».

В сентябре 1937 года, когда проходила ассамблея Лиги Наций, Делл беспощадно разоблачал маневры своего правительства, рассчитанные на оказание помощи агрессорам. Так, в письме в «Манчестер гардиан» 28 сентября он описывал попытки лорда Крэнборна, заместителя министра иностранных дел, и австралийца Брюса на закрытом заседании Совета Лиги добиться, чтобы не было никакого упоминания о бомбардировках японцами незащищенных городов Китая — маневр, который провалился благодаря объединенным усилиям М. М. Литвинова, представителя Новой Зеландии Джордана и китайского делегата Веллингтона Ку. На следующий день Делл сообщил о закрытом заседании комитета по выработке согласованной резолюции по Испании: в то время как М. М. Литвинов требовал, чтобы формулировки, внесенпые делегатом Испанской республики Альваресом Дель Вайо, разоблачающие германскую и итальянскую агрессию в Испании, были приняты за основу, английский проект пытался исключить какое бы то ни было поименное упоминание агрессоров.

В октябре того же года Делл писал в «Нейшн», что за последний месяц Лига Наций получила «небольшой прилив сил. Доказательством этого является то, что английскому правительству не удалось везде настоять на своем. Трудно преувеличить заслуги Литвинова перед Лигой Наций. Как дипломат он был на голову выше любого делегата на недавней ассамблее».

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Внешняя политика английских реакционеров
  • Английский интернационализм и синдикализм
  • Английский антисоветизм – новый фактор развития страны
  • Англия между мировыми войнами
  • Католическая английская интермедия
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________