Психология отношений англичан и итальянцев - Часть 1

Психология отношений англичан и итальянцев - Часть 1

Психология отношений англичан и итальянцев - Часть 1Вглядываясь с точки зрения иностранца в этот громадный город, я часто спрашиваю себя: а как же мы, итальянцы (во всяком случае, некоторые из нас), воспринимаем Англию и Лондон? Какими глазами англичане смотрят на нас? Прежде чем начать постигать эту большую столицу, я, пожалуй, отведу несколько страниц теме психологических отношений между итальянцами и англичанами, которые отразились в путевых заметках, малой и большой литературе, полной обоюдных предубеждений.

Профессор Лучо Спонца, венецианский экономист, много лет преподающий в Вестминстерском университете, посвятил данной теме неплохое исследование - «Итальянские эмигранты в Великобритании XIX века: реалии и образы». Кроме прочего, там можно прочесть и следующую ключевую фразу:

«С одной стороны медали находилась Италия, страна красоты и культуры; с другой - итальянцы, племя творческое, но испорченное, ненадежное, распущенное».

Естественно, никто никогда не задавался вопросом, почему же столь испорченное, ненадежное и распущенное племя смогло создать такие важные свидетельства не просто красоты, но красоты гармонической, последовательной и великодушной. Предубеждения хороши (то есть, конечно, плохи) тем, что под- питываются одной и той же логикой и признают только собственную правоту. Разумеется, эта концепция существовала еще во времена Елизаветы I: смесь отвращения и прелести, придававшая понятию «Италия» особую отстраненность, каковой по сути Италия и обладала, хотя бы в политическом смысле.

Похожие по настроению замечания делает, в свою очередь, Марио Прац, наш лучший англовед. В его статье «Открытие Италии» (опубликованной в посвященном ему номере «Меридиана» под редакцией Андреа Кане) можно прочесть, что писали о нас в конце XVIII века некоторые английские литераторы:

«Итальянский народ нечистоплотен, ленив и криминален; те, что из класса попристойнее, - бедны, невежественны и повально склонны к предательству; как плебеи, так и аристократы готовы суеверно пресмыкаться перед тиранами. Венецианцы были способны нанести предательский удар при малейшей провокации, неаполитанцы имели бесовскую природу, и так далее. Неистовый характер итальянской религиозности особенно раздражал англичан той эпохи».

Путешественники по возвращении на берега Туманного Альбиона из Большого Путешествия в один голос заявляли, что полуостров представал перед ними грандиозным музеем в руинах, кишащим жалким и порочным народцем, который шумно живет здесь, забыв о былой славе. Это апокалиптическое описание повторялось с особым упорством по отношению к папским землям вокруг Рима, являвшимся взору как наиболее убогие районы, заселенные бездельниками, зачастую голодными, но резвыми в обращении с ножом.

Однако не только англичан посещали подобные мысли. Марсель Пруст однажды недвусмысленно выразился в отношении Италии, что «настоящая земля варваров не та, что никогда не знала искусства, но та, что, изобилуя шедеврами, не умеет ни оценить, ни сохранить их».

Нельзя отрицать, что и по сей день, в XXI веке, складываются ситуации, подпадающие под это хлесткое суждение.

Нас не может удивлять и то, что Италия зачастую становится излюбленной декорацией для ужасных историй в готическом духе, заговоров и убийств. Снова Прац:

«Эти скандалы с их сумрачной атмосферой, естественно, не могли не просочиться в „черные" романы, канву для которых создал Хорас Уолпол в „Замке Отранто" (1765). Ту же канву мисс Радклиф усовершенствует ближе к концу века, украв у путешественников их красочно описанные итальянские пейзажи, а у елизаветинской драмы - ее портрет левого итальянского героя макиавеллианского типа».

Великий поэт-романтик Перси Биш Шелли в одном из писем писал об Италии:

«С трудом можно назвать людьми это подобие стаи глупых и заносчивых рабов».

И далее, в отношении женщин:

«Это, пожалуй, самые презренные из существ, живущих под луной, самые невежественные, отвратительные, нечистоплотные, объятые ханжеством...»

Подобные утверждения явно преувеличены, хотя и отражают жалкое моральное и материальное состояние итальянцев того времени.

Другой великий романтик, Байрон, с гораздо большей проницательностью и поразительной актуальностью следующим образом выразил отказ от предложения написать книгу об итальянских нравах:

«Их нравственность - это не ваша нравственность; их жизнь - не ваша жизнь, и вам не дано этого понять; она - не английская, не французская, не немецкая, где все вещи были бы, наоборот, понятны. Традиционное образование, чичисбейство, образ мысли и взгляды на жизнь здесь совершенно иные, и эти различия становятся крайне явными, когда ты живешь в тесной близости с ними. Поэтому я даже не знаю, как помочь вам постичь народ, сразу сдержанный и распущенный, серьезный по характеру и дурашливый в развлечениях, способный испытывать чувства и страсти, одновременно бурные и длительные (что никогда не случается где-либо еще), народ, который не имеет сложившегося общества, что видно из их комедий; по сути, не существует даже настоящей комедии, даже у Гольдони, именно вследствие того, что нет как такового общества, которое они высмеивают».

Это высказывание, под которым мог бы подписаться кто угодно, на самом деле имеет массу точек соприкосновения с почти современным ему эссе Джакомо Леопарди под названием «Беседа о настоящем состоянии нравов итальянцев», где поэт (а в данном случае он выступает социологом и более того - философом) анализирует причины, по которым Италию можно назвать страной, лишенной «общества»:

«Есть ряд причин, доказывающих друг за другом отсутствие „общества", но сейчас я не буду искать таковые. Климатические условия, заставляющие итальянцев проживать большую часть дня на открытом воздухе и, конечно, способствующие прогулкам и пр.; жизнерадостность итальянского характера, благодаря которому они отдают предпочтение зрелищам и другим чувственным удовольствиям в ущерб духовным наклонностям, что ведет их к поискам постоянного развлечения, свободного от любого усилия духа, и порождает нерадивость и леность... Разумеется, праздношатание, зрелища и религиозность не имеют ничего общего с тем обществом, присущим другим народам, о котором мы говорили».

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Психология отношений англичан и итальянцев - Часть 2
  • Италия и Англия во Второй мировой войне - Часть 2
  • Англичане и их соседи - Часть 1
  • Англичане и их соседи - Часть 2
  • Шекспир и Лондон
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 1/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________