Эпоха великолепных «The Beatles» и «The Rolling Stones» - Часть 2

Эпоха великолепных «The Beatles» и «The Rolling Stones» - Часть 2

Эпоха великолепных «The Beatles» и «The Rolling Stones» - Часть 2Именно Эпстайн придал имиджу «The Beatles» окончательные черты. В самом начале квартет придерживался тех стереотипов, которые считал наиболее подходящими для группы, наполовину тяготеющей к рок-н-роллу, наполовину - к ритм-н-блюзу, то есть - кожаные черные куртки, волосы неопределенной длины, анонимная эксцентричность. Но на свою первую важную звукозапись битлы явились в одинаковых костюмчиках с шелковыми воротничками, четырехкратно тиражированной улыбкой на лицах и с почти безупречными стрижками каре и челками до самых бровей.

Эпстайн разыграл еще одну важнейшую и необходимую для имиджа группы карту - мир частной жизни. Он по капле цедил для массмедиа рассказы и просчитанные сведения о выходках и привычках четверки, не сомневаясь, что со временем это станет неотделимой частью продукта. Сегодня мы погрязли в сплетнях, даже авторитетные газеты позволяют себе выделить колонку для скандалов и слухов о частной и даже более того - интимной жизни звезд шоу-бизнеса, для читателей это стало что-то вроде наркотика. А в те годы это было новшеством - таков еще один подарок шестидесятых современному обществу.

Вскоре начался стремительный взлет «The Beatles», состоящий из постоянных успехов и спровоцировавший явление истинной битломании. Предметы, которых касалась рука одного из битлов, немедленно становились реликвиями. Девчонки тянули руки к небесам и собирали эти вещицы с воплями, в состоянии, близком к истерии, готовые от восторга испустить струи кипятка. Так оно и было - в конце одного из концертов зал «благоухал» откровенно мочевыми ароматами. Даже газета «Sunday Times» изменит своей привычной сдержанности и в заголовке большой статьи назовет группу «Лучшими композиторами после Бетховена».

Когда битлы участвовали во время триумфальных гастролей по Америке в телепередаче «Шоу Эда Салливана», 73 миллиона американцев, затаив дыхание, смотрели на экран. По завершению турне газета «The Wall Street Journal» привела статистику, согласно которой одних только товаров, имеющих отношение к группе, было продано на сумму пятьдесят миллионов долларов. Такого еще никогда не случалось в США, стране, считавшей себя лидером по нововведениям. Что ж, на этот раз им пришлось признать, что новшество пришло из старой доброй Англии.

Филипп Норман, биограф «The Beatles», писал:

«В течение четырех недель Америка находилась в состоянии, близком к оргазму, охватившем целый континент».

Рост успеха группы совпал с рождением и развитием поп-культуры. Этот довольно широкий термин объединял крайне разные явления. Попробую объяснить. Для Великобритании, наконец поставившей точку в послевоенном периоде, те годы были, без преувеличения, революционные. К слову или нет, но поэт Филип Ларкин (1922-1985), один из лучших в своей стране, в стихотворении «Annus Mirabilis» заявил, что секс был изобретен где-то в период между запретом на книгу «Любовник леди Чаттерлей» и первой долгоиграющей пластинкой «The Beatles».

Поп, или поп-арт, поначалу был всего лишь сокращением термина «популярное искусство» (popular art) и представлял собой художественное направление, возникшее в Лондоне в начале пятидесятых. Поп-арт возносил на пьедестал фетиши потребительского общества. Эта находка оказалась поразительно удачной, концепция быстро разрослась и распространилась на все, связанное с массовыми коммуникациями и тиражированием изображений. Из Лондона поп-арт шагнул через Атлантику и, взбудоражив Нью-Йорк (благодаря, в частности, чутью итальянского галериста Лео Кастелли), покорил всю планету, снискав себе славу «истинно американского» направления искусства.

Как написал французский мыслитель Жан-Франсуа Лиотар, продолжая мысль Оскара Уайльда, «сама жизнь может стать произведением искусства». Повседневная жизнь шестидесятых, ее жесты и уж тем более вещи самого широкого потребления действительно вошли в историю искусства. Свод популярных изображений, отражающий эту жизнь, составляет галерею из кроватей, флагов, тюбиков зубной пасты, банок с супом, сценок из комиксов, жестянок кока-колы, серийных портретов Мэрилин Монро или Элизабет Тейлор.

Однажды выйдя на международный рынок, термин «поп» постепенно отдалился от своего изначального значения и был приспособлен для характеристики периода зарождения будущего, периода, переживаемого нами и по сей день. А в то незабываемое десятилетие молодежь впервые получила в свое распоряжение приличный кусок сцены. Энди Уорхол, художник из Нью-Йорка, гуру поп-арта, в своей книге «Философия Энди Уорхола (от А к Б и наоборот)» синтезирует суть феномена следующим образом:

«Контркультура, субкультура, поп, суперзвезды, наркотики, софиты, дискотеки - любые стороны бытия, связанные с „настоящим и молодым", пожалуй, коренились в том времени».

Поп незамедлительно становится новым стилем жизни, который простирался от первой противозачаточной таблетки (поступившей в продажу в 1961 году) до зарослей на лицах хипарей, поп переживает «холодную войну» и предстает зрелищной метафорой в приключениях с участием агента 007. Поп - это красные книжечки Мао и рабочие стиляги «тедди-бойз» со своими вызывающими набриолиненными коками. Далее следует изобретение знаменитого пиара (PR, от Public Relations - связи с общественностью), который также впоследствии пережил мифологизацию. Отдельной строкой - употребление марихуаны и ЛСД, популярный значок с гордым и насмешливым лозунгом поколения - «Не доверяй тем, кому за тридцать» (Don't trust anybody over thirty). Как заявит в интервью «The Daily Mirror» Мик Джаггер, лидер группы «The Rolling Stones»: «Молодежь по уши сыта обещаниями безответственных политиков, которые стараются навязать ей свой уклад жизни и образ мыслей».

С этой точки зрения поп становится еще и политическим феноменом, вторгаясь настолько глубоко в повседневную область быта, нравов и социальных отношений, что любая попытка возвращения назад кажется невозможной.

По масштабности социального землетрясения в рамках целого поколения Лондон занимал среднее положение между Калифорнией с ее хиппи («детьми цветов»), парящими в марихуановых облаках, и Парижем и Римом, где поп-движение приобрело ярко выраженные политические черты. И именно Лондон на страницах американского еженедельника «The Time» объявляется в апреле 1966 года «свингующим городом», то есть городом в движении (London: the swinging sity), - городом, где сосредоточены, сосуществуют и взаимодействуют сотни новшеств: в театре и кино, в мире музыки и моды, в архитектуре и стиле одежды, в питании и сексе, - создавая в совокупности образ жизни, тот самый «стиль». К подобному образу жизни четверка молодых музыкантов добавляет нужный звуковой ряд, дарит ему голос. В названии «The Beatles» к тому же содержится любопытная многозначность, это истинный семантический клубок, поскольку по произношению слово схоже с beetle, - жуком, тараканом, но и одновременно напоминает и beat - ритм, музыкальный бит.

Но на самом деле термин beat можно рассмотреть и в более широком ключе. Как показало исследование Фернанды Пивано, эти четыре буквы обладают бесконечным числом внутренних смыслов. В США Джек Керуак, рассуждая о знаменитом «потерянном поколении» писателей уровня Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, Джона Дос Пассоса, Ремарка и Хемингуэя (Lost generation), добавил: «Мы - не что иное, как Beat generation». В этом случае beat означало безденежье, потерю надежного места под солнцем (вам ведь приходилось слышать выражение «Man, lam beat» - «Старик, я потерян»?). С этого момента понятие «beat generation», битники, вошло в повседневную речь. С другой стороны, сочетание swinging city происходит от слова swing, которое в середине тридцатых годов обозначало ритмический танцевальный рисунок в джазовой музыке. Вспоминаются кларнетист Бенни Гудмен, трубач Диззи Гиллеспи и саксофонист Лестер Янг - пожалуй, представители лучшей эпохи в истории джаза, времени его наивысшего блеска. Но термин swinging, как отмечают Паола Ко- лаякомо и Виттория Каратоццоло в книге «Лондон эпохи „The Beatles"», встречается еще ранее, в XVII веке, в сочинениях драматурга позднеелизаветинского времени Томаса Отуэя - как раз в значении, использованном еженедельником «The Time». У Отуэя оно определяет движение тех групп, которые, не признавая нравственные ограничения современного общества, устремляются против установленных стереотипов.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Эпоха великолепных «The Beatles» и «The Rolling Stones» - Часть 1
  • «The Rolling Stones» в жизни Великобритании - Часть 1
  • Британская музыка шестидесятых
  • Взлет и падение панка в Соединенном Королевстве
  • «The Rolling Stones» в жизни Великобритании - Часть 2
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________