Эпоха «The Rolling Stones» - Часть 2

Эпоха «The Rolling Stones» - Часть 2

Эпоха «The Rolling Stones» - Часть 2Критик Ребекка Уэст обратила внимание на установленные Лоуренсом взаимоотношения языческой чувственности, религиозности и своеобразной экологии ante literam.

Муж леди Чаттерлей, - пояснила она, - практически импотент. А Меллорс воплощает собой возврат к более насыщенной жизни, не изобретая ничего нового, но и без омерзения приводя к восстановлению единства с земным духом.

Прозвучали также и важные уточняющие сведения. Дэвид Герберт Лоуренс создал свой роман в трех вариантах, писал он его в Тоскане в период с 1925 по 1928 год. Прототипом жизнелюбивого Меллорса был некто Анджело Равальи, отважный капитан стрелков.

Процесс разрешился оправдательным приговором, как того требовали время и здравый смысл.

Десятилетие «великолепных шестидесятых» привнесло важные изменения и в область психиатрии. В атмосфере свободы и перемен сформировалось направление, известное как антипсихиатрия. Рональд Д. Лэнг уже в 1959 году опубликовал «Расколотое „Я"», исследование, предопределившее целую научную эпоху. Следующая книга, вышедшая в 1967 году, называлась «Политика опыта». Сам Лэнг заявил на Конгрессе по социальной психиатрии в 1964 году следующее:

«То, что мы подмечаем в некоторых индивидах, обращаясь с ними как с шизофрениками или вешая на них этот ярлык, - это лишь внешнее выражение пережитой внутренней драмы.

Подобная драма предстает перед нами в искаженной форме, которую мы усугубляем терапевтическим воздействием».

По утверждению Лэнга, лишь из «политических» соображений мы продолжаем привычно называть шизофренией то, что на самом деле является «путешествием в обратном направлении, в глубины собственной истории, все дальше и глубже, за пределы опыта целого человечества». Этим положением объяснялся призыв к отказу от заключения душевнобольных в клинику и от любых попыток насильственного лечения.

Тезис Лэнга заключался в том, что умственные нарушения невозможно лечить подобно телесным заболеваниям. Ибо в большинстве случаев психические расстройства - не результат частной человеческой патологии, а следствие условий среды или социальных противоречий. Классическая психиатрия на протяжении длительного времени пыталась вмешиваться в этот процесс путем жесткой терапевтической практики (с применением электрошока, инсулиновой комы и смирительной рубашки), что сопоставимо с политико- идеологическими репрессивными мерами, направленными на подавление любого противостояния.

В заявлениях Лэнга, как и в работах американца Ирвинга Гоффмана и итальянца Франко Басалья, довольно много идеологии, навеянной «духом времени», но вместе с тем в них есть и справедливые высказывания о том, что сумасшедший дом давно стал неприемлемым лечебным институтом. Уже тогда новые психотропные препараты показали архаичность, ненужность и антигуманность мер физического воздействия, этого пережитка древних эпох.

Одним из полюсов, стимулирующих оживление шестидесятых, была Карнаби-стрит, затесавшаяся в сетке улочек в районе между Риджент-стрит и Пиккадилли-сёркус. После войны здесь царило запустение. Об этой неопрятной (хотя и центральной) части города, возможно, никто бы и не вспомнил, если бы однажды, в конце пятидесятых, некий Джон Стивен не открыл в районе Карнаби свой первый бутик. Стивен был ловок и предприимчив, он сразу уловил направление ветра: в витрине красовались невиданные доселе в Лондоне броские наряды ярких расцветок, но главное - белье красного и желтого цвета! Кое-кто из модников, в основном из числа кинематографической тусовки, немедленно взял новинку на вооружение. Другие советовали избегать этих тряпок для гомиков. Но Стивен был настойчив и победил. Спустя несколько лет бутики оформились в торговую сеть. Так Карнаби стала одной из главных точек притяжения свингующего поколения. Среди прочих выделяются два имени: Мэри Квант и Биба. Впоследствии Биба скажет:

«Мы не хотели шиковать, мы хотели только смешно выглядеть».

Мэри Квант удостоилась славы женщины-символа тех лет благодаря изобретению мини-юбки (1966 год). Несколько отрезанных сантиметров повлекли за собой грандиозные сдвиги в индустрии одежды, привычках, нравах, отношениях полов и взглядах на эротику. Достаточно напомнить, что одним из последствий стало упразднение чулок и поясов с подвязками во имя ненавистных (для мужчин) колготок.

Мэри, девушка из мелкобуржуазной семьи, вышла замуж за графского потомка Александра Планкет-Грина. Прослушав курс в школе декоративно-прикладного искусства, она начала подрабатывать в одном из тех местечек, где на покрой шляпки уходит три дня. Потом Мэри открыла собственное ателье и перевернула с ног на голову производственный процесс, сократив сроки выпуска готовых изделий до минимума. Так же быстро проходили и ее модные показы. По возвращении из триумфального турне по США она скажет: «За 14 минут мы прогнали по подиуму 40 манекенщиц. И каждая минута была наполнена событиями». В этом высказывании она нисколько не погрешила против истины. Если раньше модели выполняли роль ходячих вешалок для одежды, то Мэри за короткое время устраивала настоящие спектакли, повышающие адреналин. Музыка, динамичность, здоровый вкус, заключенные в едином слове: молодость.

Мэри подвижна, весела и обладает потрясающей интуицией. Стилист Видал Сассун специально для нее изобрел стрижку «боб», как нельзя лучше выражающую стиль времени. (В Италии ее введет в оборот миланский парикмахер Челе Висконтини.) Мэри и в дальнейшем будет демонстрировать все свои разработки на себе. Не только в Лондоне, но и во всем западном мире утвердится характерный облик девчонки из Челси (Chelsea look).

В своих воспоминаниях Мэри Квант напишет:

«Когда-то одежда была безошибочным знаком социального статуса и уровня достатка женщины. Сегодня все изменилось. Снобизм вышел из моды, и в наши дни графини наравне с машинистками расхаживают в одних и тех же вещах».

Карнаби-стрит сильнее прочих улиц столицы сохранила живость, присущую, к примеру, Трастевере в Риме, Гринвич- Виллидж в Нью-Йорке, Сент-Андре-дез-Ар в Париже. С тех пор, конечно, многое изменилось, и, скажем, римская виа Ве- нето уже не та, что запечатлена (а по сути придумана) Феллини в «Сладкой жизни». Торговые улицы не скрывают желания привлечь как можно больше туристов, предложить покупателям то же самое, что они могут найти в других местах, но в иной атмосфере.

В переплете улочек бунтующего района Сохо вам, однако, предложат совсем другой товар. Осенью 2002 года, когда я приехал в Лондон, чтобы закончить несколько глав настоящей книги, один мой знакомый журналист провел эксперимент. Прикинувшись туристом из провинции, он с праздным видом шатался по кварталу, якобы желая что-то прикупить. Вот неполный список предложенного ему: различные виды и дозы наркоты, от марихуаны и крэка до коки и героина, пистолет «кольт-45» и девица четырнадцати лет (возраст гарантировался посредником, хотя переговоры на этом же и завершились). Все составляющие части картины типичны для кварталов, способных оживить искусственность проторенных туристических троп.

Теперь шестидесятые - эпоха, растворившаяся в глубинах прошлого века. И все же, если задуматься о череде открытий, произведенных в это бурное десятилетие, можно заметить, что именно там коренятся многие явления, и по сей день определяющие нашу жизнь: сдвиги в политике и вкусах, новизна в отношениях между людьми и поколениями, новые привычки, глубокие и длительные реформы. Приведем только один пример. Не думаю, что в Италии референдум о разводе (он прошел в 1974 году) мог бы завершиться со столь подавляющим преимуществом голосов «за», если бы на десятилетие раньше не обозначились изменения в привычном восприятии брака, включая лозунги феминизма.

Итак, в «великолепные шестидесятые» произошло нечто из ряда вон выходящее. И сперва Лондон, а затем Калифорния стали эпицентром мировоззренческого сдвига. Конвульсивный ком изменений подарил большей части западного мира новое лицо, от которого уже сложно отказаться. Гениальные песни «The Beatles» стали саундтреком для этих трансформаций. Мы привыкли отождествлять их с «шестьдесят восьмым годом», податливой цифрой, словно удобная сумка вмещающей в себя ворох событий. Внутрь можно положить что угодно, и будьте уверены - в какой-то момент среди прочего обязательно найдется необходимое.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Законодатели английской моды: этапы развития модных тенденций в XX веке
  • Эпоха великолепных «The Beatles» и «The Rolling Stones» - Часть 1
  • Эпоха великолепных «The Beatles» и «The Rolling Stones» - Часть 2
  • Ведущие британские дизайнеры XX столетия
  • Эпоха «The Rolling Stones» - Часть 1
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________