Лондон вспоминает Шекспира... - Часть 1

Лондон вспоминает Шекспира... - Часть 1

Лондон вспоминает Шекспира... - Часть 1В названии главы предполагалось заключить в известной формуле (ее использует Гамлет, говоря об актерах) вековую, главную функцию театра: ставить перед реальностью, в том числе перед духовной жизнью человека, зеркало, в котором могли бы отразиться и великолепие этой реальности, и - чаще - ужас перед ней. В Лондоне существует копия здания, которое стало таким зеркалом для целой эпохи, получившей название в честь правления королевы Елизаветы I (1533- 1603, правила с 1558 г.). Это театр «Глобус», в котором ставились драмы Шекспира, Кристофера Марло, Бена Джонсона - гигантов елизаветинского времени. Круглая в плане конструкция расположена на южном берегу Темзы, ее соорудили лет десять назад близ того места, где ранее стоял шекспировский театр. Стоит отметить, что театр находится на приличном расстоянии от Сити и городского центра. Блюстители закона всегда опасались, что столь востребованное место для зрелищ наверняка будет связано с беспорядками, порочными действиями и дурными выходками. Поэтому лучше открыть его его подальше, если вообще стоит открывать.

В XVI веке представления о театре кардинально отличались от привычного образа, сложившегося позже (театр как излюбленное место отдыха буржуазии). В елизаветинском партере не сидели господа в цилиндрах и дамы в страусовых перьях. Никакого флирта, моноклей и аромата сигар. Театр был народным зрелищем, и довольно любопытно рассмотреть, как он действовал, кто в нем участвовал, каким образом и с каким настроением.

Но вернемся в наши времена. Мысль о том, что в Лондоне должна быть хотя бы одна копия шекспировского театра, пришла в голову американцу. Единственными источниками для довольно спорной реконструкции здания стали печатные иллюстрации. В строительстве использовались технология и материалы XVI века: дубовые сваи, отесанные вручную, кровля из плотно спрессованной соломы (thatch), минимальное закулисье и прочее. Высота ступеней амфитеатра и вместительность партера, рассчитанного на стоячие места, также воспроизводили особенности оригинала.

Показ спектаклей в современном «Глобусе» идет каждое лето, а зимой там демонстрируются познавательные фильмы. Актеры труппы рассказывают за кадром о том, как сейчас работает театр и как все было раньше.

А действительно, как все было раньше? Давайте зайдем в «Глобус» и присядем на ступеньки амфитеатра. Деревянная крыша предохраняет нас от дождя, поскольку мы сидим на самых дорогих (и по тем временам) местах. Дешевые стоячие места находятся в центре партера, под открытым небом. Сцена абсолютно круглой формы выступает немного вперед и поднимается примерно на метр над партером. Поэтому, когда актер играет свою роль, его с трех сторон окружает публика. Представим, как, например, в «Юлии Цезаре» Марк Антоний произносит знаменитую погребальную речь над телом убитого диктатора:

- Друзья, римляне, сограждане, внемлите мне. Не восхвалять я Цезаря пришел, а хоронить...

Благодаря особому устройству сцены его слушают не жалкая группка статистов (как было бы в обычном театре), а сотни зрителей, застывших в партере (где не разрешается сидеть). Эффект подобия, возможно, превосходит даже самый захватывающий из современных фильмов.

Театр елизаветинского времени был мощным инструментом для развлечения, познания, чувственного переживания. На этих подмостках создавались самые сильные и глубокие спектакли в истории человечества. Десятки актеров, в том числе несколько гениев, воплощали в сценических репликах пороки и добродетели, потайные мысли и головокружительные философские идеи, рассказывали о поступках и проступках и выносили на суд зрителей самые изощренные фантазии. История и политика, игры воображения и эротические забавы, комедии и трагедии, сказки и пастораль, подчас пугающая истина и игры болезненного безумия - не существовало области или жанра, не затронутого в этом театре. Голые подмостки с парой элементарных декораций - стекла и оловянная станиоль, символические предметы обстановки - превращались в пространство, куда идеально вписывались все страсти, низкие или высокие, все места действия - поля сражений или тронные залы, сказочные острова или потайные кельи, кладбища или замковые башни.

Во времена Шекспира в Лондоне было целых семь театров. Изображение жизни на сцене оказалось популярным, востребованным у публики. Театр, о котором сегодня можно прочитать только в книгах, в тот период играл роль, близкую сегодняшнему телевидению. В тесном зале толпились и простолюдины и аристократы, и женщины (в том числе с сомнительной репутацией) и мужчины, и старые и молодые - театр с самого начала задумывался как место для развлечения самых разных людей. Позже литература и драматургия предпочли специализироваться, и тексты стали писать либо для народа, либо для двора. Это разделение привело к тому, что театр начал чахнуть, приобретая «буржуазный» оттенок, который сохранился и по сей день. От былого сценического богатства почти ничего не осталось.

Нелепое, варварское, неправильной формы здание «Глобуса» не имеет ничего общего с той грациозной гармонией и любовью к симметрии и пропорциям, что присущи театрам итальянского образца. Восьмигранный башнеобразный елизаветинский театр стоял на мерзком месте, среди грязных канав, но в дни спектаклей над ним поднимался флаг с собственной эмблемой.

Один из фундаментальных трудов по истории елизаветинского театра - «Зрелище мира» - написан Фрэнсисом Йейтсом. Предоставим ему слово.

Представления начинались в два часа пополудни. Все места были платными, цена зависела от расположения: худшие стоячие места в партере под открытым небом стоили один пенс. Если начинался дождь, зрителям лило прямо на голову. Однако в городе, где всего несколько улиц было вымощено, а в канавах постоянно журчала вода, никто особенно не переживал из-за мокрой одежды.

Что за публика ходила в театр? Мясники, торговцы, булочники, матросы, каменщики и кожевники, разномастный рабочий люд. В ожидании начала спектакля мужчины и женщины играли в карты, пили, закусывали ломтями соленого мяса, громко хохотали; зачастую случались потасовки, после которых рукавами утирались кровоточащие носы, а кое у кого под глазом назревал фингал... Постепенно разнородные запахи крепчали - чтобы хоть немного заглушить их, сжигали веточки можжевельника. Ничего удивительного. Только что завершился период, именуемый Средневековьем. Сотни лет человек жил в соседстве с животными, и жилище (в том числе и общественные здания) от стойла почти не отличалось.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Шекспировский театр Глобус получил 1,5 млн фунтов на строительство новой сц ...
  • Над сценой под открытым небом нового шекспировского театра в Шодитче "подн ...
  • Шекспировский театр "Глобус" планирует грандиозное мировое турне
  • Кровавый театр Британии
  • Шекспировский театр Глобус сыграет пьесу "Генрих VI" на месте кровавых с ...
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 10/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________