Тауэр в истории Лондона - Часть 1

Тауэр в истории Лондона - Часть 1

Тауэр в истории Лондона - Часть 1Вскоре Генрих предлагает Анне принять место (и обязанности) «официальной любовницы». На старофранцузском языке это звучит так: «Не соблаговолите ли вы исполнить долг (обязанности) истинной и законной любовницы и подруги». Во фразе содержится двойственность, начиная со слова mestres, предшественника французского maitresse (фаворитка), и английского mistress (содержанка). Думаю, мы можем перевести его как «любовница», хотя в то время это слово не имело четкого сексуального оттенка.

С того момента, как стало ясно, что Анна - не просто фаворитка, но женщина, на которой король желает жениться, разгорается нешуточная борьба между соперницами - Анной и Екатериной. Ради брака с Анной, возможной матерью будущего долгожданного наследника, Генриху требовалось избавиться от прежней супруги. Кое-кто, скорее всего его исповедник, предлагает следовать строкам Левита (20, 21), согласно которым, женившись на вдове брата, Генрих совершил поступок против воли Божией: «Если кто возьмет жену брата своего, это гнусно; он открыл наготу брата своего». Последствия: «Бездетны будут они». На основе данного пророчества вырастают целые дебри толкований. Генрих и Екатерина имеют ребенка, девочку Марию. В латинском варианте Библии не говорится о детях мужского пола (Fillis), а говорится вообще об отпрысках (Liberiis), но король был убежден, что речь шла об ошибке перевода, и на место истинного смысла поставили второе значение.

Под мудрым руководством Уолси, архиепископа Йорка, который также был папским легатом с обширными полномочиями, Генрих разрабатывает гениальный в своем роде план. Если, женившись на вдове брата, он попрал закон Божий, то кардинал, блюститель нравственности, должен зачитать приговор перед советом судей. Возлегая с вдовой собственного брата, Генрих тем самым возложил на себя вину, и даже папская милость не в силах искоренить подробный грех. Вы поняли, к чему он клонил?

Уолси еще более сгустил краски (и сжал сроки), призывая государя к страху перед Божественным возмездием в случае, если он немедленно не одумается.

Поскольку Екатерина уверяла, что вступила в брак с Генрихом девственницей, вся интрига разворачивалась вокруг истинности данного обстоятельства. Диспут продолжался долгие месяцы и годы, в течение которых Анна с завидным терпением ждала, что Генрих наконец освободится, чтобы жениться на ней.

Король между тем лицемерно заявляет: «Женись я вновь, я бы избрал среди всех женщин [Екатерину]. Но если рассудят, что наш брак попирает Божественные законы, я буду горько сожалеть о разрыве со столь благородной госпожой и любящей подругой».

Екатерина тем временем вынуждена была повторить перед придворными, что юный Артур не исполнил свой супружеский долг ни в первую ночь, ни в последующие, и посему она перешла в объятия Генриха Virgo intacta (нетронутой девой). Бедная королева, обессилев, умоляет лишь об одном - чтобы ее дело рассматривали не в Англии, хоть и в присутствии высоких прелатов из Ватикана, а непосредственно в Риме, перед папой. Она не без основания боится, что в Лондоне слишком сильно влияние Генриха и делу уготован заранее предсказуемый финал.

История принимает наиболее унизительный оборот в тот момент, когда выслушиваются показания с целью установить, произошел ли между Екатериной и Артуром в первую брачную ночь Copula carnale (плотский грех) или нет. Пожилой граф Шефтсбери говорит, что юный Артур «смог исполнить свой долг, взяв в жены девочку пятнадцати с половиной лет». Якобы он лично сопровождал Артура к брачному ложу, где на перинах возлежала Екатерина. Наутро государь вышел из спальни с просьбой дать ему кружку пива, чтобы освежиться, «ибо сегодняшнюю ночь я провел в самой Испании». В скандальном пасквиле 1532 года эта фраза прозвучала в форме диалога: «Почему господин испытывает столь сильную жажду?» - «Если бы вы съездили в Испанию столько раз, сколько я за эту ночь, поверьте, вы бы испытывали жажду побольше моей».

Снова и снова, в отсутствие прямого опровержения самим Генрихом, королева клялась в своей девственности - до тех пор, пока на публичном слушании в июне 1529 года не произошла легендарная сцена. Екатерина внезапно вскочила со своего кресла и, рассекая толпу зевак, бросилась в ноги королю. Этой сорокатрехлетней женщине, по словам очевидцев, можно было дать все шестьдесят. На своем ломаном английском она произнесла перед всеми отчаянную и сокрушительную речь:

Во имя любви, что была между нами, я умоляю вас, привлеките на мою сторону правосудие и справедливость, сжальтесь надо мною, ибо я - несчастная женщина, иностранка, рожденная за пределами вашего королевства... Беру в свидетели Бога и весь мир, утверждая, что была для вас верной супругой, скромной и покорной, всегда готовой исполнить любые ваши прихоти и желания...

В финале этого страстного монолога вновь звучит болезненная главная мысль:

Призываю Бога в свидетели, что, когда вы взяли меня в жены, я была девственницей, никогда раньше не знавшей мужчину. Будь то правдой или ложью, я взываю к вашей сознательности!

Эффект, произведенный подобным заявлением, оказался настолько сильным, что в зале воцарилось гробовое молчание. Спустя почти столетие Шекспир (в сотрудничестве с Джоном Флетчером) создаст из этой ситуации одну из самых поразительных сцен драмы «Генрих VIII»: «Сэр, о правосудьи умоляю» (акт II, сцена IV). Если Ницше действительно утверждал, что в боли кроются истинные истоки человеческой памяти, то в этой могучей и унизительной сцене нам явлен архетип отчаявшейся жены, наблюдающей, как муж оставляет ее ради другой. За этими словами не стоят короли или королевы, но лишь люди, поглощенные собственными страстями и интересами.

А что же Анна? Когда наконец суд вынесет решение о разводе (в январе 1533 года), пройдет уже более пяти лет с начала ухаживаний. Некогда цветущая девушка за это время превратится в даму в возрасте. Но роду Тюдоров и Англии нужен наследник, и следует поторопиться. Анна изо всех сил старается поддерживать привязанность короля, позволяя ему все, что могло разжечь желание, но при этом не теряя ни одной из завоеванных позиций.

По большому счету, Анна Болейн - один из тех многогранных персонажей истории, в которых каждый найдет интересующий его аспект. Это - женщина на пике карьеры, как бы мы сегодня сказали, рассудочно отдающая свое благорасположение в зависимости от возможных выгод, и, конечно, грозная противница каждого, кто встанет на ее пути. Все это так, но лишь отчасти. Прямолинейные характеры лишены глубины и присущи посредственностям. Анна же, наоборот, всегда держалась на высоте предложенных жизнью драматических обстоятельств. Она могла в одиночку встать во главе двора, бросив ему вызов. Нам ли не знать, что такое придворный мир в любую эпоху и какой прозорливостью и изворотливостью надобно обладать, чтобы не погибнуть. В этой среде достаточно единожды оступиться, чтобы быть навсегда растоптанным.

Младшая дочь Томаса Болейна годами занимала одновременно и очень сильное и крайне уязвимое положение. Особенно если учесть, что двор стоял на стороне Екатерины, как и большинство жителей Лондона.

Даже во время коронационного шествия (1 июня 1533 года) Анна подвергалась оскорблениям во время прохода от Тауэра к Вестминстерскому аббатству. Улицы украшали сложенные из гирлянд инициалы Н. и А. (Генрих и Анна), но кое- кто из толпы превратил декорации в насмешку: «Ha-ha» Когда Генрих спросил новоиспеченную жену, понравился ли ей празднично убранный город, Анна ответила: «Да, но я видела слишком много покрытых голов и болтающих языков». Народ решительно не признает ее, прозывая «великой блудницей», «потаскухой с вытаращенными глазами», «шестипалой ведьмой», «скандальной шлюхой», «злодейкой Болейн».

Анна привыкла отвечать ударом на удар. Признаем, что перед нами темпераментная особа. Но это еще и женщина, изнуренная слишком долгим ожиданием. Она ненавидит Екатерину, но еще больше Марию, в то время единственную легитимную дочь Генриха. Она заботится о том, чтобы у Марии отняли слуг, чтобы ее отлучили от двора и лишили отеческой заботы. Она не упускает случая унизить девушку, призвав ее к себе в качестве прислуги. В дальнейшем Мария станет служанкой новорожденной дочери Анны, Елизаветы. Вся жизнь Марии пройдет под знаком страданий от подобного оскорбительного отношения и жестокости. Суровость ее краткого правления явится результатом переживаний этого периода.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Династия Тюдоров
  • Тауэр в истории Лондона - Часть 2
  • Лондонский Тауэр Часть 2
  • Ричмонд - Часть 1
  • Хэмптон-корт - Часть 2
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________