Шерлок в Лондоне

Шерлок в Лондоне

Шерлок в ЛондонеВ заключение хочу привести еще один пример неожиданных корней аналитического метода Холмса. Этот эпизод описан Томасом Де Куинси в коротеньком эссе с ироничным названием «Убийство как одно из изящных искусств». Де Куинси (1785-1859) всю жизнь питал нездоровый интерес к криминальным историям, был ими околдован и знал, как впоследствии Достоевский, все об убийстве, его ужасе и священном озарении. Слегка затуманенным взглядом «англичанина, употребляющего опиум», Де Куинси созерцает вторжение Зла на мировую сцену и ужасается, пока его не поражает одна парадоксальная мысль, вследствие чего он начинает непроизвольно различать в ужасе элементы черного юмора. В подобном настроении писатель выделяет у Шекспира одну сцену достойную самого настоящего детективного романа. Речь идет о второй части «Генриха VI» (акт III), где герцог Глостер, любящий дядя простоватого и слабоумного короля, найден в постели мертвым. Вспыхивает спор: разбившиеся на два лагеря, придворные пытаются разобраться, был ли герцог убит или умер собственной смертью. Граф Уорик придерживается версии убийства. Вот как он иллюстрирует чудовищные изменения, произошедшие в облике герцога после кончины:

Его ж лицо, смотри, черно от крови, Глаза раскрыты шире, чем при жизни, Как у задушенного, смотрят жутко. Раздуты ноздри, дыбом волоса, А руки врозь раскинуты, как будто За жизнь боролся он, и сломлен был. Смотри, пристали волосы к подушке, Окладистая борода измята, Как рожь, прибитая жестокой бурей. Что он убит - не может быть сомненья: Здесь каждый признак - тяжкая улика.

Попытка определить разницу между естественной смертью и насильственной приводит Уорика к логическим заключениям, столь точным с анатомической точки зрения, что они могли бы прекрасно фигурировать в отчете современного судебного врача.

Шестого мая 1891 года «Journal de Geneve» публикует заметку о смерти Шерлока Холмса, перепечатанную уже на следующий день всеми английскими газетами. Великий сыщик погиб в схватке с главой лондонского преступного мира, профессором Мориарти, у Рейхенбахского водопада в Швейцарии. Эта новость расстроила читателей, привыкших и полюбивших ежемесячные отчеты о приключения Холмса в «Стрэнде». Конан Дойл же уже начал испытывать к своему детективу «чувства, схожие с тем, что испытывают к печеночному паштету те, у кого от него изжога». Несколько лет он отказывался писать новые рассказы.

В августе 1901 года он наконец частично сдается. Новая серия - «Собака Баскервилей» - представляет собой воспоминания доктора Ватсона, но не возвращение знаменитого сыщика. Только в октябре 1903 года Холмс воскресает по- настоящему. Точнее, он возвращается из длительного путешествия: «Два года пропутешествовал по Тибету, посетил из любопытства Лхасу и провел несколько дней у далай-ламы». Более подробной информации об этой поездке в канонических рассказах, изданных Конан Дойлом, нет. Один тибетский писатель, Джамьянг Норбу, попытался заполнить нехватку информации в своей книге «Мандала Шерлока Холмса» - отчете от первого лица о годах, отсутствующих в официальной биографии сыщика. Такова сила мифа, подхваченного многочисленными апокрифическими романами и фильмами о Шерлоке Холмсе, выходившими в течение всего XX века.

В конце настоящей главы скрепя сердце мне придется оставить консультанта-детектива. В сложной английской душе, не лишенной, разумеется, неприятных аспектов, он воплощает лучшую ее сторону. Профессионализм, а также спокойствие, четкая жизненная позиция и сформировавшееся мировоззрение, человеколюбие... В Холмсе меня привлекают загадочная меланхолия, гордость, умеренная сознанием того, что человеческая жизнь ничтожна: «И это ли не патетическая и ничтожная жизнь? Мы цепляемся за нее. И что нам, в конце концов, остается? Тень или того хуже - нищета». Какой урок всем тем, кто не к месту делает из собственных способностей предмет огромной гордости! К ним направлено еще одно наставление Холмса: «От гротескного до ужасного - один лишь шаг». Есть в нем и горькое осознание жизненных правил, когда он утверждает, что «важно не то, что мы делаем в жизни, а вера в то, что сделали».

Холмс кружит по переулкам Лондона, стараясь видеть в темноте, ожидая обнаружить за каждым углом какую-нибудь персонификацию Зла и страдания. В зрелом возрасте он уезжает в Суссекс, на юг Англии, где занимается разведением пчел и дышит свежим деревенским воздухом. По мнению современной американской писательницы, одной из множества, сочинивших о нем книги или снявших фильм, Холмс должен встретить женщину своей жизни, некую Мэри Раселл, и жениться на ней.

Я же считаю это неосуществимым. Пребывание в деревне могло ослабить его печаль, но беспокойный человек не меняет свой темперамент от местонахождения. Еще труднее представить, чтобы Холмс мог подпасть под лицемерное сельское очарование. «Мой опыт говорит мне, что самый нищий лондонский двор не поведает более страшную хронику грехов, чем эта веселая и радостная деревня».

«Элементарно, Ватсон!» Можно было бы завершить главу этой фразой, если бы Шерлок Холмс хоть раз произнес ее.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Знаменитый Шерлок Холмс - Часть 1
  • Шерлок Холмс и Лондон... - Часть 2
  • Музей Шерлока Холмса (Holmes Museum)
  • Шерлок Холмс и Лондон... - Часть 1
  • Знаменитый Шерлок Холмс - Часть 2
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________