Войны Великобритании в 20-ом веке

Войны Великобритании в 20-ом веке

Войны Великобритании в 20-ом векеСтрашная война 1914-1918 годов стала очередным испытанием для блумсберийцев. В середине июля 1914 года, за две недели до того, как война охватила весь континент, канцлер Казначейства Дэвид Ллойд Джордж (он станет премьером только к концу 1916 года) предупредил население о критическом положении Соединенного Королевства. Бастуют железнодорожники, требуя сорокавосьмичасовой рабочей недели и признания своего профсоюза. В Ирландии столкновения между протестантами и католиками почти что переросли в гражданскую войну, тысячи людей взялись за оружие. В Индии и Египте вспыхивают национальные восстания. Убийство в Сараево австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены Софии 28 июня стало той самой искрой, которая привела к разрушительным последствиям.

Великобритания объявила войну 4 августа, и первые недели сражений явились для нее полной катастрофой. Поражение воинского корпуса, отправленного на континент, поставило под угрозу фунт стерлингов, и потребовалось резкое вмешательство Казначейства, чтобы спасти национальную валюту. Английские войска вынуждены были отступить как от Ипра, так и от Монса, и только отчаянное сопротивление французов на Марне помешает австрийским и немецким войскам вступить в Париж в третий раз после 1815 и 1871 года. Шествие воинов Рейха по Елисейским Полям перенеслось на 1940 год. Хоть раз «лягушатники» (как англичане и американцы пренебрежительно называют французов) преподнесли урок если не военного мастерства, то, вне всякого сомнения, стойкости, которая привела к провалу молниеносного плана войны.

Но поражения длились недолго. После первых адских недель британская закалка взяла верх. Забастовки прекращаются, мобилизуется вся страна. Ллойд Джордж в одной из своих пафосных речей, на которые англичане мастера (и которые, будучи произнесенными на итальянском языке, зачастую кажутся голой риторикой), заявил, что речь идет о войне за либеральные принципы, скорее даже о крестовом походе в защиту небольших стран, таких как Бельгия, куда дерзко вторглись немецкие войска. Действительно, война поставила на карту ценности и твердые убеждения, искажая саму идею прогресса.

На следующий день после начала войны Генри Джеймс написал своему другу:

«То, что цивилизация падает в пропасть крови и мрака... отрицает все, во что в течение долгого времени мы верили, - что мир, несмотря на некоторые отклонения, постепенно станет лучше. Принимать то, чего долгие годы добивались предатели, принимать то, чего они в действительности хотели, - это невыразимая трагедия».

Великобритания заплатила невыразимо высокую цену: 750 тысяч убитых и более двух с половиной миллионов раненых, многие из которых навсегда остались инвалидами. Лакуны, образовавшиеся после этой мясорубки, демонстрирует один простой факт. В начале войны, чтобы пойти на фронт добровольцем, нужно было иметь рост не ниже метра восьмидесяти. Через несколько месяцев, в октябре, этот порог был снижен до одного метра семидесяти двух сантиметров. В ноябре, после того как число погибших достигло почти 300 тысяч, этот порог в очередной раз сократили до метра шестидесяти семи сантиметров.

А что же группа Блумсбери? Когда война разразилась, ее участники отреагировали по-разному: кто-то отказался идти на фронт из-за убеждений, кто-то поступил на военную службу, кто-то стал служить своей стране другим способом. Постоянные встречи прервались, тем более что многие переехали из Лондона за город. Группе грозит исчезнуть, «как утренний туман». Никто из них «не верит» в войну и не принимает религию национализма и шовинизма, ненависти к врагу, которого пропаганда рисует как воплощение Зла.

Когда в 1916 году вводится обязательный призыв, молодежь из Блумсбери оказывается перед альтернативой: сражаться за то, во что они не верят, или оказаться перед трибуналом, который, оценив искренность их намерений, может отправить работать на благо фронта или в тюрьму, или же - во вспомогательные войска, где риск не меньше, чем в боевых частях.

Блумсберийцы снова вместе: Литтон Стрейчи, Клайв Белл, Дункан Грант считают войну ужасной, бессмысленной и абсурдной. Литтон, которому по состоянию здоровья не грозит преследование военных властей, завязывает спор с членами суда прямо в зале военного трибунала. На стандартный вопрос, задаваемый всем, кто отказывался от службы из-за своих убеждений: «Как ты поступишь, если немецкий офицер попытается изнасиловать твою сестру?», Литтон отвечает знаменитой фразой: «Постараюсь втиснуться между ними». Такое поведение становится предметом насмешек и провоцирует выпады тех, кто, напротив, считает, что воевать необходимо. Герберт Уэллс, к примеру, считал пацифистов умными и утонченными людьми, но в целом способными только закрывать глаза и затыкать уши перед лицом реальности. А Д. Г. Лоуренс, не знакомый почти ни с кем из блумсберий- цев, относился к ним, мягко говоря, с антипатией. В одном из своих писем 1915 года он пишет:

«Разговоры этой молодежи наполняют меня слепой яростью: они болтают без конца и никогда, никогда не говорят ничего хорошего или стоящего. Они ведут себя дерзко и оскорбительно. Все они закрылись в собственной скорлупе, из-за которой бросаются словами. Нет ни следа чувства или уважения, ни капли уважения. Я этого не выношу. Я ненавижу таких людей, предпочитая одиночество. Прошлой ночью мне снился гигантский таракан, который кусался, как скорпион. Я раздавил его, и он убежал, но я снова настиг его и убил. Не выношу этих отвратительных маленьких копошащихся существ».

Именно через неуважение и осквернение блумсберийцы ведут свою войну против истеблишмента, как, впрочем, всегда поступала не только передовая молодежь, но и все те, кто борется против официальных властей. «С самого детства мне казалось, что, кто бы ни вел себя авторитарно, он лишь делает себя мишенью для насмешек», - написал Адриан Стивен в своем отчете о проделке на дредноуте. Там же он добавил: «Если бы все разделяли те чувства, которое вызывают во мне армии всего мира, обитатели земли могли бы быть счастливы».

Когда в 1918 году были опубликованы «Знаменитые викторианцы», книга, принесшая известность Литтону Стрейчи, читатели обнаружили, что на ее страницах культ прошлого сочетается с упражнениями в иронии и неприкрытым обсуждением слабостей - вплоть до насмешек - множества личностей, считающихся «героями».

После мясорубки войны восхваление героизма потеряло всякую привлекательность - на его место пришли отрезвление и скептицизм, сменившие славные убеждения прошлого. Публика начинает глубже проникать в мотивы легкомысленного поведения блумсберийцев.

Была ли у блумсберийцев идеология? Среди бесконечных разговоров о литературе и сексе, среди философствований и фривольностей временами проступали темы политики и идеологии. Стивен Спендер, один из немногих из поколения английских поэтов тридцатых годов доживших до наших времен (он умер в 1995 году), в молодости недолго был коммунистом. Эти убеждения толкнули его принять участие в Гражданской войне в Испании вместе со сторонниками республики, захваченной франкистами. Вместе с ним в Испании сражался (и погиб в возрасте двадцати девяти лет) Джулиан Белл, сын Ванессы. Впоследствии Спендер скажет, что в то время «единственной возможностью быть антифашистами» означало стать коммунистами. «Мы выкарабкались из кризиса 1929 года; казалось, капитализм умирал, так как не мог больше предложить адекватных решений». В эту систему воззрений укладывался и гомосексуализм, «так как в определенном смысле это был канал для завязывания межклассовых отношений, выход из сепаратизма, навязанного миром привилегий, в котором мы живем. Думаю, что в Оксфорде редко завязывались интимные отношения между разными полами. Женщины в определенном смысле были далеким и загадочным континентом».

С теми, кто в то время примкнул к коммунистам, Англия продолжала сводить счеты вплоть до шестидесятых и семидесятых годов, когда стало известно о шпионской сети, существовавшей на протяжении всей «холодной войны» и работавшей на СССР. Но среди блумсберийцев коммунисты составляли подавляющее меньшинство.

Если мы хотим определить, к какому политическому течению относились участники группы, стоит скорее обратиться к традициям либерализма, которым Кейнс приписывал значительные заслуги в интеллектуальном и гражданском прогрессе Британии: «Традиция, связанная с именами Локка, Юма, Адама Смита, Дарвина и Милля, традиция, отмеченная любовью к истине и благородной трезвостью мысли, здоровым иммунитетом к сентиментализму и метафизике и безмерным самоотречением».

Именно здесь рождается различие между религией и этикой, убеждение, что можно действовать в соответствии с моралью, не нуждаясь в религиозной дисциплине. Для многих кульминацией такого подхода станет агностицизм, понимаемый как предпосылка к светской и личной религии. Не догмы, навязанные верой, но императив обязательств перед обществом Сsocial obligation). Не «спасение души» через гипотетическую связь с Богом, но достоинство каждого человека, способного на свободные и цивилизованные отношения. «Правдивая теория этики», защищающая, по словам Кейнса, «право судить каждый конкретный случай сам по себе, рассчитывая только на собственную мудрость, опыт и самоопределение».

В заключение я хотел бы рассмотреть, какие чувства испытывал этот кружок по отношению к Южной Европе, в особенности к Италии. Как я уже говорил во вступлении, у северного романтизма всегда были неоднозначные взаимоотношения с Югом, из-за его ослепительной яркости, но также из-за того, что это земля интриг, предательства, кровопролития. Смесь влечения и отторжения, которая, начиная с Шекспира, означала восхищение живописностью и экзотикой - и в то же время стремление набраться опыта в различных областях, в том числе в области секса. Джон Уильям Полидори в биографии молодого Байрона открыто это признает:

«Наш герой предупредил опекунов, что пришло время отправиться в Большое путешествие, которое на протяжении многих поколений считалось непременным условием для завершения образования молодого человека. Действительно, считалось, что молодые должны познакомиться с пороками, чтобы высоко держать голову перед стариками и не считаться дураками».

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Прогулки по Блумсбери в Лондоне - Часть 2
  • Прогулки по Блумсбери в Лондоне - Часть 1
  • Англия в период Первой мировой войны
  • Ход войны на море
  • Англо-немецкие ошибки первой мировой войны
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________