Кризис английского парламента

Кризис английского парламента

Кризис английского парламентаПервый кризисный эпизод восходит к 1642 году, к эпохе Карла I Стюарта, короля слабого и именно по причине своей слабости грешившего абсолютистскими замашками. Карл сложил голову на плахе 30 января 1649 года, не дожив даже до пятидесяти лет, - это единственный обезглавленный монарх в истории Англии.

Карл однажды явился в парламент в сопровождении оруженосцев и придворных с намерением арестовать пятерых «депутатов», по его заявлению, виновных в измене. Спикер палаты Лентхолл преградил ему путь со словами:

«С позволения Вашего Величества, у меня нет ни глаз, чтобы видеть, ни языка, чтобы говорить в этих стенах, но поскольку палата пожелала назначить меня...»

Речь Лентхолла была довольно длинной и витиеватой, и нет никакой необходимости приводить ее полностью, суть в том, что Карлу не позволили осуществить свое намерение. С тех пор ни один король не осмеливался ступить ногой в палату общин. Даже сегодня, когда монарх выступает с ежегодной речью (в начале ноября), он идет в палату лордов. А в палату общин направляется герольдмейстер палаты лордов, или Черный Жезл, как его еще называют (Gentleman Usher of the Black Rod). Стоит ему появиться, как дверь захлопывается буквально у него перед носом. И лишь после того, как герольдмейстер трижды постучит, она снова открывается (такова церемонии!), и «члены уважаемого собрания» приглашаются в палату лордов. Спикер поднимается и ведет за собой депутатов. Там, в палате лордов, кто сидя, кто стоя на специально отведенных местах, все слушают The Gracious Speech - тронную речь, в которой излагается программа правительства (составленная премьер-министром).

Злополучный Карл I был женат на Генриетте Марии, дочери короля Франции Генриха IV, ревностной католичке. Для многих его подданных уже только это было поводом для недовольства, но Карл еще более усугубил ситуацию, пытаясь сблизить англиканскую церковь с Римом.

По-видимому, стремясь сбалансировать свою политику, в 1628 году Карл пытался оказать помощь осажденным в Ла- Рошели гугенотам, но этот его противоречивый шаг не встретил понимания. Наибольшую же враждебность вызвали обременительные налоги, которыми он вынужден был обложить подданных, чтобы получить средства на ведение войн.

Прежде чем сложить голову на плахе, Карл I испытал на себе, что значит для суверена отдать приказ и встретить неповиновение, попытаться навязать свою точку зрения и увидеть, как противостоящие силы отметают ее. Постоянные разногласия между короной и парламентом, как это часто бывает, когда на троне сидит заносчивая, но слабая личность, привели к гражданской войне.

Растущая сила парламента ограничила королевскую власть; отсутствие уверенности в действиях Карла повлекло за собой неудачи на полях сражений.

Невиданный позор: место Карла I занял не суверен, а тиран, тот самый Оливер Кромвель, лидер пуритан, который в 1649 году провозгласил республику (Commonwealth), а в 1653-м принял титул лорда-протектора Англии, Шотландии и Ирландии.

Однако, когда с диктатурой Кромвеля было покончено, на трон снова взошли Стюарты, сначала Карл II, затем Яков И, сыновья покойного Карла I.

Следовательно, когда говорят, что «Славная революция» была быстрой и бескровной, это не совсем точно. События, которые разыграются вокруг Якова И, явились развитием конфликта, начавшегося сорока годами раньше, во время печального и неспокойного царствования его отца.

И Яков II повторил большую часть ошибок отца. Он выставил напоказ свое католическое исповедание, что тотчас же настроило против него влиятельнейшие англиканские круги. Он открыто бросил вызов протестантам, отдавая везде, где только можно (правительство, армия, университеты), важные должности католикам (что никак нельзя отнести на счет молодости и неопытности - Яков взошел на трон в пятьдесят два года). Он простер свою власть вовне двора, заменив в городах и округах представителей джентри (местного мелкого дворянства) на своих людей. Впервые с 1558 года были восстановлены дипломатические отношения со Святым престолом в Риме, и это выглядело совсем уж вызывающе, тем более что Яков, хоть лично и исповедовал католицизм, будучи королем, являлся главой англиканской церкви. Как бы мы сказали сегодня, явный конфликт интересов.

Парадокс в том, что, несмотря на столь явную прокатолическую политику, число обращений в католичество не выросло, да и католическое меньшинство не оказывало Якову достаточной поддержки. Многие предпочли не выдавать себя ради сохранения добрых отношений с протестантским большинством.

Но дело не столько в отдельных досадных эпизодах и ошибках, а в том, что суверен не смог уловить настроения, владевшие обществом. После казни Карла I и диктатуры Кромвеля страна была охвачена глубоким желанием порядка и законности. Уставшая от религиозных войн Англия готова была ответить на призыв Джона Локка и других просветителей, отстаивающих религиозную терпимость (или недопустимость навязывания какой бы то ни было веры сверху), утверждавших, что людей можно направлять в лоно Церкви, но непозволительно силой толкать их туда. Постулаты, диаметрально противоположные тому, что в эти годы проповедовал папа Иннокентий XI.

Ко всем этим сомнительным действиям добавился глубокий разлад между Яковом и его венценосной супругой, Марией Беатрисой д'Эсте. Родом из Модены, католичка, Мария оказалась вовлеченной - неизвестно, насколько осознанно, - в заговор против мужа. Яков был увлекающейся натурой, о нем говорили a lusty and amorous man («человек чувственный и влюбчивый»). Он имел не одну любовную связь, как, впрочем, почти каждый суверен. Так случилось, что роман с одной из них, некоей Екатериной Седлей, был особенно долгим, она даже стала его официальной фавориткой. Мария Беатриса не потерпела такого оскорбления и сумела прогнать соперницу, спровоцировав скандал такого масштаба, что даже в преклонные годы Яков был убежден: истинной причиной его низложения явился этот бесстыдный адюльтер.

Но дни его омрачали не только религиозные или личные проблемы. Отношения с Людовиком XIV, королем Франции, хуже некуда, папа Иннокентий XI не оказывает ожидаемой помощи; внешняя политика отличается неустойчивостью: с каждым днем становится все более реальной перспектива войны с Голландией, и трудно предугадать, пойдет ли речь о новой торговой войне или же о масштабном вооруженном конфликте...

В качестве возможного кандидата на замену беспомощного Якова многие англичане рассматривали статхаудера (наместника) Нидерландов Вильгельма III Оранского. Не в последнюю очередь - из-за сложного сплетения родственных связей, столь характерного для европейских монархий. В 1677 Вильгельм Оранский женился на Марии II Стюарт, дочери Якова (и одновременно своей кузине), которой к тому времени исполнилось пятнадцать лет.

Чувствуя, что земля уходит у него из-под ног, Яков решил исправить положение новыми выборами. Однако ему дважды пришлось переносить их дату.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • От Порохового заговора до гражданской войны
  • События в Англии после смерти Генриха VIII: Часть 2
  • Британский "пороховой заговор"
  • Англия в годы реставрации. Государственный переворот 1688 г.
  • Тайные заговоры в английском парламенте - Часть 2
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________