Тайные заговоры в английском парламенте - Часть 1

Тайные заговоры в английском парламенте - Часть 1

Тайные заговоры в английском парламенте - Часть 1В мае 1688 года в Голландию из Англии направилась делегация влиятельных граждан, чтобы официально просить Вильгельма о вмешательстве. Он ответил, что если от него ждут высадки на английских берегах (читай - военного вторжения), то для оправдания подобного шага ему бы хотелось получить документ, подписанный значительным числом представителей английской знати. В последний день июня статхаудер получает приглашение, под которым стоит некоторое число подписей, хотя и не того уровня, на который он рассчитывал. Однако разворачивающиеся события вынуждали его к действиям.

Десятого июля Мария Беатриса родила сына, которому дали имя Джеймс Фрэнсис Эдуард, младенец также получил традиционный титул «принц Уэльский». Теперь у Якова появился наследник. Вильгельма это поставило перед выбором: или действовать безотлагательно, или отказаться от своих интересов в Англии. Для протестантов рождение невинного младенца усиливало опасность католического наследника на английском троне.

Еще сильнее усложнили ситуацию почти детективные обстоятельства появления младенца на свет. Во время беременности королева почти не появлялась на людях, и лишь немногие могли воочию убедиться в том, что она действительно ждет ребенка. Сами роды состоялись без свидетелей и на месяц раньше ожидаемого. Вскоре пошли слухи, что Мария Беатриса вовсе и не была беременной или ее беременность окончилась выкидышем, а младенец, представленный двору как сын короля, на самом деле - чужой ребенок, взятый, чтобы обеспечить Стюартам законного наследника. Кое-кто даже утверждал, что Яков не мог произвести потомство из-за застарелой венерической болезни. В определенных кругах в этих толках увидели политические выгоды: если бы удалось доказать, что новорожденный не является законным, репутации Якова был бы нанесен еще один удар. Нашлись и такие, кто воспользовался рождением наследника, чтобы подтолкнуть Вильгельма к конкретным действиям.

Положение Якова продолжало ухудшаться. Архиепископ Кентерберийский и значительная часть священников не подчинились приказу короля прочесть с кафедры новую редакцию Декларации о веротерпимости, по которой все подданные признавались равными перед законом независимо от религиозной принадлежности. Король в ярости, он требует суда над непокорными епископами, но его отговаривают от этого: в случае, если епископы будут оправданы (что весьма вероятно), слабость положения суверена станет еще более очевидной. Но король настаивает, и процесс, завершившийся вердиктом о невиновности представителей клира, как и предполагалось, обернулся для него позором. Некоторые историки именно с этого приговора начинают отсчет заключительного этапа падения Якова II.

Еще одним промахом (а по сути, конвульсивной реакцией на события) стала угроза приостановить действие «Habeas Corpus Act», действовавшего с 1679 года. Этот документ стоял на страже прав обвиняемого в уголовных процессах. По жалобе лица, считающего свой арест незаконным, судьи, согласно этому акту, обязаны были проверить мельчайшие детали дела. Иными словами, речь идет об очень важном юридическом институте, отражающем британское представление о правах личности, революционном в эпоху, когда по прихоти короля или другого могущественного лица люди могли просто-напросто исчезнуть. Нет необходимости объяснять, какую чудовищную ошибку совершил Яков, покусившись на эту основополагающую гарантию.

Предупрежденный об опасности вторжения, король, неожиданно для многих, заявил о своей уверенности в том, что Вильгельм, его зять, не осмелится на подобный афронт: Мария не позволит мужу совершить этот шаг.

Яков слепо верил и в другую гарантию своей безопасности: католические союзники воспротивятся планам высадки статхаудера.

И наконец, в такой момент, когда в Европе веет войной, разве может Вильгельм задействовать войска и средства, нужные ему в гораздо более серьезных конфликтах? Яков не знал, что Вильгельм, помимо англо-голландских полков, уже обзавелся наемной армией, состоящей в основном из немцев и датчан, под командованием герцога Шомберга. Что касается переброски войск, эскадрой должен был командовать Артур Герберт, опытный флотоводец, которого Яков (еще одна его ошибка) разжаловал годом ранее.

Самому Вильгельму предприятие казалось не лишенным рисков. Пролив не слишком широк, но речь шла о том, чтобы вывести навстречу осенним штормам караван из двухсот двадцати пяти парусных суден в сопровождении пятидесяти военных кораблей. По плану на английский берег предстояло перевезти двенадцать тысяч человек плюс лошади, провиант, снаряжение и боеприпасы.

Когда Яков осознал драматизм сложившейся ситуации, он попытался спасти положение: и католикам, и протестантам были даны обещания, что правительство не окажет никакого влияния на выборы в парламент. Если в предшествующие недели король показал себя вялым правителем, то теперь он демонстрировал панику, что еще хуже.

Тридцатого октября 1688 года армада Вильгельма снялась с якорей и отплыла в западном направлении. Корабли Якова ждали ее появления в устье Темзы, но Вильгельм, отчасти пользуясь попутным ветром, отчасти чуя опасность, приказал пройти пролив Довер и следовать еще далее на запад. Для высадки он выбрал небольшое селение Торбей в графстве Девон, где и пристал 5 ноября.

Впервые с 1066 года на английском берегу с враждебными намерениями высадились военные силы. Первые шаги осторожны, Вильгельм ограничился тем, что завоевал Эксетер, городок в юго-западной части острова, и распространил заявление, в котором обещал свободные выборы в парламент. Также было обещано расследовать странные обстоятельства рождения принца Уэльского.

Яков толком не знал, что делать: выдвинуть войска навстречу Вильгельму, оставив столицу оголенной, или же неизвестно сколько дожидаться появления зятя в самом Лондоне, притом что время будет играть против него? Зажатый между этими рискованными альтернативами, он выбрал третью. Король распорядился послать войска в Солсбери (это примерно на полпути между Лондоном и Эксетером), объявив, что сам он прибудет в лагерь в ближайшее время.

Действительно, 19 ноября Яков появился в Солсбери, где задержался на несколько дней. Тем временем несколько его лучших генералов присоединились к англо-голландскому войску. Единственные офицеры, на которых еще можно было положиться, - католики, однако они, вопреки тому, что говорили в народе, занимали не более десяти процентов командных должностей.

В такой ситуации Яков вернулся в Лондон, надеясь разыграть последние остававшиеся у него политические карты. Вильгельм располагает большими силами, это так, но правда и то, что юридически его положение ничем не подкреплено. Никто не мог бы сказать, по какому праву статхаудер идет с войсками на законного короля и его столицу.

Яков был напуган. В разговорах с французским посланником и папским нунцием он несколько раз упоминал об участи Ричарда II Плантагенета и Генриха IV Французского, расставшихся с жизнью не по своей воле. Вильгельм гарантировал супруге, что личность ее отца неприкосновенна, но все знают, сколь мало значат обещания власть имущих. А вдруг какая-нибудь горячая голова пустит в ход кинжал, в полной уверенности, что исполняет самое заветное желание Вильгельма?

Король также опасался, что у него отнимут новорожденного, чтобы вырастить его в протестантской вере. Поэтому он приказал одному из немногих верных ему людей, графу Лозену, вывезти ребенка и его мать, Марию Беатрису, во Францию, где они были бы вне опасности.

Странная троица выехала в сторону Парижа 10 декабря. Яков выждал ровно сутки, давая им фору, а затем ночью, приказав распустить войско, бежал сам. Проезжая через Кент, он бросил в реку государственную печать. До этого момента его ночное бегство не было лишено определенного трагического величия. Но последовавшие дальше события обратили все в фарс. Увы, английский король не единственный из сильных мира сего, на долю которых выпало столько злосчастий; мы, итальянцы, хорошо это знаем.

Принятого за священника, Якова задержали в пути. Далее обстоятельства сложились так, что он вынужден был вернуться в Лондон.

Вильгельм, уже ведущий с членами парламента переговоры о передаче власти, воспринял эту новость с немалой досадой. Возвращение Якова спутало все карты. Чтобы прояснить свое положение (и чтобы принять судьбоносное решение - быть или не быть королем), Вильгельму не хватало самой малости - свободного трона. Так что Яков получил совет (или приказ) немедленно. 

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Тайные заговоры в английском парламенте - Часть 2
  • События в Англии после смерти Генриха VIII: Часть 2
  • Политический переворот в Великобритании 1688 года
  • Яков VI готовится стать королем Англии
  • Кризис английского парламента
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________