Времена британской империи - музеи Лондона - Часть 2

Времена британской империи - музеи Лондона - Часть 2

Времена британской империи - музеи Лондона - Часть 2Ниже следуют пять рассказов, разделенные по регионам: Дальний и Ближний Восток, Индия, Африка. Пять из множества событий истории протяженностью почти в четыре столетия, истории, пропитанной кровью, насилием, жестокостью, но не лишенной, однако, вспышек великодушия и попыток смягчить последствия эксплуатации путем ведения общественных работ, улучшения гигиенических и санитарных условий, создания основ общественного порядка, не говоря уже об обучении языку, которому суждено было стать языком международного общения.

Я бы хотел начать с рассказа о событиях, вошедших в анналы как первая настоящая война из-за сбыта наркотиков, - так называемая «опиумная война».

«Великобритания, первой из христианских держав, предприняла эту войну против монарха-язычника, который лишь хотел искоренить губительный для его народа порок. Такова точка зрения китайцев; но с ними неизменно согласится желающий быть беспристрастным историк, и война эта получит известность под названием „опиумная война"».

Так писал британский исследователь С. У. Уильяме в работе «Срединное царство». Слышится тон решительный - ив то же время неадекватный масштабам происходившего.

Для ботаника опиум, или опий, - млечный сок, получаемый при надрезании незрелых семенных коробочек растения Papaver somniferum (мак снотворный). Беловатая жидкость содержит алкалоид с сильными наркотическими свойствами, который, будучи принятым внутрь в чрезмерных дозах, способен привести к летальному исходу. Героин - это тоже опийный алкалоид, корень тот же. Одним словом, опий - яд, но, как часто бывает, одновременно и лекарственное средство - P. somniferum с древних времен использовали в Китае для лечения дизентерии и холеры.

Китайский ежегодник 1916 года уточняет, что мак был известен в Поднебесной на протяжении по меньшей мере десяти веков. Как лекарство, разумеется. С обычаем курить опиум, чистый или в смеси с табаком, страна познакомилась лишь к середине XVII века. Первыми поддались искушению голландцы, жившие на Яве. Затем, в начале XVIII века, португальцы из Гоа начали импортировать зелье в Китай. В 1729 году, когда объем импорта достиг двухсот ящиков в год, император Юн Чжэн издал первый указ, предусматривавший суровые наказания торговцам опиумом и держателям курилен.

Курильни представляли собой то еще зрелище. Посетители лежали как трупы на грязных циновках, погруженные в тяжелый сон. Опий и в самом деле быстро делает человека апатичным, неспособным к труду, а по большому счету - и к жизни.

Английская Ост-Индская компания была основана в 1600 году, но только ближе к середине XVIII века ее управляющие и агенты научились угадывать потенциал ввозимых товаров. У опиума он был неизменно высок. Выращивали опийный мак в Индии, а оттуда - рукой подать до Китая.

Одним словом, пока китайское правительство пыталось сдержать губительную страсть народа к наркотику, англичане всеми силами старались увеличить его сбыт. Никогда еще противостояние интересов не было так явно выражено с самого начала. С одной стороны - торговцы опиумом (уже внутри Китая), опиравшиеся на сообщничество одной из самых развитых стран мира. С другой - китайские власти, обеспокоенные распространением отравы.

Чтобы дать представление о масштабах наркоторговли, достаточно сказать, что продажи опия в Китае повысились с 200 ящиков в 1729 году до 2300 в 1788-м; в 1835 году - 17 200 ящиков; в 1858-м - 70 тысяч... Все это тянуло на миллионы фунтов стерлингов. Генерал-губернатор Индии писал: «Мы принимаем меры к расширению посадок мака, чтобы в адекватной мере повысить поставки опия». Уже один этот подход оправдывает расхожее представление об Англии середины XIX века как о самой крупной криминальной организации, когда-либо существовавшей в наркоторговле.

Предпосылки к первой «опиумной», или англо-китайской, войне 1839-1842 годов легко прочитываются в этих цифрах. Неоднократно императорское правительство обращалось к британской администрации и к самой королеве с просьбой прекратить пагубную торговлю. Но ответа из Англии не поступало. Напротив, огромное количество наркотиков, выгружаемых с английских кораблей в портах Южного Китая (в особенности в Кантоне), сделало курение опиума широко распространенным. Чуть ли не целое поколение китайцев превратилось в наркоманов, живущих в полубессознательном состоянии. Практически все мужчины моложе сорока лет прочно сидели на сонном маке. Опий курили целыми армейскими подразделениями, государственные чиновники также баловались этим зельем.

Официально импорт опия стал нелегальным с 1836 года, но английские торговцы с легкостью обходили запрет, подкупая таможенных чиновников и офицеров. Бич опиумной торговли тяжело ударил на экономике, обратив в минус торговый баланс между Китаем и западными странами. Ранее страна компенсировала европейский импорт товарами, высоко ценившимися на Западе, такими как шелк, фарфор и в особенности чай. Но при регулярном ввозе опиума традиционных товаров уже не хватало и приходилось платить серебром высокого качества. Однако интенсивная эксплуатация серебряных рудников усугубила обеднение страны и еще больше ослабила и без того слабое правительство.

Пытаясь положить конец опиумной торговле, китайцы пошли на крайние меры. В марте 1839 года центральное правительство направило в Кантон энергичного и неподкупного чиновника Линь Цзэсюя, наделив его широкими полномочиями. Он предпринял действенные меры, на грани экстремальных. Целые партии только что разгруженного товара подлежали конфискации, сам опий уничтожался: двадцать тысяч ящиков полетели в воду, заполыхали склады с наркотиком, пепел демонстративно развеивался над морем.

Опьяненный эффективностью своих действий, Линь Цзэ- сюй пишет проникновенное письмо королеве Виктории, умоляя ее принять меры к прекращению незаконной торговли. Но не только опий - камень преткновения между Китаем и Англией. До сего времени между двумя странами не было заключено никаких соглашений, англичане отказывались подчиняться действующим на территории Китая законам, эту же позицию занимали и другие европейские страны. Англичане считали (и не без оснований) судебную и пенитенциарную систему Китая коррумпированной и варварской. Китайцы же апеллировали (тоже резонно) к Jus soli\ в том смысле, что всякий совершивший преступление на территории их государства подлежит суду согласно местным законам.

В этом непримиримом споре и кроется суть противостояния. Вот что пишет мистер Уильяме:

«Необычна была сама завязка этой войны, спровоцированной торговыми недоразумениями; необычен ее ход, когда сильная сторона воевала со слабой стороной, осознанное чувство превосходства - с варварской гордостью; необычен ее финал, поскольку слабейший был вынужден заплатить за распространение опиума на собственной территории вопреки всем положениям своих законов, парализовав таким образом остатки морального авторитета, которым слабое правительство еще располагало для защиты своих подданных».

Иначе говоря, война, вошедшая в историю под названием «опиумной», в действительности имеет ряд сопряженных причин, цепную реакцию которых вызвал конфликт с опиумом, драматичный сам по себе.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Лондон и Китай
  • Слаборазвитые страны: британское принуждение к либерализации
  • Восток становятся объектом английской колониальной эксплуатации
  • Английские экономические преобразования
  • Продолжение английской политики: война с равными и с неравными
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________