Хайгетское кладбище

Хайгетское кладбище

Хайгетское кладбищеВ тот день, когда я отправился на кладбище Хайгет, выдалась идеальная для такого похода погода. С раннего утра моросил мелкий дождь, один из тех лондонских дождей, которые, кажется, просеяны через сито, - затяжные, но в сущности безобидные по сравнению с ливнями почти экваториального типа, к которым привыкли мы на наших широтах. Затянутое облаками небо накинуло однообразный серый покров на все, что виднелось вокруг: и на мокрую траву, и на могильные плиты, и на плющ. Все казалось серым. Тяжелые кладбищенские ворота были закрыты, но из окошка неподалеку сочился тусклый свет лампы, зажженной, несмотря на дневное время. Я постучал по стеклу, и показавшаяся за окном пожилая женщина с лету поняла, чего я хочу. Она вышла без зонтика, взяла с меня два фунта (выдав квитанцию) и с силой налегла на ворота, которые, оказывается, были лишь прикрыты; подавшись, они, как полагается, заскрипели, поворачиваясь на заржавелых петлях.

Женщина сказала:

- Идите до развилки, поверните налево, могилу вы найдете в конце аллеи справа.

Ошибиться было невозможно, и я сразу нашел то, что искал.

Полагаю, что Хайгетское кладбище - одно из самых выразительных в Европе. Я говорю это скрепя сердце, потому что всегда любил Пер-Лашез. Парижское кладбище, очарование которого я ни в коей мере не собираюсь умалять, однако, чересчур ухожено. Ухожены надгробия, аллеи, ограды, зеленые насаждения - эта скрупулезная забота отчасти разрушает атмосферу романтической меланхолии. Хайгет же, предоставленный самому себе, фактически превратился в памятник викторианскому представлению о смерти.

Хайгетское кладбище было открыто на периферии Лондона за два года до того, как королева Виктория взошла на трон, - с той целью, чтобы разгрузить переполненные и не отличающиеся идеальной гигиеной городские кладбища. Некоторые из самых старых могил заброшены уже многие годы, иные памятники полуразрушены или заросли диким плющом. Между могильных плит выросли высокие деревья и распростерли вширь свои ветви и корни, посягая на устойчивость каменных монументов. Могилы тесно прижаты одна к другой; надгробия строги и, как правило, не имеют ни «негасимой лампады», ни фотографии усопшего - этих знаков памяти и религиозного благочестия, что характерны для итальянских и, в целом, католических кладбищ. На надгробиях английских (и традиционных американских) кладбищ высечены скупые надписи, лаконичны и дифирамбы покойному.

Если бы меня сегодня попросили назвать место, наилучшим образом иллюстрирующее литературный образ романтизма XIX века, одну из тех оперных декораций, где призрачный свет луны выхватывает из тьмы руины и узловатую ветку дуба, покосившийся крест и бродячую кошку, где до нас эхом доносятся крики, дальний звериный вой или зловещее шуршание, - я бы не преминул указать на Хайгет. В сумрачный и дождливый осенний день лондонское кладбище показалось мне самым логичным объяснением тому, как в Англии появились на свет готический роман и все эти истории о призраках.

Я пришел сюда на могилу одного из тех немногих людей, о которых можно без преувеличения сказать, что они изменили ход истории, озарив надеждой жизнь миллионов людей, но и став, как часто случается с пророками, источником невыразимых страданий. Я говорю, как вы уже догадались, о Карле Марксе.

Маркс хотел, чтобы его похоронили рядом с женой, под простой плитой с датами рождения и смерти. Так и было сделано. Но в 1954 году Коммунистическая партия Великобритании поручила Лоуренсу Брэдшоу изваять бронзовый бюст философа. Результат - громадная голова, сурово глядящая на посетителя с высоты могучего постамента из корноулльского гранита. В целом довольно пафосное надгробие, но не исключено, что оно ему бы и понравилось.

Повидав последнее пристанище Маркса в Лондоне, я отправился посмотреть на одно из первых. Квартира находится в народном квартале Сохо, дом номер 28 по Дин-стрит. Любопытный дом, как любопытно и происхождение названия квартала. Оно идет от охотничьего клика «So-ho!», часто раздававшегося в местности, когда-то покрытой полями и лугами, с редкими домами, оживляющими кое-где пустынный пейзаж, где дворяне разъезжали верхом на лошадях, преследуя добычу.

Квартал стал заполняться улицами и постройками в конце XVII века, после разрушительного пожара 1666 года. Здание, в котором жил Маркс - сегодня здесь располагается ресторан, вход в который совпадает со входом в квартиру философа, - было построено в 1734 году. Комнаты на четвертом этаже закрыты для посещения. Зато можно увидеть две квартиры этажом ниже с идентичной планировкой. В комнатах наверху, несмотря на их скромные размеры, некоторое время жили восемь человек: Карл, его жена Женни, горничная, няня, четверо детей. Для Женни, вероятно, было непросто приспособиться к этой тесноте. Однажды, в минуту особой подавленности, она призналась мужу: «Я с детьми хотела бы лежать в земле».

Маркс приехал в Лондон 27 августа 1849 года. Ему тридцать один год, он женат на дочке немецкого барона, и у них уже трое детей. Четвертый на подходе. За плечами очень беспокойный период, а впереди - еще более бурное будущее.

Английская столица середины позапрошлого века была такой, какой ее изображали в суровой наготе гравюры Доре и романы Диккенса. Например, в «Лавке древностей»:

«Сырые, в пятнах плесени дома - многие с наклейками о сдаче внаем, многие еще в лесах, многие недостроенные, но уже разрушающиеся; каморки и углы, которые нищие жильцы снимают у таких же нищих хозяев, так что трудно сказать, кто из них больше заслуживает сожаления; на каждой улице копошащиеся в пыли полуголодные оборвыши-дети; сердитые матери в стоптанных туфлях, гоняющиеся за ними с громкой бранью; худо одетые, хмурые отцы, спешащие на работу, которая дает им „хлеб их насущный", а больше, пожалуй, ничего; мелкие лавочники, прачки, гладильщицы, сапожники, портные, расположившиеся со своим ремеслом в жилых комнатах, кухнях, чуланах, на чердаках и сплошь и рядом ютящиеся скопом под одной крышей; кирпичные заводы, между ними грядки с овощами, огороженные клепками от старых бочек или украденными где-нибудь поблизости, на пожарище, обгорелыми досками с вздувшимися от огня пузырями краски; целые насыпи из устричных раковин, перепревшего сорняка, бурьяна и крапивы...».

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Маркс и Энгельс в Лондоне
  • Лондон и промышленная революция
  • Политическое британское устройство - Часть 1
  • Генрих и Карл Маркс в Лондоне
  • Лондон, скорее мертвый, нежели живой
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________