Политическое британское устройство - Часть 2

Политическое британское устройство - Часть 2

Политическое британское устройство - Часть 2К концу 1911 года Поль и Лаура решают, что с них довольно: ему уже скоро семьдесят, она всего на три года моложе. Не видя перед собой достаточных оснований, чтобы продолжать существование, они вместе покончили с собой.

На их похоронах от имени русских большевиков взял слово некий Владимир Ульянов, сорокалетний человек, известный под псевдонимом Ленин. Он сказал, что очень скоро идеи отца Лауры осуществятся. Шесть лет спустя, в октябре 1917-го, этому пророчеству, кажется, суждено было сбыться.

Элеанор (для близких Тусси) была самой младшей из дочерей Маркса, она родилась в 1855 году. В семнадцать лет она тоже - любопытное совпадение - влюбляется во француза: его имя Ипполит Проспер Оливье Лиссагарэ. Все три поклонника дочерей - французы: это уже было слишком, тем более что Лисса, как его звали в домашнем кругу, с высоты своих тридцати четырех лет позволял себе покровительственно- отеческое обращение с семнадцатилетней девушкой, что сильно раздражало Маркса. Единственный аргумент в пользу этого человека - что он написал краткую историю Парижской коммуны.

Родительская ревность в отношении Тусси оказалась еще сильнее, чем в отношении остальных дочерей, поэтому Маркс всячески препятствовал браку, считая его неравным.

В мае 1873 года Элеанор нашла работу преподавательницы в женской школе, но и у нее жизнь не складывалась счастливо. Она часто болела, страдала бессонницей и, как отец (и возможно, по его вине), частыми головными болями, которые в дальнейшем вынудили ее оставить работу. Время от времени она робко спрашивала у Карла (которого ласково звала Мавр) разрешения увидеться с влюбленным в нее Лис- сагарэ: «Дражайший Мавр, нельзя ли мне иногда совершать с ним прогулку?»

Оставив преподавание, Элеанор продолжила искать свой путь, записавшись в драматическую школу. Она стала членом Нового Шескпировского и Браунинговского обществ, основанных преподавателем-социалистом Фредериком Джеймсом Фернивеллом. В тот период она и познакомилась с молодым ирландцем, который, как и она (а ранее - ее отец), работал в библиотеке Британского музея; его звали Джордж Бернард Шоу. Несколько лет спустя Элеанор в возбуждении писала старшей сестре, что начала бывать в салонах, посещаемых «литераторами»: «Меня пригласила на очень людное собрание госпожа Уайльд, мать того очень нездорового и очень нехорошего юноши, Оскара Уайльда, который выставляет себя на посмешище в Америке».

Еще один любопытный аспект - оба зятя Маркса, равно как и поклонник Тусси Лиссагарэ, почерпнули краткий и горький опыт Парижской коммуны. Как известно, Маркс не одобрил поведение коммунаров, сочтя его слабым, бессмысленно отягощенным демократическими ритуалами, не отвечающими драматизму момента. Если бы зависело от него, он бы приказал войскам пойти на Версаль, чтобы силой низложить правительство и покончить со всем.

Парижская коммуна весны 1871 года была первой попыткой правления рабочего класса. Французская столица была осаждена прусскими войсками, восстание вспыхнуло, когда глава правительства, адвокат-либерал Адольф Тьер, только что назначенный президентом Третьей республики, начал с Пруссией переговоры о мире, который многие сочли капитуляцией. Первого марта пруссы вошли в Париж, правительство удалилось в Версаль, а Национальная гвардия, сохранившая оружие, поддержала народное возмущение. Двадцать восьмого марта состоялись всеобщие выборы. Из избранных девяноста двух коммунаров большинство было представлено якобинцами-бланкистами, затем шло умеренное меньшинство и семнадцать членов - участников Интернационала. В тот же день Революционный совет решил поручить Марксу написание «Обращения к парижскому народу». Маркс смог передать текст лишь 30 мая. Слишком поздно. Войска Тьера уже прорвали укрепления и вошли в Париж. Последовали жестокие репрессии, во время «кровавой недели» было убито около двадцати тысяч человек.

В те дни Лонге руководил газетой «Journal officiel de la Commune», Лиссагарэ находился в тесной связи с коммунарами, а Поль Лафарг с женой бежали в Бордо до начала прусской осады, но в целом действовали в поддержку Коммуны.

В 1875 году семья Маркс насчитывала всего лишь четыре члена: Карл, его жена Женни, верная Ленхен и дочь Элеанор, единственная, не сумевшая независимо устроиться в жизни. После романа с Лиссагарэ она связала себя с другим мужчиной, Эдвардом Эвелингом, вместе с которым какое-то время занималась упорядочением переписки и рукописей Маркса (они перешли к ним после смерти Энгельса).

Несмотря на не слишком привлекательную внешность, Эвелинг слыл весьма обаятельным человеком благодаря умению вести беседу, которое он и использовал как орудие соблазнения. Тусси открыто сожительствовала с ним, хотя многие критиковали не столько неофициальность этого союза, сколько постоянное вранье Эвелинга и грубое обращение с подругой. Весной 1898 года Элеанор к тому же обнаружила, что ее неверный спутник тайно женился на двадцатилетней актрисе. Ужасная душевная травма... Эвелинг, кажется, внес свою лепту, предложив подруге парное самоубийство и даже раздобыл синильную кислоту, которая должна была соединить их в смерти. В действительности смертельное зелье выпила одна Элеанор, между тем как ее «сердечный друг» остался живым и невредимым, сумев избежать обвинения в убийстве. Элеанор было сорок два года.

В частной жизни Карла Маркса важное место занимает фигура преданной служанки Хелен Демут, которая перешла в его дом с предыдущей службы у фон Вестфаленов. В ту пору ей было двадцать пять лет, это была молодая, крепкая немецкая крестьянка, круглолицая, с голубыми глазами, отличная повариха, преданная до самоотречения своим работодателям, безупречная и невозмутимая даже в самых непростых обстоятельствах и перед лицом самой неблагодарной работы. Достаточно вспомнить о том, что в доме не было водопровода, поэтому каждое ведро воды для гигиенических нужд всей семьи и приготовления пищи следовало вручную наполнять из колонки во дворе. Мать Женни отказалась от услуг Ленхен (или иногда Ним) ради дочери, обеспокоенная ее невзгодами. Хелен останется с семьей Маркса на всю жизнь.

Осенью 1850 года, в возрасте тридцати лет, Ленхен обнаружит, что беременна. В конце июня следующего года у нее родился мальчик здорового телосложения, которому дали имя Генри Фредерик и фамилию матери, поскольку фамилия отца была неизвестна.

В крошечной квартирке на Дин-стрит беременность Ленхен, разумеется, не могла остаться незамеченной; с другой стороны, столь сердечные отношения между всеми членами семьи, в том числе между обеими женщинами, исключают возможность того, что Женни не спросила у верной служанки, кто отец ребенка. Хелен, однако, не стала его называть или, по крайней мере, не открыла правды. В своей автобиографии Женни ограничилась тем, что сдержанно написала: летом 1851 года «произошло событие, которое я не желаю излагать здесь в подробностях, хотя оно в значительной мере усугубило наши неприятности, как личные, так иного рода». В корреспонденции Карла тоже обнаруживаются следы нервозной атмосферы того лета: «Перерывы и помехи слишком велики, и дома, где все всегда в осадном положении и реки слез выводят меня из себя и вселяют бешенство на целые ночи, я, естественно, не могу много работать. Мне больно глядеть на жену».

Ночи напролет в спорах вполголоса, чтобы не разбудить детей, слезы и бесконечная жалость к женщине, которая вышла за него замуж, - и вместе с тем ярость из-за времени, отнятого у работы: рождение этого ребенка изводит Маркса, делает его раздражительным более обычного.

Отцовство взял на себя Энгельс, и на тот момент дело тем и завершилось, тем более что маленький Фредерик (ласково называемый Фредди) сразу был отдан на воспитание в семью рабочих, жившую в лондонском Ист-Сайде. Повзрослев, Фредерик поменял фамилию на Льюис-Демут (возможно, по фамилии семьи, фактически усыновившей его). Он работал токарем и был одним из основателей крыла Лейбористской партии в городке Хакни, где прожил всю жизнь и умер 28 января 1929 года.

Кто в действительности был его отцом? Слухи о том, что настоящий отец - Маркс, начали циркулировать сразу же. Основатель научного социализма обрюхатил горничную, как самый закоснелый буржуа, говорили о нем. Шутили и о том, что между осенью и летом 1850 года старина Маркс с дистанцией в несколько недель сумел сделать ребенка и жене (в пятый раз), и служанке.

Эта история, тем не менее, осталась бы на уровне сплетен, если бы много лет спустя, в 1962 году, историк Вернер Блуменберг не откопал в хранящемся в Амстердаме архивном фонде письма, написанного в 1898 году некоей Луизой Фрайбергер, подругой Хелен. Начальная фраза гласит: «Что Фредди Демут - сын Маркса, я знаю от самого Генерала [Энгельса]».

Умирая от рака пищевода, за несколько дней до смерти в августе 1895 года, Энгельс признался другу, Сэмуэлю Муру, что Фредди - не его сын, а Маркса. Возможно, этим признанием он хотел снять груз с совести, отведя от себя критику и упреки, сыпавшиеся на него за то, что он обделял «сына» вниманием. Мур, один из переводчиков Маркса, сообщил о словах Энгельса Элеанор, которая с негодованием отвергла приписанное Марксу отцовство. Когда Энгельс узнал об этом, он с грустью отозвался: «Тусси хочет сделать кумира из своего отца». Уже на смертном одре Энгельс повторил всю историю, а поскольку недуг лишил его возможности говорить, он записал ее на грифельной доске. Когда Элеанор увидела эти слова, она разрыдалась.

Вот еще слова Луизы:

«Фредди очень похож на Маркса, и нужен был поистине слепой предрассудок, чтобы усмотреть в этом столь явно еврейском лице с густыми и черными как смоль волосами хотя бы малейшее сходство с Генералом».

Подлинность этого письма несколько раз подвергалась сомнению. Дошло до подозрений в том, что это фальшивка, изготовленная нацистскими агентами, чтобы опорочить отца научного коммунизма.

Дочери Карла, особенно Элеанор, которая больше других общалась с Фредди, долгое время были убеждены, что отцом его все-таки был Энгельс. В 1882 году (то есть когда Фредди уже исполнилось тридцать один год) Элеанор напишет Лауре:

«Фредди повел себя со всех сторон достойным восхищения образом, и раздражение Энгельса в отношении него несправедливо, хотя и понятно. Никому из нас, наверное, не понравилось бы встретить свое прошлое во плоти и крови. Я всегда встречаюсь с Фредди с чувством вины, осознавая допущенную в отношении него несправедливость. Жизнь этого человека! Слушая рассказ о ней, я чувствую боль и стыд».

Стало быть, именно чтобы избавиться от этой боли и стыда, переложив их на подлинного виновника, Энгельс на пороге смерти решил раскрыть истину? Такова гипотеза, которую история сочла заслуживающей доверия.

Последние месяцы жизни Карла Маркса тяжелы. Обостряются разом все недуги, от которых он всегда страдал: печеночная недостаточность с вытекающим фурункулезом, воспаление глаз, хронический бронхит (вызванный курением и туманами), геморрой. Смерть жены и дочерей ввергает его в депрессию. Сразу после смерти Женнихен Элеанор едет к отцу с печальным известием. «Я чувствовала, - пишет она, - что везу отцу смертельный приговор».

Ослабевший, опустошенный Маркс проводил последние дни сидя в кресле, с устремленным в пустоту взглядом, грея ноги в горячих ванночках. В середине марта 1883 года, а точнее, в среду 14-го числа, около двух тридцати пополудни, Энгельс, как обычно, поднялся к старому другу. Верная Ленхен встретила его в дверях, сказав, что оставила Карла в кресле «в полусне». Но когда они вошли в комнату, то нашли его мертвым: насколько можно судить, это была спокойная кончина.

Энгельс записал: «Увидев его сегодня вечером лежащим в кровати, с окоченевшим лицом, я не могу представить, что эта гениальная голова перестала обогащать своими могучими идеями пролетарское движение обоих миров».

Несколько дней спустя Маркс был похоронен в дальнем углу Хайгетского кладбища в присутствии одиннадцати человек. Социалистические и рабочие издания сообщили о его уходе со скорбной торжественностью, буржуазные же ограничились скупыми строчками.

Памятник, который сегодня стоит здесь и перед которым можно почтительно склонить голову, независимо от политических взглядов каждого, был поставлен на средства британской и советской коммунистических партий в 1956 году, году десталинизации и победы Хрущева.

Две фразы украшают постамент: знаменитый лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и фраза из «Тезисов о Фейербахе» Маркса (1845 г.):

«Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Политическое британское устройство - Часть 1
  • Маркс и Энгельс в Лондоне
  • Генрих и Карл Маркс в Лондоне
  • Маркс и Энгельс в Лондоне - Часть 1
  • Роберт Эдуард Делл – молодой издатель-социалист
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________