Коллекция сэра Джона Соуна - Часть 1

Коллекция сэра Джона Соуна - Часть 1

Коллекция сэра Джона Соуна - Часть 1В любом путеводителе по Лондону место, о котором я собираюсь рассказать, находится в разделе «Музеи». В действительности это и музей, и не совсем музей. Он является им, потому что содержит множество произведений искусства, собранных с большим терпением и затратой немалых средств. И в то же время не является, потому что эти произведения не были отобраны по научному критерию, как это делается применительно к музейным коллекциям. Их собрал под одной крышей каприз, или если угодно, вкус или слабость к недорогим приобретениям сэра Джона Соуна, архитектора, 1754 года рождения, любителя классицизма и увлеченного коллекционера, жившего в этом доме с 1792 года до самой смерти в 1837 году — году коронации Виктории. Чтобы дать лучшее представление об этой фигуре, скажем, что сэр Джон — человек, преподававший архитектуру в Королевской академии, спроектировавший здание Банка Англии и дом номер 10 по Даунинг-стрит — резиденцию премьер-министра.

В 1833 году сэр Джон добился принятия закона, объявившего его жилище публичным музеем. Собрание, однако, несет на себе сильный отпечаток личности создателя, включая чрезмерное загромождение помещений экспонатами — что, впрочем, придает месту особый колорит. Для тех, кто захочет лично в этом убедиться, сообщаю: дом (или музей) сэра Джона Соуна находится по адресу Линкольнс-Инн-филдс, 13.

Сэр Джон был щедро одарен судьбой на протяжении своей долгой жизни, начавшейся в скромной семье каменщика. У него был немалый архитектурный талант, созвучный вкусам эпохи. В неполных тридцать лет он женился на племяннице и наследнице Джорджа Уайета, одного из самых богатых архитекторов того времени; именно жена сэра Джона в 1802 году сделала нечто, ради чего стоит включить посещение дома в программу осмотра Лондона. О чем речь, я вскоре объясню.

На Линкольнс-Инн-филдс, 13, устраиваются выставки живописи, но есть, разумеется, и постоянная экспозиция картин и классической скульптуры, чаще всего в копиях; среди них — гипсовая копия Аполлона Бельведерского, много слепков. Сэр Джон умел просчитывать световые эффекты. Например, в комнате на втором этаже благодаря изощренной игре зеркал создается удивительная гамма темных оттенков зеленого и красного. На цокольном этаже можно увидеть античный саркофаг, высеченный из огромного каменного блока; тут и там выставлены чертежи и макеты проектов самого Джона Соуна. Во дворе — фрагменты арок из старого Вестминстерского дворца, разрушенного пожаром. Есть еще копии римских капителей в стиле тех follies (причуд), что в конце XVIII века были в особом почете у аристократов. Для любителей follies отмечу попутно, что прекрасный образец этого стиля можно увидеть в садах Кью. Там вы увидите псевдоримскую арку- руину с полуразрушенными (в духе стиля) барельефами, которую сэр Уильям Чемберс построил ради забавы в 1760 году.

Двор своего дома Джон Соун замостил, перемежая крупную речную гальку, утопленную в цемент, и донышки от бутылок порто. Удивительный эффект: полупрозрачное цветное стекло отбрасывает блики на гальку, являя достойный пример реутилизации материалов.

Есть в коллекции и ценные экспонаты, но суть не в них. Самый большой эффект производит собрание в целом, плод ненасытной страсти человека, одержимого демоном собирательства; ради своей страсти он посещал аукционы и рынки, включая подпольные, и не жалел средств. Ощущение, аналогичное тому, что испытываешь, оказавшись на вилле Витториале Д'Аннунцио в Гардоне. Невозможно не почувствовать желание хозяина любой ценой окружить себя «красотами», пусть даже это копии или фрагменты. Разница в том, что в лондонской коллекции экспонаты более высокого уровня.

Раз уж мы подняли эту тему, упомяну об одном образце изысканной экстравагантности — так называемом Лейтон-хаусе, который великий викторианский художник (и президент Королевской академии) Фредерик Лейтон (1830—1896) построил себе в семидесятых годах по адресу Холлэнд-Парк- роуд ради удовлетворения своей прихоти и вкуса к монументальности. В здании находится неплохая коллекция викторианского искусства, но главным побудительным мотивом для визита служат архитектура и декор интерьеров (мозаики, витражи, перила лестниц, деревянные буазери, обои и проч.), начиная с Арабского зала, воссоздающего сказочную атмосферу Востока.

Вернемся, однако, в дом сэра Джона, двери которого были открыты для посетителей еще при его жизни, по строго определенному расписанию, от которого отступали только в случае непогоды — не топтаться же у двери под дождем!

Но что же сделала миссис Соун? Волею судеб в 1802 году она приобрела на аукционе Кристи за 5 фунтов 10 шиллингов серию из восьми полотен под названием «Карьера мота» кисти Уильяма Хогарта. Этой серии суждено было снискать громкую славу, и именно она привлекает сегодня посетителей в почтенный дом-музей.

Полотна выставлены в небольшой комнатке, которая своими габаритами придает особую остроту злоключениям бедного Тома Рэквелла, несчастного героя истории, которая позднее вдохновит Стравинского на создание одноименной оперы-балета.

Уильям Хогарт был крупным живописцем, художником, который привнес в свое ремесло глубокие обновления и, главное, как никто другой, воплотил в себе бесспорные добродетели и многочисленные пороки общества, на заре которого ему выпало жить. Любопытный аспект — он вел исключительно буржуазный образ жизни, не отмеченной ни одним сколько-нибудь драматичным событием, это так не похоже на перипетии итальянских художников XVI века или богемных парижских живописцев семнадцатого столетия. Именно поэтому заслуживает внимания его биография, достаточно показательная для эпохи зарождения буржуазного духа. Вот что сам Хогарт писал о своей работе:

«Постоянное изменение нравов позволило мне вводить новых персонажей, которые, будучи взяты из повседневной жизни, имеют больше шансов получиться менее пресными, чем те, что постоянно повторяются в старых историях».

Родился он 10 ноября 1697 года в Лондоне, в семье обнищавшего интеллектуала, и ему пришлось зарабатывать на хлеб самым разным ремеслом. Хогарт был и преподавателем некоей дисциплины, и корректором (из чего можно сделать вывод о его хорошей грамотности), и редактором словарей, и, наконец, учеником в мастерской резчика по серебру. Этого резчика звали Эллис Гэмбл, и он, наверное, даже представить не мог, что в XXI веке кто-то еще будет помнить о нем. Мастерская Гэмбла под вывеской «Золотой ангел» располагалась на Крэнбурн-стрит. Юный Уильям Хогарт очень скоро осознал свое признание и, когда мистер Гэмбл разорился, открыл собственное дело. Ему чуть больше двадцати, но он уже раздает знакомым и незнакомым людям визитки «У. Хогарт. Гравер».

У резчика по серебру он научился азам мастерства, можно даже сказать, превзошел самого мистера Гэмбла.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Хогарт в Лондоне
  • Влияние Хогарта на английскую живопись
  • Скульптура и живопись Великобритании
  • Хогарт и Великобритания
  • Коллекция сэра Джона Соуна - Часть 2
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________