Лондон и Дефо...

Лондон и Дефо...

Лондон и Дефо...Среди многочисленных романов, вращающихся вокруг темы проституции, можно упомянуть и «Молль Флендерс» Даниэля Дефо, полное название которого «Радости и горести знаменитой Молль Флендерс» (1722). Дефо помнят главным образом как автора «Робинзона Крузо», но на самом деле он опубликовал, как это ни невероятно звучит, четыреста текстов!

В «Молль Флендерс» рассказывается от первого лица воображаемая биография авантюристки и проститутки, пять раз побывавшей замужем, в том числе за собственным братом, профессиональной воровки, сосланной в Виргинию, а под конец жизни богатой приличной дамы. В основу романа была положена (хотя и порядком переработанная) история жизни одной воровки, умершей в Лондоне в 1659 году и ставшей героиней городского фольклора.

Любопытно складывалась жизнь и у самого Дефо. Он был сыном мелкого торговца родом из Нидерландов, которого звали Джеймс Фо. Когда Даниэлю было около сорока и он уже опубликовал кое-какие из своих произведений, ему пришло в голову ставить перед своей фамилией приставку Де, которая, как в итальянском и французском языках, намекала на якобы благородное происхождение. Ему было почти шестьдесят, когда в 1719 году он издаст «Робинзона Крузо», к этому времени у него за плечами имелся немалый опыт предпринимателя, политического информатора, журналиста и публициста. Благодаря романам, в том числе «Молль Флендерс», Дефо скопил приличную сумму, но деньги впоследствии таинственным образом исчезли, и умер он в бедности и одиночестве в съемной комнате в Лондоне в 1731 году, в семьдесят с небольшим лет. Его жизнь — еще один возможный вариант биографии буржуа.

Следующее произведение, связанное с похождениями проститутки, — «Фанни Хилл» (1749) Джона Клеланда, история, больше известная под названием «Мемуары женщины для утех». Клеланд, как и Дефо, не понаслышке знал тюрьму, и именно в камере (попав в нее за долги) он написал свой считающийся прототипом эротической литературы роман, балансирующий на грани с порнографией. Произведение снискало успех, но многочисленные переиздания в разной степени подвергались цензурной чистке в самых смелых пассажах. Писателю, обвиненному в непристойном сочинительстве, пришлось пережить судебной процесс, в результате которого он был оправдан. Может быть, сыграли роль его слова о том, что написал он эту книгу лишь потому, что нуждался в деньгах. И действительно, некоторые сцены были настолько скабрезными, что в 1963 году, когда текст был опубликован в Англии в оригинальной версии, полиция распорядилась изъять тираж. Надо добавить, что Клеланд написал еще четыре эротических романа, имевших меньший успех; умер он тоже бедным в возрасте семидесяти девяти лет.

Безусловно, Хогарт испытывал влияние этой литературы, ищущей вдохновения на дне общества. Не забывайте, что это были времена, когда нищета и богатство шли рука об руку, часто даже в большей степени, нежели сегодня. Отсутствие уверенности в завтрашнем дне толкало бедных на разного рода преступления, в том числе против нравственности. Но и богатые не могли чувствовать себя в полной безопасности. В безжалостном обществе, лишенном гарантий, где начал свою безудержную гонку «хищный дух» капитализма, удар судьбы мог внезапно и безвозвратно разрушить все. Перед мужчинами могла открыться бездна попрошайничества или преступности, перед женщинами — омут торговли собственным телом.

Однако как в буржуазном мире, так и на дне появлялись вызывающие восхищение фигуры. Благодаря своим талантам они каким-то образом сумели утвердиться. Имя великого мошенника, о котором пойдет речь ниже, уже встречалось на страницах этой книги, в главе «Призрак в ночи». Речь идет о Джонатане Уайльде.

Уайльд одним из первых понял, что в мире, основой движущей силой которого являются деньги, криминальная деятельность может принести гораздо больший доход, нежели законная. Остается только найти зазоры, оставленные несовершенством законов и людскими слабостями, чтобы жить в достатке и без излишних рисков.

Этот человек родился в 1682 году в провинциальном городке в Стаффордшире и рано, с пятнадцати лет, начал работать помощником мастерового. Потом он женился, у него родился сын... Казалось, его ожидает такая же безрадостная участь, как других. Однако по неизвестным нам причинам, спустя несколько месяцев после рождения ребенка, Джонатан оставляет семью и отправляется в Лондон, где сходится с некоей Мэри Миллинер, развратной девицей, искушенной в плотских грехах. Выгода этого распутного альянса состояла в том, что Джонатан, живя с ней, раскрыл в себе подлинное призвание. Наделенный изощренным умом и напрочь лишенный моральных предрассудков, он становится своего рода консультантом многочисленных взломщиков, карманников и грабителей, которым столица предоставляет благодатную почву для деятельности.

Незадолго до его появления в Лондоне парламент одобрил закон, рассматривавший скупку краденого как преступление. Одним словам, тот, кто покупал товар, зная о его незаконном происхождении, подпадал под уголовную ответственность. Этот закон, которого давно ждали, призван был стать преградой на пути криминальной торговли, шедшей параллельно законной. И Уайльд понял, что, опираясь на этот закон, он и сможет сделать себе состояние.

Великолепное знание воровского мира и авторитет, который он заработал в глазах криминальных элементов, послужили тому, что Джонатан без труда мог узнать, когда и в чьем доме совершалась кража и что именно было похищено. Если дело того стоило, он скупал краденое, а далее начинался спектакль.

Облачившись в свой лучший костюм, Джонатан являлся в дом потерпевшего и держал перед ним примерно такую речь:

Досточтимый сударь, сложилось так, что я узнал о том, что вас обокрали. Один мой друг, честнейший торговец, получил предложение купить кое-какие ценные вещи. Он спросил у меня совета, но, поскольку у меня возникли подозрения, я рекомендовал ему приостановить переговоры. Не исключено, что некоторые предметы принадлежат именно вам. Если так оно и есть, то вы, слава богу, могли бы получить их назад. Разумеется, дело это деликатное, и следует сохранять максимальную конфиденциальность, либо все может расстроиться...

Кто, лишившись ценных или просто дорогих сердцу вещей, не принял бы подобное соглашение? В тех редких случаях, когда в ответ слышались оскорбления или угрозы, Джонатан, не смущаясь, парировал:

Сударь, я пришел, чтобы помочь вам, но вижу, что вы реагируете очень болезненно. Уверяю вас, напрасно! Как бы то ни было, меня зовут Джонатан Уайльд, я живу на Кок-элли, Криппгейт, и вы найдете меня там в любое время. Всего доброго. — И с оскорбленным видом удалялся.

Дела пошли так хорошо, что через несколько месяцев роли поменялись. Теперь уже не Уайльд шел к пострадавшим, а они к нему, умоляя о помощи. Он принимал их со всеми формальностями следственной процедуры: подробно осведомлялся об обстоятельствах кражи, о ценности предметов, о возможных подозреваемых и о любых других деталях, которые могли бы ему «помочь в поиске». Чаще всего этот пройдоха уже все знал и с удовольствием разыгрывал спектакль; иногда он и правда не знал о краже, и в таком случае осведомители криминального мира получали серьезное внушение за то, что его вовремя не поставили в известность. Широкая сеть сообщников включала, кстати, не только преступников, но представителей законности, от судей до полицейских чинов.

Джонатан был приятным собеседником, щедрым и пунктуальным в том, что касалось оплаты. Однако его громадные заработки у многих стали вызывать зависть, а это всегда чревато. Серия взаимных вендетт подпортила кое с кем отношения, а самые строптивые из воров оказались на виселице, им же и выданные. Когда сумма неприязни возобладала над числом сообщников, Уайльд понял, что над его головой нависла опасность, и скрылся из виду.

По прошествии нескольких недель кто-то проинформировал его, что буря утихла и он может вернуться домой. Но это была ловушка. Как только Джонатан переступил порог своего дома, его арестовали. Произошло это 15 февраля 1725 года.

Процесс начался в Олд-Бейли в следующую среду, 24 февраля. Несколько свидетелей под присягой разоблачили интриги, устроенные обвиняемым; суд присяжных признал Джонатана Уальда виновным с обычным для того времени приговором: повешение. Джонатан попытался избегнуть казни, выпив лауданум, но выжил; единственный результат этой попытки суицида — оглушенное состояние, в каком его вывели на виселицу.

Ненависть к пройдохе была столь сильна, что из толпы в него полетел град камней, столь частый, что рисковали здоровьем сопровождавшие его стражники. В тот день казнили четверых или пятерых преступников; палач решил оставить Уайльда последним, чтобы тот немного пришел в себя на свежем воздухе. Но когда толпа зашумела, требуя казни, палач поспешил удовлетворить ее требование. Случилось это 24 мая, Уайльду было сорок три года.

В последней воле он попросил похоронить его на кладбище церкви Святого Панкратия, рядом с третьей женой Элизабет Мэнн, и его просьба была исполнена. Однако несколько дней спустя могила была осквернена и тело исчезло, почти наверняка похищенное одним из тех «охотников за трупами», которые добывали материал для практики по анатомии. Где оказалось тело (по крайней мере, скелет), мы в любом случае знаем: кто хочет, может лицезреть его за стеклом музейного шкафа в зловещей коллекции доктора Хантера.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Сахарная лихорадка в Британии
  • Дефо, Бернс и другие культурные деятели эпохи Просвещения
  • Влияние Хогарта на английскую живопись
  • Преступления и наказания в Лондоне / Часть 2
  • Неизвестный Хогарт и его роль в Британии
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________