Неизвестный Хогарт и его роль в Британии

Неизвестный Хогарт и его роль в Британии

Неизвестный Хогарт и его роль в БританииГоворя о произведениях Хогарта, некоторые критики отмечают высокую степень проработки деталей, считая их «достойными кисти голландского художника». Именно фламандские мастера, с их доскональным воссозданием интерьеров, детальной прорисовкой костюмов и предметов, достигли в этой области художественных (и «повествовательных») вершин. В том числе и потому, что итальянцы, не затронутые до поры до времени потоком «обужуазивания» жизни, совершенствовали свое мастерство в других живописных жанрах.

«Робинзон Крузо» — первый текст, в котором повседневные действия обычного человека становятся объектом пристального писательского внимания. Молль Флендерс изъясняется языком простого человека; испорченный язык становится еще одним ее отличительным признаком. Создавая «Тома Джонса», Генри Филдинг добавил романному жанру важную черту — авантюрную интригу. Живопись Уильяма Хогарта также полна авантюрных сюжетов. Вернее, она ими изобилует настолько, что это позволило кому-то сказать, что Хогарт, ни много ни мало, прародитель романа-комикса.

Социальная сатира — другой отличительный элемент этих произведений. Джонатан Свифт (1667—1745), автор «Путешествий Гулливера», в своем знаменитом «Скромном предложении во избежание того, чтобы дети бедняков становились обузой для своих родителей» доходит до крайности. В чем заключалось скромное предложение, хорошо известно: облегчить участь бедных родителей, дав им разрешение продавать богачам своих детей, чтобы те пустили их на еду. Это облеченное в форму сарказма суровое обличение, которым Свифт (ирландец по происхождению) обращал внимание на ужасную нищету его земли.

Любопытное попутное замечание: Свифт, помимо прочего, автор слова «Yahoo», которое не только имя мощной поисковой системы, но и название, придуманное им для людей-дикарей, населяющих в «Путешествиях Гулливера» страну разумных лошадей.

Еще одним признаком «буржуазной» литературы в описываемые годы становится сатира, известная древним латинянам, которые, более того, приписывали себе ее авторство (Saturn tota nostra est), хотя со временем и подрастеряли навыки к ней. Сатира означает возможность пригвоздить к позорному столбу, из предосторожности прибегнув к маскировке, изъяны власти; это один из ингредиентов демократии, один из индикаторов ее нормального функционирования. Сатира предполагает сильную власть, но вместе с тем и наличие сил, способных держать ее под наблюдением, а при необходимости и карать. Если инкарнацией власти является человек с сильным характером, способный осуществлять политический контроль, но заносчивый настолько, что не дает себе труда скрывать собственные недостатки, то в свободной стране автоматически создается почва для сатиры. Был ли в Англии такой человек в описываемые года? Был.

Человек, являющейся знаковой фигурой не только в политике, но и в духовной атмосфере тех лет, — это Роберт Уол- пол, граф Оксфорд (1676—1745). Отпрыск знатной фамилии, с прекрасным образованием за плечами, он совершает стремительный взлет, став депутатом от партии вигов в двадцать четыре года, военным министром в тридцать два и казначеем морского флота двумя годами позже. За взлетом последует столь же стремительное падение. Когда тори начнут лидировать, Уолпол потеряет кресло, попадет под суд за коррупцию, и на некоторое время его заключат в Тауэр.

Потом ветер снова меняется. На королеве Анне завершается правление династии Стюартов, их сменяют Ганноверы, и при Георге I Уолпол вновь начинает восхождение, поддерживаемый вигами, среди которых, однако, происходит раскол, вынудивший Уолпола перейти в оппозицию. Когда разразился скандал с South Sea Company, древо вигов сотряслось до самых корней, но Уолпол, крепко ухватившись за ствол, сумел удержаться, более того, в 1721 году он снова лорд-канцлер и канцлер казначейства. Хотя Уолпол и не носит титул премьер-министра, но фактически выполняет его функции. Гений демагогии позволяет ему, несмотря на высокий пост, оставить за собой кресло в палате общин, хотя согласно традиции он должен был перейти в палату лордов. Этот жест был благосклонно принят, плюс к тому именно палата общин осуществляла контроль за государственным бюджетом, а это немаловажное преимущество.

Надувательская пирамида «Южных морей» и катастрофические последствия ее развала не стали печальным финалом постреволюционной Англии. Наоборот, это начало периода процветания, торжества вульгарности и духа делячества, характеризующих вторую половину XVIII века. Если позволено делать сравнения (они всегда спорны, но иногда полезны), годы правления Георга I и Георга II Ганновера напоминают время беспечной и коррумпированной Третьей республики во Франции после Седана. Или, если продолжить сравнение, столь же беспечную и коррумпированную Италию восьмидесятых годов XX века, непосредственно накануне «Tangen-topoli»: «Корабль плывет», как говорили в Италии, не задаваясь вопросом о том, откуда берется горючее.

Беззастенчивость Роберта Уолпола является отличительным признаком эпохи. Он ввязывается в интриги власти и выходит из них с уверенностью политика, знающего повороты фортуны. Его судят за коррупцию, потому что он коррумпирован, но не в вульгарном смысле мелкого политика, кладущего в карман стопку денег, чтобы обеспечить достойное существование семье. Его видение коррупции грандиозно; когда он заявляет, что «всякая совесть имеет свою цену», он делает это с высокомерной уверенностью того, кто знает человеческую душу, и того, кто может рассчитывать на прочную поддержку парламента, благосклонность суда, на неиссякающий поток «клиентов» и в конечном счете — на совершенную убежденность в том, что его действия, каковы бы ни были используемые инструменты, преследует цель всеобщего блага.

Общественное мнение улавливает, узнает, чует это беззастенчивое манипулирование деньгами. Джон Гей в своей «Опере нищего» изображает двор Георга II как некий разбойничий притон; Генри Филдинг проводит прозрачную параллель между сэром Робертом Уолполом и заправилой преступного мира Джонатаном Уайльдом; Александр Поуп в «Дунсиаде» обличает нравы, используя, как обычно, аллегорическую метафору, Свифт — отправляя своего Гулливера странствовать по землям, чей уродливый облик есть зеркало аморальности британцев. Если верить им, Англия превратилась в страну, где никто не сможет отличить аристократа, политика, буржуа от обыкновенного карманного вора. Может, это и преувеличение, но, как известно, художники не могут без гипербол.

После смерти тестя в 1734 году Хогарт получает в наследство его художественный инвентарь и решает открыть академию, в которой молодые таланты могли бы практиковаться, делая копии с оригиналов. Условие членства — уплата взноса с получением права голоса по любому решению, касающемуся ассоциации. Инновационные критерии, не утратившие актуальности и по сей день. Жизнерадостный весельчак, вместе с группой приятелей Хогарт учреждает общество под названием «Высокое общество бифштексов» (Sublime Society of Beef Steaks), шутливый лозунг которого звучал так: «Бифштексы и свобода». Как настоящий профессионал, он совместно с другими художниками направляет в парламент петицию с требованием запрета тиражировать гравюры без согласия автора. Пятнадцатого мая 1736 года парламент одобряет соответствующий закон, получивший название «Закон Хогарта», эмбрион того, что впоследствии станет институтом авторского права.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Хогарт в Лондоне
  • Влияние Хогарта на английскую живопись
  • Хогарт и Великобритания
  • Дефо, Бернс и другие культурные деятели эпохи Просвещения
  • Англия в XVIII в. Начало промышленного переворота
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________