Медицинский музей и история английских госпиталей

Медицинский музей и история английских госпиталей

Медицинский музей и история английских госпиталей

Медицинский музей и история английских госпиталейВ одном из корпусов новой больницы Сент-Томас на улице, куда редко заглядывают туристы (Лэмбет-Палас-роуд, 2), находится любопытный музей. Его стоит посетить тем, кто интересуется историей медицины, и в особенности неординарной фигурой Флоренс Найтингейл, женщины, создавшей службу медицинских сестер и, шире, больницу в современном представлении. В залах музея представлены документы, предметы, фотографии, костюмы, медицинские инструменты эпохи Крымской войны в ее санитарно-больничном аспекте. Существует и еще один памятник, посвященный той войне. Он расположен на Ватерлоо-плейс и увековечивает память тысяч погибших на ней солдат. Некоторые его элементы из бронзы были переплавлены из русских пушек, захваченных в Севастополе. На постаменте присутствует фигура Флоренс, изображенной в виде The Lady with a lamp — Дамы со светильником, и скоро мы узнаем, чему обязан этот благородный эпитет.

Что представляли из себя госпитали середины XIX века, даже вне драматических военных обстоятельств, долго объяснять не надо: рассадники заразы, чаще верный путь к могиле, нежели надежда на выздоровление. До рождения больничной системы, достойной этого имени, лечебницы принадлежали благотворительным учреждениям или местным властям. Но даже после того, как стали появляться настоящие больницы, далеко не все больные имели возможность попасть туда на лечение. Дети, неизлечимые и заразные больные, беременные женщины, сумасшедшие, как правило, получали отказ и были вынуждены возвращаться домой ни с чем или обивать другие пороги в надежде на более сочувственный прием.

Местные власти, как правило, брали на себя содержание домов призрения с имеющейся при них санитарной службой, сумасшедших домов и больниц-изоляторов для заразных или эпидемических болезней. Неудовлетворительный уровень гигиены, незнание антисептических процедур, даже сама одежда врачей и санитаров, осуществлявших лечебные процедуры и операции не меняя платья, — все это были потенциальные патогенные факторы. Зачастую именно в больницах и вблизи них легче всего было подхватить инфекцию. До середины XIX века преобладала теория о том, что болезни передаются через нездоровый воздух (миазмы), стоячую воду, выгребные ямы. Полагали, что спустя какое-то время стены и потолки больничных помещений пропитываются mephitic odours — зловониями, превращающимися в источник инфекции. Большие палаты или коридоры со множеством коек считались оптимальными, еще лучше, если имелись окна на обе стороны, чтобы легче было проветривать помещения. И наоборот, следовало избегать маленьких помещений, которые при загруженности наполнялись тошнотворными запахами.

Понимание того, что подлинными переносчиками болезни могут быть микроорганизмы, приходит только в 1850-х годах, и тому, чтобы эта гипотеза была принята всерьез и подвергнута проверке, послужила догадка одного венгерского гинеколога. Его звали Игнац Филипп Семмельвейс (1818— 1865), он работал в венской больнице, где гинекологическое отделение соседствовало с залом для вскрытий. Нередко бывало так, что врачи сразу после вскрытия тела, даже не вымыв рук, совершали осмотры недавно родивших женщин, соответственно имевших еще не затянувшиеся разрывы. Почти всегда именно несущие инфекцию руки вызывали так называемую родильную горячку, обрывавшую жизни многих. Высказав свое предположение, Семмельвейс подвергся резкой критике, но это не поколебало его убеждения; введенные им профилактические меры в конце концов доказали его правоту, хотя по жестокой иронии судьбы он сам скончался в возрасте всего лишь сорока семи лет, получив заражение крови во время хирургической операции.

В старом здании больницы Сент-Томас, которая находится все на том же южном берегу Темзы, но в некотором отдалении от нового корпуса, можно пополнить эти сведения, посетив, вероятно, старейший в Европе Старый анатомический театр (The Old Operating Theatre). Он был открыт в 1821 году и действовал на протяжении сорока с лишним лет. Затем больница переехала в другой корпус, а старое здание было частично снесено. Лишь по воле случая в пятидесятые годы в чердачных помещениях был обнаружен старинный операционный амфитеатр, ныне превращенный в музей. Сюда ведет узенькая винтовая лестница. Зал невелик, стены желтоватого цвета; вид операционного стола леденит душу: это деревянная доска, пол под которой присыпан стружкой, чтобы впитывать кровь; выставленные здесь хирургические инструменты больше напоминают орудия пыток. Хирурги проводили операцию, заглушая болевые ощущения пациента алкоголем, опием или мандрагорой. Лишь к середине века будут открыты анестезирующие свойства серного эфира. А до тех пор на операциях присутствовали три-четыре человека крепкого телосложения, которые должны были удерживать в максимально неподвижном положении извивающегося от боли несчастного. К примеру, доктор Роберт Листон с гордостью сообщал, что сумел 21 декабря 1846 года ампутировать ногу некоему Фредерику Черчиллю всего за тридцать шесть секунд.

Большей же частью перемен, произошедших в области условий госпитализации и ухода за больными, мы обязаны женщине. Она носила изящное имя Флоренс и столь же изящную фамилию Найтингейл, что в переводе с английского значит «соловей».

Имя свое она получила потому, что родилась во Флоренции, 12 мая 1820 года, в очень состоятельной семье, часто бывавшей в Италии. Ее сестру, родившуюся в Неаполе, назвали Партенопе. Очевидно, миссис Найтингейл без страха пускалась в путешествия даже будучи беременной, или, как минимум, не ощущала необходимости возвращаться на родину, в Англию, когда узнавала, что ожидает ребенка, — и это несмотря на оставленные многими путешественниками жуткие описания царившей в Италии, особенно на юге страны, антисанитарии.

Очень скоро стало понятно, что Флоренс не такая, как другие. В феврале 1837 года, в неполных семнадцать лет, она записала в своем дневнике: «Господь говорил со мной, призвав служить Ему».

Семья Найтингейл принадлежала к унитарной церкви, но, повзрослев, Флоренс перешла в англиканство. Какое-то время ее привлекало и католичество, но пугала запутанная теология Римской церкви, и в конце концов она от нее отошла.

Она никогда не была обручена и не выходила замуж; за ней ухаживал один молодой влюбленный, и Флоренс отвечала ему взаимностью, но в итоге решила отказаться от любви. Вполне вероятно, как предполагают ее биографы, она умерла девственницей, возможно унеся с собой в могилу потаенные лесбийские наклонности.

Флоренс не раз говорила, что имела видения, время от времени она впадала в подобие гипнотического транса — возможно, это были синдромы эпилепсии. В 1844 году она «услышала», что ее подлинное призвание — забота о больных.

Несколькими годами позже родители Флоренс, обеспокоенные состоянием здоровья дочери, отправили ее на обучение и отдых в Египет. 

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Лорд Альфред Теннисон
  • Герои английских войн и баталий
  • Результаты английских войн
  • Реформа в Англии 1832 года
  • Восставший из пепла собор Святого Павла
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________