лорд Лукан и прочие "герои" английских войн

лорд Лукан и прочие "герои" английских войн

лорд Лукан и прочие "герои" английских войнЕще один двусмысленный герой того дня — лорд Лукан, лысый, высокий и худой человек, не отличавшийся особенным умом. Это был фанфарон, вызывавший отвращение постоянным бахвальством. Лорд Лукан командовал бригадой тяжелой кавалерии и одновременно был непосредственным командиром лорда Кардигана. Два графа были шуринами и ненавидели друг друга со всей силой своего взрывного темперамента. Лорд Лукан, описанный современниками как человек вспыльчивый и надменный, вернулся к боевому командованию после многих лет штабной службы. Обнаружив, что тем временем поменялась система условных сигналов, он потребовал, чтобы его люди выучили старую систему, не желая утруждать себя освоением новой.

Последнее действующее лицо — молодой капитан Льюис Эдвард Нолан, фигура менее значительная, чем другие, но именно его действия в какой-то момент оказались решающими. Он был столь искусным кавалеристом, что у него под седлом красовалась тигровая шкура. Нолан был также известен тем, что публично назвал графов Кардигана и Лукана парой круглых идиотов.

Посмотрим, как развивались события. Лорд Реглан из расположенного на высоте штаба увидел, что русские захватили несколько английских пушек и вот-вот заберут их с собой. Тогда он спешно продиктовал адъютанту приказ, который тот записал карандашом: «Лорд Реглан требует, чтобы кавалерия быстро выдвинулась вперед и постаралась помешать врагу увезти пушки. Французская кавалерия у вас с левого фланга. Немедленно приступайте».

Кому поручить передачу столь срочного приказа? Вокруг Реглана несколько адъютантов и вестовых, но его взгляд падает на яркий пламенно-красный мундир Нолана, которому он и решает доверить послание для лорда Лукана.

Нолан театрально вскакивает на коня и галопом пускается вперед. Граф Лукан читает приказ и неверно его понимает. С его позиции единственные пушки, которые попадают в поле зрения, — русские, на противоположном краю долины, примерно на расстоянии двух километров. Лукан не настолько глуп, чтобы не сообразить: этот приказ, сформулированный столь опасно общо, лишен смысла. Атаковать в упор артиллерийские позиции означает идти на верную смерть. Лукан несколько раз перечитывает листок и спрашивает капитана: «Что атаковать, какие пушки, сэр?» Нолан показывает рукой в сторону долины и отвечает: «Взгляните на своего врага, лорд. Взгляните на его пушки».

Тогда Лукан велит капитану передать приказ лорду Кардигану, командующему бригадой, которая, по его мнению, и должна исполнить его. Кардиган также вначале возражает, замечая, что речь идет не только о фронтальной атаке против артиллерийских укреплений — люди и кони против десятков пушечных стволов! — но и о том, что русские позиции по бокам защищены другими пушками и стрелковыми линиями. Кардиган, резонно озадаченный, обращает внимание, что выполнить этот абсурдный приказ означает уничтожить бригаду. Нолан сухо отвечает: «Таков приказ».

Беспощадный капитан Нолан с верхней точки обзора, где расположен штаб, не мог не видеть пушки, которые на самом деле имел в виду лорд Реглан, но то ли по прихоти, то ли из желания спровоцировать скандал не пожелал прояснить ситуацию. Более того, он спросил лорда Кардигана, не боится ли тот, случаем, выступить в атаку согласно приказу. Кардиган в ярости ответил, что, если выйдет живым из боя, передаст Нолана в военный трибунал за оскорбление. На этот раз он имел на то основания, но, как мы сейчас увидим, ему не придется исполнить угрозу.

Итак, граф приказывает своим шестистам кавалеристам оседлать коней и выстроиться в боевом порядке. Примерно в два часа дня 25 октября 1854 года трубит сигнал к наступлению, и кавалерийская бригада пускается галопом, сотрясая землю тысячами подков.

Бригада состояла из пяти кавалерийских полков. Официально считают, что в атаке участвовали 673 человека, но эта цифра условная, поскольку точная численность частей никогда не уточнялась; примерно половина была убита. Лорд Кардиган, поскакавший во главе бригады, добрался живым до вражеских линий. Натиск и безумная дерзость атаки были таковы, что русские не сразу ответили огнем, и это, так сказать, несколько сократило потери. Одним из первых погиб капитан Нолан, раненный в грудь осколком снаряда. Очевидцы рассказывали, что перед тем, как упасть, он лихорадочно вращал палашом в направлении высот, где русские собирались овладеть английскими орудиями. Кто-то интерпретировал этот жест как желание перед смертью указать лорду Кардигану истинную цель атаки.

Под напором англичан многие русские артиллеристы пустились в бегство. Тех, что остались, безжалостно посекли палашами. Лорд Кардиган проявил храбрость, несмотря на полученное легкое ранение. Вскоре в действие вступила английская артиллерия, но и русская конница попыталась предпринять контратаку. Вмешательство нескольких французских эскадронов окончательно разрешило ситуацию в пользу союзников.

Один из немногих офицеров, сумевших вернуться на базу не только живым, но и в своем седле, лейтенант Перси Смит, напишет потом, что из его 13-го драгунского полка осталось в живых лишь несколько человек, причем один из них вернулся верхом на русском коне, захваченном у противника после того, как его собственный конь был убит: «Всего из полка остались в живых один офицер, я, и четырнадцать кавалеристов».

Из сотни эпизодов того дня один особенно точно описывает безумную атмосферу боя, в которой смешались трагедия и фарс. Возвращаясь к своим линиям, лейтенант Смит натолкнулся на другого молодого офицера, лейтенанта Чемберле- на, обессиленно опустившегося на землю рядом со своим убитым конем. Чемберлен спрашивает его, как быть. Смит советует снять седло и сбрую и возвращаться в часть пешком: «Другого коня ты найдешь без труда, а вот доброе седло найти труднее». Чемберлен следует совету, снимает седло и, держа его на голове, идет в направлении английских линий. Тем временем по полю носятся конные казаки, грабя мертвецов и добивая шашками раненых. В этом кошмаре пеший лейтенант все же спасся, вероятно потому, что, почти целиком скрытый под седлом и сбруей, был принят рыскающими в поисках добычи казаками за своего же товарища.

Атака и возвращение на позиции в общей сложности заняли менее часа; в эти несколько десятков минут была написана одна из самых памятных страниц человеческого героизма и глупости.

Военные историки не раз задавались вопросами, которые диктует и простой здравый смысл: если бы первоначальный приказ Реглана был более точным, если бы Лукан послал кого- нибудь за разъяснениями в штаб, если бы капитан Нолан, в конце, когда уже было слишком поздно, указавший верное направление атаки, не повел безответственную игру жизнями стольких людей, если бы... если бы...

Когда Кардиган в изнеможении вернулся на позиции, Реглан в ярости вызвал его, чтобы спросить, не лишился ли он, часом, ума. Граф ответил, что получил прямой приказ, подтвержденный также словесно, от своего командира лорда Лу- кана. Тогда Реглан гневно обрушился на Лукана, на что тот ответил, что потребовал разъяснений у человека, посланного штабом, а именно у капитана Нолана, погибшего в этом бою. Абсурдная цепочка недоразумений, в которой единственным виновным Реглан пожелал видеть Нолана.

________________________________________________________________________


________________________________________________________________________

Материалы по теме:

  • Герои английских войн и баталий
  • Нельсон и Лондон - Часть 2
  • Запрет сати
  • Влияние Нельсона на Лондон - Часть 2
  • Английские военные компании - Часть 1
  • ________________________________________________________________________

    Оцените данный материал:

       Оценка: 5/10. Голосов: 1
    ________________________________________________________________________

    экскурсии в лондоне ________________________________________________________________________

    У нас самые интересные группы в социальных сетях. Присоединяйтесь!

    ________________________________________________________________________